Как говорил капитан Врунгель, "Как корабль назовешь, так он и поплывет". Это магическое слово, которое мы слышим, возможно, чаще чем какие-либо другие слова — собственное имя. Как влияет имя на судьбу человека или название улицы на судьбу улицы?
— Как вас зовут? Почему вас так назвали?

— Меня зовут Ирина. В принципе, я знаю, что в переводе с греческого моё имя обозначает "мир", почему меня так назвали, брат старший сказал, что это Ира и всё.

— В честь Елены Прекрасной. Может, это не отвечает реальности, но маме так хотелось.

— Среди нашего народа распространено имя Марат.

— Папа меня так назвал. Долгое время родителям не нравилось, что так зовут, меня звали просто девочка. Сейчас зовут Тоня, Антонина.

— Когда я родился, мои родители хотели, чтобы меня звали Виталий, а по гороскопу я стрелец, и мое имя подходит к внешности, к моим задаткам природным.

— А какие такие задатки?

— В гороскопе написано, что Виталий — это сексуальный человек. Ко мне это относится честно говоря. Ещё Виталий — это авантюрист, у меня есть такие задатки.

— Меня дядька так назвал мой.

— Потому что другим я родиться не мог, только Димой.





Имя – это очень важная сущность человека. Если у человека есть душа, то имя – это душа души. Во многих культурах ребенку новорожденному должны были дать имя до захода солнца. Он не мог ночевать, не имея имени. Потому что его могли украсть злые духи. У монголов, у других народов Центральной Азии имя мог дать первый человек, который зашел в юрту. Путник, странник. То есть человек Судьбы. Связь имени и судьбы понималась очень однозначно. И часто маленьким детям в возрасте от трех до пяти давали обманное имя, неблагозвучное, неприглядное, называли «Грязнулей», «Щенком», … чтобы истинное имя как отражение истинной сущности ребенка спрятать от каких-то злых сил. Так что имя было не просто знаком человека. А знаком его как человека.
Андрей Сагалаев
этнограф
КУКЛЫ
Как часто политику называют игрой. Сатирическая программа "Куклы" , выходившая на НТВ очень ярко передавала это ощущение. Ростовые карикатурные куклы с политиков в 15-ти минутной программе. Программа выходила на телеканале НТВ с 1994 по 2002 год. Продюсер Василий Григорьев купил права на производство программы в России, придуманной во Франции. Поначалу российские создатели не могли нащупать формат. Но уже вскоре, когда сценаристы сдались, режиссер Василий Пичул взял с полки "Героя нашего времени" Лермонтова, и вот политики 90-х заговорили репликами 19 века. "Это вдруг оказалось точным, злободневным и очень смешным!" — так пишет о первой программе сценарист "Кукол" Виктор Шендерович. Впоследствии Шендерович "написал" "Гамлета", "Дон Кихота" и "Фуста", а резиновые Ельцин, Горбачев, Жириновский и другие известные политики стали объектом смеха телезрителей. Сегодня такую программу довольно сложно представить на телевидении.



— Как и почему вы назвали своих детей?

— У меня двое сыновей. Дима. Мне очень нравился герой Дмитрий Донской. Я увлекаюсь историей: сейчас читаю, в детстве читала. А имя Алексей, потому что у меня бабушка была Мария Алексеевна.

— Я смотрел кино, там была героиня Кристина, она была такой доброжелательной достаточно самостоятельной девушкой, такое мне хотелось, чтобы моя дочка была такая же, Кристина.

— У меня есть сын Александр. В честь профессора Александра Ивановича, который очень помог мне в плане медицины, участвовал в рождении Саши.

— Когда я училась девятом классе, я посмотрела фильм "Камертон", и там был главный герой Алеша, а я была просто в него влюблена, и решила, что если не муж Алёша, то сын. А второго… Почему-то моим родителям не понравилось, что именно Алёша и говорили: "Алёша Митин брат". Я сказала, хорошо, тогда второй будет Дима.

— Один Денис, а другой Иван. Дениса назвал так, потому что это было 18 лет назад, в то время было модно. Сейчас очень жалеем, если почитаешь толкование этого имени, получается там и бестолковые, и глупые, и дурачки. Мы хотим даже сменить ему имя, поговорили с ним. А он говорит: "Как ребята отнесутся!" Пока не получилось. А Иван… тут уже видимо ближе к русским корням.

Есть такая традиция, она до сих пор в Китае существует и во многих странах Африки, когда у человека в течение жизни несколько имен сменяют друг друга. Каждое из них соответствует жизни человека. Имя в детстве, имя школьника, имя мужчины-воина, имя главы семейства. Эти имена не просто добавляются. Они полностью сменяют одно другое.

А в Австралии, когда юноши проходили обряд посвящения (он длился до трех лет), они были полностью изолированы от племени, от родителей (матери во всяком случае вообще не видели своих детей), и вот когда они возвращались на стоянку племени почти взрослыми мужчинами, им торжественно нарекали каждому новое имя в качестве взрослого члена общества. Это было рождение нового члена общества под новым именем.

С именем в традиционных культурах люди обращались бережно. Они чувствовали, что существо, имеющее имя – уже существо активное, способное к поступкам, к деятельности, порой непредсказуемой. В Новой Гвинее, где межплеменные столкновения были реальностью еще в начале XX века, пленного никогда не убивали, не спросив его имя. Потому что имя буквально материальная ценность. Имя нельзя придумать. Его можно украсть. Его можно заимствовать. С именем обращались как с материальной вещью, имеющей большую ценность. Если племя теряло человека и с ним уходило его имя, то оно теряло больше, чем просто своего сородича.

