В 1994 — 1995 годах ТВ2 выпускало программу "Лексикон". Основным содержанием программы был разговор со случайными незнакомыми собеседниками на улицах города. Авторы программы спрашивали разное: что такое свобода, счастье, боятся ли люди смерти, как относятся власти, кто для них свои, кто чужие. Каждый раз с авторами программы на эти темы говорило несколько десятков человек.

Всего в эфир ТВ2 вышло порядка тридцати программ. Почти все они сохранились в архиве телекомпании. И таким образом в нашем распоряжении есть уникальный источник о том, что думали люди в 90-е о самых разных вещах. Люди отвечали живо, честно, откровенно. Нам захотелось возродить это время и вновь окунуться в 90-е. Поэтому мы приправили ответы людей реалиями тех лет и приглашаем вас в 90-е вместе с нами.

— Вы патриотка?
— Пожалуй, да. Я старой закалки человек.

— Вы патриот?
— Я отношу себя к патриотам земли. Это слишком высокая, конечно, для себя сказана оценка. Считаю, что Сибирь и Россия — разные вещи. И мы более умные, чем как сейчас придумано. Россияне. Местный патриотизм.
— А было движение такое областничество, как вы к нему относитесь?
— Смысла в разделении границ я не вижу, потому что экономически мы повязаны. Поэтому дележка такая не должна быть. Но сибирский патриотизм имеет смысл.

— Вы патриотка?
— Наверное уже нет.
— Почему?
— Уже устала.
— От патриотизма?
— Нет. От жизни такой.

— Вы патриотка?
— Я уже старая старушка. Какой из меня патриот.
— В старости невозможно испытывать патриотические чувства?
— Нет, конечно.

— Вы патриот?
— Возможно.
— В каком смысле?
— Я живу честно, не ворую.


Yupi, Zuko и Invite
День рожденья не был на праздник похож… пока на постсоветском рынке не появились чилийские пакетики с цветными порошками Yupi и Zuko, а также отечественный аналог Invite, все помнят слоган "Просто добавь воды". Порошки нужно было разводить в воде, чтобы получился напиток. Однако его использовали по-разному. Кроме того что пакетики с разноцветными порошками сопровождали каждый детский праздник, родители использовали его в "отвертке", а дети скидывались, чтобы съесть порошок в сухомятку и раскрасить язык в ярко желтый, красный или фиолетовый цвета. Некоторые предприимчивые люди даже использовали пакетики с сухим напитком на пасху, чтобы красить яйца.
— А вы патриот чего?

— Патриот своей страны, наверное. России.

— Патриот своего города. Это мой родной город, я здесь родился, и он мне очень нравится.

— Если говорить об ощущении Родины, то наверное, я гражданин той деревни Майганы, где я родился.

— Семьи и работы. Родины? Ну такой, как есть, наверное, сложно сказать.

— Больше к Томску патриотизма, чем к России в общем. Потому что в России у нас почему-то много посторонних людей. Переселенцев. Я считаю, они мешают нам жить.

Я думаю, патриотизм – это в своей основе биологическое чувство. Это чувство своей сопричастности какой-то территории. Территории и сообществу, которое на этой территории живет. Это очень четко прослеживается в мире высших приматов и вообще животных. Человек унаследовал эту привязанность к определенной территории обитания. И в этом смысле каждый человеческий народ, каждый этнос – это популяция, которая не только сознательно, но и бессознательно связана с тем местом, где живет.

Потом у людей патриотизм постепенно развивается иначе, получает рефлексию, становится сознательным. Но на ранних стадиях истории человека патриотизм принимает такие достаточно причудливые формы. Вот, например, в Новой Гвинее до недавнего времени практиковался такой обычай, традиция такая распространенная… В этнографии она называется патрофагия. Патрофагия – это частичное или полное поедание тела родителя. Это не дикость, не какой-то гастрономический изыск, не вывих в сознании человека. Так люди архаичного сообщества выражали свою привязанность к предкам. Они не понимали, как можно тело умершего родителя осквернить погребением в землю. И тело умершего предка они хотя бы частично поедали и приобщали к своей плоти. Как некогда они были частью плоти
родителей, так родители становились их плотью. Очень интимное переживание любви к предкам. Не расставаться с ними даже частью своей плоти. Поэтому патрофагия – это первичная и для того общества высшая форма патриотизма.

Не нашел такого примера, чтобы в какой-нибудь другой культуре мира было возможно такое, как в России XIX века, отрицательное отношение к своей стране. Такое самоедство. Как у Чаадаева. Как у его младших современников, у славянофилов, западников.Такая любовь к стране через мучение. То, что потом стало достоевщиной. Через самокопание, самоанализ, отрицание этой страны, осмеивание ее. Я не вспомнил никакой другой культуры, которая была бы так требовательна к себе. И, как ни странно, вся эта требовательность и странная любовь к Отчизне оказались бесплодными. Никак это не отразилось в народной культуре и, по-моему, ни к каким результатам не привело. Урок не впрок оказался.

Андрей Сагалаев
этнолог
Водка Rasputin

Распутин. Не только друг исоветник царской семьи Романовых рубежа XIX - XX веков, но и бутылка водки в России 90-х. Если повертеть бутылку в руках, с этикетки вам подмигивает провидец. Водка создана в 1989 году на немецком предприятии в самом северном городе страны, находящемся на расстоянии 500 метров от датской границы — Фленсбурге. Владельцем марки является компания Dethleffsen.

Шутка 90-х: если Распутин подмигивает без наклона бутылки — значит, ты уже выпил достаточно.

