По словам Юрия Лотмана культура начинается с запретов. А с чего начинается культура для вас? Мы привыкли, что нужно культурно себя вести, однако что культурно для одного, может оказаться некультурным для другого. Или то, что было нормой когда-то, становится со временем некультурным. Создатели программы "Лексикон" в девяностые попытались разобраться в этом. А здесь на те же вопросы отвечают современные горожане.
— Как вам кажется, вы культурный человек?

— Относительно

— Что значит относительно культурный?

— Не плюю на пол, я считаю, что относительно культурный.

— Культурным может быть человек только от природы.

— Культурным человеком не рождаются, по-моему, а становятся.

— Если судить по старым временам: посещал оперу, балет, ходила там на концерты классические, а сейчас научному сотруднику это уже очень сложно сделать.

— Я считаю, что родители мои были более культурными, вот именно что 60-е 70-е годы.

— Быть культурным человеком — прежде всего считать себя культурным человеком.





— Слова духовность, культура, они вас никогда не раздражают?

— Раздражали. Первый раз они раздражали, когда училась в четвертом классе, нас повели на очень плохой спектакль в школе. Дети не хотели смотреть плохой спектакль: переговаривались, развлекались другими способами и нам говорили, что это некультурно. С тех времен от употребления слова культура в смысле воспитанность меня безусловно раздражает. Духовность тоже девальвируется, затирается слово. Может это раздражать. Я думаю, хорошо, что такие слова произносятся. Даже, что нам говорят не строить светлое будущее, а создавать свою культуру.


Ирина Мелик-Гайказян
культуролог
— Что такое культура?

— Культура — это, может быть вы не поверите, не согласитесь со мной, вот то что нас окружает, это сфера в которой мы живем, вот это и есть культура. Культура по большому счету — это средство общения.

— Точно определить не могу, но если человек читает, много спортом занимается, как-то устойчив в алкогольном состоянии.

— Общепринятые правила поведения, общения.

— Почитать интересную книгу, где есть глубинный смысл, допустим, Стругацких. для Стругацкие — это культура. Из музыки для меня культура — это Крематорий и БГ.

— Культура — это внутреннее состояние человека, которое позволяет ему с оптимизмом смотреть на окружающую действительность как на взаимоотношения между людьми, на взаимоотношения человека с природой.





— Раньше магазины боролись за социалистическую культуру обслуживания, а сегодня?

— Сегодня за выживаемость боремся, чтобы покупатель к нам шел. Только от нас теперь зависит, если мы будем хорошо обслуживать покупателя, дадим продукцию подешевле, конечно, покупатель потянется к нам: вот в этом наша культура сейчас.

— Все-таки вы уже более тридцати лет работаете в магазине, в целом ситуация в магазинах стала культурней?

— Гораздо некультурней. Этот рост цен, наша инфляция заставляет людей быть гораздо более необъективными, и мы в течение дня настолько бываем взвинчены, что иногда даже сам с собой разговаривать не хочешь, свои мысли даже вслух не хочешь произнести. Вообще, когда у продавца настроение великолепное, вы со всей душой уходите из магазина, согласитесь, а в другой раз в течение дня только портят настроение с этими ценами, высказываются нам как будто инфляция цен зависит от нас, а так в общем культура-то никуда не делась, она как была так и есть.



Валентина Гусельникова
директор магазина
О культуре как таковой и о культуре обслуживания в частности задумались авторы Лексикона и зашли в один из томских магазинов.
Церетели


5 сентября 1997 года в Москве был открыт один из самых известных его памятников — Петру Первому. Ходят слухи, что это не Петр, а наскоро переделанный Колумб, которого отказались покупать в Латинской Америке. Памятник вызвал массовые акции протеста. Его даже грозились взорвать.

Под руководством Церетели был построен и Храм Христа Спасителя. Вместо первоначальной белокаменной облицовки здание получило мраморную, а золочёная кровля заменена на покрытие на основе нитрида титана. В итоге скульптор сильно изменил оригинал.

Церетели также разработал художественно-дизайнерское решение Манежной площади. С его подачи на площади появились фонтаны, скульптуры, фонари, "Часы мира", а дно "реки" было выложено причудливой мозаикой.

Его руке принадлежит 46 метровый монумент "Дружба навеки" (после установки получил ироничное прозвище "Шашлык"), 16 метровое "Дерево Сказок", установленное в Московском зоопарке и многие другие скульптуры, прославившиеся своими гигантскими размерами.



Самый одиозный архитектор столицы.

С 6 июня 1992 по 28 сентября 2010 года, пока мэром Москвы был Юрий Лужков, Зураб Церетели прославился как главный архитектор страны.
С Лужковым у скульптора была не только тесная дружба, а практически родство: Церетели стал крестным отцом его дочери Ольги. С дружбой архитектору очень повезло: от заказов в Москве не было отбоя.
Культуру можно изучить объективно и понять?

— Можно изучать ее объективно, но надо хорошо понимать что нету какого-то одного канона, одного идеала, одной правильной культуры. Есть разные культуры, есть разные подходы. Есть разные подходы к языку, есть разные речевые тактики, деятельностные практики, миропонимание. Хорошая формула была сказана Белинским, что "люди отличаются не кухней, не сарафаном, а манерой понимать вещи. Эти манеры понимать вещи совершенно различны.

Можно изучать культуру, но самое главное надо видеть, что есть множественность практик, множественность в миропонимании, в понимании красот.


Ирина Мелик-Гайказян
культуролог
— Россия культурная страна?

— Нет. Знаете, мне вообще не нравится как живут в России.

— Я считаю все-таки да. Я патриот.

— Самая культурная, я россиянин, считаю что Россия самая культурная страна.

— России очень далеко до культурной стороны, мне кажется, наши дети еще не будут жить в цивилизованной стране.

— Нет. Любят выпить, пошуметь, погреметь, побить.

— В большинстве все равно нельзя говорить про народ, что он не культурный, есть люди некультурные, они бросаются в глаза.

—Я могу сказать за себя, культурный я или нет, а за страну не буду говорить.




— Явления культуры можно оценивать с моральных позиций или нужно объективно?

— Вопрос риторический. Мне довелось недавно читать исследование жизни одного человека и его взаимоотношениях с окружением в пятнадцатом веке в Англии. И вот не сложилась у него судьба, судили его судьи, думаю, справедливо и приговорили его к ослеплению. Это варварство или нет? А лишение человека жизни? Читаешь каноны старого права и кажется варварством, что отрезает руку или палец. Есть моральный прогресс? В нашем обществе кто-то предпочитает просто убить или лишить свободы, а там всё отрезанным пальцем заканчивалось. Возникает вопрос эволюционирует человек, есть некий моральный прогресс? Наверное, нет. Эволюционирует система отношений, поэтому говорить о том, можно ли оценивать культуру с моральных позиций? Когда мы оцениваем чужую культуру с позиции наших моральных норм, нам она кажется варварской. В этом весь парадокс терпимости, которая становится фактом культуры. Мы должны оценивать культуру со своей нормативности, а если мы оценим чужую культуру, мы должны принять ту нормативность, ту систему ценностей, потому что иначе все будет казаться варварством, также как австралийские аборигены считали, что варварство со стороны белого человека убить кого-то и не съесть его.




Ирина Мелик-Гайказян

культуролог
твин пикс
Культовый американский сериал 90-х, снятый Дэвидом Линчем и Марком Фростом. Он вышел на Первом канале в России в 1991 году. Это история расследования специальным агентом ФБР убийства старшеклассницы в городке Твин Пикс. Линч и Фрост не хотели раскрывать имя убийцы и собирались оставить его в тайне. Но канал ABC настаивал на раскрытии интриги: они боялись, что рейтинги упадут, если зрители не узнают имя убийцы. Создателям сериала скрепя сердце пришлось пойти на уступки.
Сериал можно было бы назвать детективом, если бы его не снимали Линч и Фрост, так что вышла у них скорее сюрреалистическая драма.


В 2007 году журнал Time включил сериал в число "Лучших ТВ-шоу всех времён".






— Я считаю что культуризм и культура — это взаимосвязанные вещи. У нас принято называть культуризм телостроительством, бодибилдингом. Это занятие культурой тела. На это требуется не так много времени, чтобы сделать такую форму как у меня. Достаточно 4-6 часов в неделю. Я считаю это лучше, чем лежать на диване и смотреть телевизор, ломать себе глаза или читать газету, забивать голову ненужной информацией.

— Часто считают что такая забота о мускулах она в ущерб чему-то другому: культурному и духовному развитию человека. Вы согласны?

— Да нет, я не согласен, потому что если я забочусь о своем теле, то есть я хочу чтобы во мне было гармонично все: не только мой ум, но и мое тело. Порой бывает очень смешно, как умные люди выглядят, но они практически вообще о себе не заботятся, а надо бы. Тем более это не так сложно, как кажется. Важен сам процесс, сама тренировка, совершенствоваться человек может бесконечно.




Юрий Юрченко
культурист
Культуру делают личности. Элемент народности культуры, когда говорят об элитарной культуре и массовой культуре. Массы отбирают, а генерирует новые образцы безусловно элита, потому что для того чтобы создавать факты культуры и произведения, которые становятся фактом культуры, некая элитарность должна быть, элитарность духовной жизни человека, образование.




Ирина Мелик-Гайказян

культуролог
— Говорят, что Россия страна несчастная, но с особой духовностью, и это значимо для устройства материального быта.

— Сразу возникает вопрос, а что такое духовность. В зависимости от того мы будем считать духовную культуру ценностями просто общечеловеческими или духовность мы будем рассматривать как религиозность. Безусловно русская культура или православная христианская культура имеет свою духовность высокую. Но мне кажется, что западные ценности хороши тем хотя бы, что запад всегда мог отказаться от любой догмы, которая его сдерживала.