История компании началась в 1738 году, когда немецкий предприниматель Кристиан Детлефсен обосновался на берегу Балтийского моря и стал заниматься поставками крепкого алкоголя из Америки и Европы. Прошло почти 150 лет, пока его наследники решили, что дистрибьюторство — это не единственное дело, которому они хотят посвятить себя. И построили дистиллерию Diederich Dethleffsen. В ассортименте выпускаемой продукции — бренди и ром, горькие настойки и водка.

Ежегодно выпускают около миллиона бутылок напитка, который успешно продают в Австралии, Монголии, Израиле и России.
— Как вы относитесь к тому, что открылись границы? Проникают западные влияния.

— Хорошо. Почему бы и нет. Западное влияние — это дополнительные контакты. Развитие прогресс, движение вперед.

— Отрицательно, конечно.

— Почему?

— Я чисто русский человек, может во мне есть немного фашизма, не знаю. Но я вот, например, против, что все эти магазины, предприятия иностранцы делают. Я бы хотела, чтобы это русские все делали. В основном, иностранцы. В какой ларек не зайди — везде нерусские. Выживают с родной земли.

— Нормально. По-моему это неизбежный процесс. Ощущение, в котором мы прибывали, что Россия идет магистральным путем, а весь мир скачет по кочкам, оно должно проходить, и это естественно. Я думаю, это не вызывает уже больше аллергий, возмущений, беспокойства. Может тех же самых в кавычках патриотов только.

— Спокойно. Я не ощущаю на себе тлетворного влияния Запада.

— Я считаю, что границы закрывать не надо и открывать не надо. Земля круглая — все равно, никуда не убежишь.
Джинсы-Варенки
Как ни странно мода 90-х возвращается во всех ее проявлениях. В том числе возвращаются и джинсы-варенки. Для того, чтобы джинсы выглядели по-настоящему стильно нужны: белизна, большая кастрюля и резинки. Вода доводится почти до кипения, вливается белизна, тщательно перемешивается. Потом опускаем в воду джинсы минут на 15, пока джинсы не начнут отбеливаться по изгибам. Аккуратно достаем джинсы и опускаем в холодную воду. Снимаем все резинки и тщательно полощем джинсы. Та-дам. Легендарные джинсы готовы.
– Обязательно есть патриотическая идея в русской культуре. Но она не является безусловной. Как любая реалия человеческой жизни патриотическая идея подвержена колебаниям. А полюса этих колебаний всегда одинаковы – от добра до зла. И обратно.

На ваш взгляд, сейчас прилично сегодня называть себя "патриотом"?

– Нет. потому что это слово приватизировали сегодня те, кто не являются патриотами ни на первый взгляд, ни на второй, ни на последний. русский язык очень ассоциативен. Любое слово влечет за собой целую цепочку смыслов, которые ему в обыденной речи не свойственны. Сегодня слово патриотизм влечет за собой такую цепочку смыслов: ЛДПР, Жириновский...и так далее. Это злой патриотизм. Это патриотизм, включающий образ "врага". Это патриотизм, включающий идею "нетерпимости". И идею, даже более опасную, чем образ "врага" и нетерпимости – идею "избранничества". Мне кажется, что всечеловечность, всемирная отзывчивость русской культуры определяет ее коренное свойство. Способность чрезвычайного интереса к чужому, его переживания, его приятия как своего.
Вот и Блок тоже:

"Мы любим все: и жар холодных числ, и дар божественных видений,
Нам внятно все: и острый галльский смысл, и сумрачный германский гений."

– А почему Россия все время норовит идти каким-то самобытным путем?

– Да, понимаете, возможно она не столько норовит, сколько свернуть с него не может!


Ольга Лебедева
филолог
Ножки Буша
Когда на советских прилавках 90-х было совсем пусто, Горбачев и Буш подписали соглашение о поставках в Союз куриных окорочков. В народе их так и прозвали "ножками Буша". Сами ножки стали незаменимым продуктом на кухне каждого дома. Из них готовили супы, их запекали в духовке, делали холодец.
— Как вы относитесь к тем, кто уезжает сегодня из страны?

— Вы знаете. Я бы никуда не уехала. То что нам дано, не надо искать лучшего.

— Я спокойно отношусь. Лучшие места ищут. Ну ради Бога. Но там хорошо, я там тоже был.

— Мы нигде не нужны кроме как здесь. Мы и здесь-то не очень кому-то нужны. А там тем более.
Ирина Аллегрова
Оказывается "угонщица" Ирина Аллегрова не всегда выступала в амплуа роковой блондинки, до 90-х она сменила много ансамблей от "Вдохновения" до "Электроклуба", выступала в варьете ресторанов "Звездное небо", "Арбат" и гостиницы "Националь".
А в 1990-м певица ушла в сольную карьеру.
— Что такое патриотизм?

— Любовь к Родине, если дословно...

— Это когда можно все перетерпеть, все переждать и надеяться на лучшее.

— Патриотизм - самоотдача полностью.

— Жертвовать ради чего-то собой.

— Патриотизм всегда хорошо?

— Всегда хорошо быть честным, работать и никого не бояться.

— Если он не глупый. Точнее, я плохо выразился. Если он не фанатичный, то я приветствую.

— А сейчас какого патриотизма больше?
Глупого — не глупого?


— Глупого.

— Бывают случаи, когда совсем патриот, ничего больше не видит, что в мире творится. Тогда нет, это тяжело.

— Лучше чем русские, свою Родину никто не любит.

— Меня на патриотизм не подловишь.

— Я вообще не хочу говорить об Америке. У них все основано на зарабатывании денег, а у нас есть какая-то духовность.
23 ноября 1995 года
А как рассуждают о патриотизме томичи в 2020-м, можно посмотреть здесь.