Удачная цитата автора, которого не могу целиком назвать своим. Чаадаев говорил, что Россия одним локтем упирается на Китай, другим на Польшу. У нее безусловно своя культура, своеобразная. Нравится она мне или нет, но все равно мы дети этой культуры, но понимаете, может быть, это не лучший способ организации этой структурности. Посмотрим, вполне возможно что из нее рождается что-то новое.
Ирина Мелик-Гайказян

культуролог
— От египтян остались пирамиды. Как вам кажется, что останется навечно от вот этой нашей культуры?

— От нашей культуры… Россия такая страна, наверное, больше политики оставим. Даже та же революция, это не явление культуры, но это большая часть нашей культуры.

— Много чего, Ленинград, например (Петроград), там же много чего останется, ну а вот наши писатели, произведения, оперетта, которую я люблю, Дунаевский, Милютин тоже останется. Что-то останется от каждой истории, от каждого народа что-то остается.

— Пушкин, наверное на века останется.

— Не знаю, наш народ всегда искренний, может быть, а так даже не знаю.




Любое творение человеческих рук на мой взгляд живо до тех пор, пока к нему прикасаются руки или глаза других людей, пока другие люди имеют возможность соприкасаться с этим чудом, созданным энергией и фантазией, мастерством предыдущего поколения. Поэтому наше искусство ни в коем случае не мертвое. Пока у нас есть экспозиционные залы, пока мы показываем произведения искусства русских художников и западноевропейскую живопись, пока устраиваем детские выставки, все это ни в коем случае не мертвое искусство.

Когда я бывала раньше в Ленинграде, я всегда любила смотреть на темные окна старых особняков, и мне казалось, что там после того как люди покидают здание, продолжается жизнь, которая началась в этом доме много лет назад, когда это здание было построено. Я всегда думаю, что когда мы все уходим из музея, вот эти картины, наверное, это как детская фантазия, и я так люблю думать, они живут эти картины.




Лариса Бакшт
работник музея
Спайс Гёрлз
В феврале 1994 продюсеры Боб Герберт, Крис Герберт и Линдси Кэсбон дали объявление в журнал "Stages": "Требуются девушки возрасте от 18 до 23 лет, способные петь и танцевать, красивые, трудолюбивые, честные". Продюсеры хотели создать женскую группу, которая бы смогла конкурировать с популярными тогда бойз-бэндами.

На объявление откликнулись 400 девушек. Из них осталось 5. И уже в 96-м они выпустили сингл "Wannabe", который стал хитом и по сей день является самой популярной их песней с более чем 500 млн просмотров клипа на ютьюбе. Эта британская группа покорила сердца девочек 90-х, как барби в разноцветных нарядах, только живые.

Группа разошлась в 2001 году, а потом собралась снова в 2008 и снова стала собирать огромные концертные залы.

— Что останется от этой самой российской культуры XX века, что будут помнить через много веков?

— Вы понимаете со знаком плюс или со знаком минус… Первое, что мне приходит в голову, что останется мавзолей, как некий неоднозначно оцениваемый факт нашей культуры, если говорить о российской культуре XX века. Безусловно останется много произведений искусства: авангард советский, русские произведения серебряного века, многое из того, что появилось в советский период, безусловно, "Мастер и Маргарита" Булгакова будет, долгая жизнь у него, как у "Фауста" Гёте.

Что останется от нас, я думаю что останется имя Сахарова, может быть еще несколько имен, их не должно остаться много, потому что вся ленинская культура, которую мы изучаем наперебой, там имён 500. У Толстого сказано, что оценивать свое время и прогнозировать будущее — дело заурядных людей. Хотя понимаешь, что относишь себя к людям заурядным, но хочется избегать неких явных фактов заурядности, поэтому пророчествовать бессмысленно.


Ирина Мелик-Гайказян
культуролог
— Как вы относитесь к проникновению западных ценностей в российскую культуру?

— Каких конкретно? Вот мюзиклы, например, "Моя прекрасная леди" к нам пришла, разве это плохо? А вот кое-что другое нам показывают: разбой в каждом кинофильме, секс, порнографию, конечно, это не дело.

— Отрицательно, потому что у России должен быть свой какой-то определенный путь, свое развитие

— Так же как и к проникновению наших ценностей в западную культуру, там ценят то, что хорошо, и мы ценим то, что хорошо. Не бывает там западной или восточной культуры. Бывает или культура или не культура.

— Благотворности нет, я ничего не вижу хорошего, например, в том, что очень много фильмов идет иностранных по телевидению, в кино, например. В тот же самый кинотеатр сходить: раньше мы знали, что какие-то наши советские фильмы идут интересные, ходили туда с семьей, сейчас мы туда уже не ходим.

— Мы забываем свои истоки, свои традиции, рвемся как между двух порогов: и не там, и не там, то есть мы забываем свое и не приобщаемся к западному.

— Хорошие западные ценности — только положительно. Пусть они проникают в нашу культуру.






18 мая 1995 года