Андрей Сагалаев
этнограф
— Как относитесь к проникновению иностранных названий в нашу жизнь?

— Вроде Макдональдса? Очень отрицательно. Сейчас ехала и вижу отель, а написано просто "ХОТЕЛ". Очень смешно.

— Это немножко раздражает, откровенно вам скажу, потому что я русак до корней волос.

— Пожалуйста, ради бога, пусть будет так, мне всё равно. Я думаю, что большинству тоже всё равно.

— Здесь очень много всяких фирм по-иностранному. Неужели нельзя назвать более русскими именами? Я работаю здесь в коммерческой структуре, приходят "Русский медведь" название мне очень нравится, "Сибирский капитал" или "Сибирские металлы". А иногда приходят, что я даже теряюсь, что это обозначает.

— Где-то это нужно, где-то это лишнее. Обычно, допустим, там брокеры и дилеры — можно, это сейчас входит в нашу жизнь. А фильмы называют — нет.

— Если есть русские эквиваленты, то, конечно, лучше использовать национальные. А если наряду с новым понятиям входит новое название исконное, то не стоит придумывать.

— Раньше интересно было, в диковинку. Когда-то, когда был полный запрет, было интересно. Но теперь, когда полное засилие этих английских и американских слов, они уже раздражают, честно говоря.





— Как относиться к внедрению в нашу жизнь все большего количества иностранных имен и названий?

Так было всегда. К счастью язык живет своей жизнью, как им не пытались управлять, сколько в России, которая всегда очень так заинтересованно относилась к своему языку. Сколько ни старались ограничивать приток иностранных слов, ограничивать использование в науке, особенно иностранной западной лексики. Ведь ничего из этого не получалось, что-то приживалось, что-то нет. Но факт, многие даже студенты не понимают значения таких слов, как дилер, брокер, офшорный лизинг, что-то из этого приживется, то что необходимо, что имеет соответствие в нашей действительности, что-то уйдет. Мы не одни так беспокоимся, такой экспансии чужих слов. В Японии есть даже журнал специальный лингвистический, который скрупулезно подсчитывает, сколько английских, американских, немецких и прочих иностранных слов за год проникают в японский язык, оседают там. Так японцы специально придумали особую азбуку, с помощью которой они в своем языке передают заимствованные слова, они выделяются даже по внешнему виду, по написанию. Но они понимают, что это неизбежно.



Андрей Сагалаев



этнограф
ЧУбайс
"Во всем виноват Чубайс" — фраза, прозвучавшая в выпуске "Кукол" "Заложники", стала крылатой, а сам Анатолий Борисович фигурой скорее отрицательной. Именно он был руководителем экономических реформ в 90-е годы.
Гайдар вспоминал, что когда осенью 1991 года, подбирая людей в будущее правительство, он предложил Чубайсу возглавить Госкомимущество, то есть "взять на себя ответственность за разработку и реализацию программы приватизации… Толя тяжело вздохнул и спросил, понимаю ли я, что он станет человеком, которого всю жизнь будут обвинять в распродаже России".



— У вас были в детстве какие-то прозвища?

— Я был сильный здоровый парень, занимался штангой и меня в юности звали Масса. Имел рельефную мускулатуру, занимался спортом.

— Я татарка, у меня папа татарин, мама русская. Во дворе обзывали. Не особо хочу говорить , это не грубо, но татаркой называли. Я не обижалась, я вообще человек не очень злобливый, не обидчивый. Может быть, где-то в детстве кого-то и затрагивало, а у нас вообще интернациональный двор был, поэтому никто не обижался.

—Меня всегда звали Андреем, не знаю почему, с чем это связано, может, в силу моего характера неуживчивого.

—Иностранец.

— Не знаю. Может быть, за глаза. Но к прозвищам отношусь положительно, потому что они тоже играют какую-то роль, они очень точно передают характер человека.

— Дима, Димочка, дорогой.

Наречение именем – это буквально создание Мира. Была эпоха, когда у всех вещей, окружавших человека, не было имен, не было наименований. И быть может, важнейшая эпоха в истории человечества – это не приручение огня, не приручение домашних животных, а эпоха, когда все сущее получило свои названия, свои имена. Тем самым оно было вызвано к жизни… И, наверное, были профессионалы, которые всем этим занимались.

Будущие шаманы, жрецы, колдуны… Я думаю, это была очень тяжелая и очень ответственная работа – найти слово, которое магически соотносится именно вот с этим предметом. Когда этот предмет вычленяется из общего и становится единичным. Это не просто «дерево», это уже «береза».

Андрей Сагалаев
этнограф
— Вам нравится ваше имя? Почему?

— Конечно, потому что очень много имен у него: Юра, Геша, Гера, Жора.

— Очень. Потому что такое у нее значение "святая". Мне очень нравится Ольга. И вообще по жизни с ним иду.

— Имя человека, то что он больше всего любит. Каждый любит своё имя.

— Как же без него? Я обожаю своё имя. Таких Дим как я — только один. Самое великолепное имя у меня. Это я заявляю вам точно.

— Меня зовут Рима Романовна. Мне не нравится, потому что оно редкое. Оно странное. У любого имени есть продолжение Наташа — Наталья, а у моего нет.

— У вас никогда не было желания сменить своё имя на другое?

— Вы знаете, в детстве возникало, но потом я подумал зачем и не стал менять. А теперь уже привыкли, мне даже нравится свое имя.

— Не нравится мое имя. Лучше б другое. Анна, например.

— Мне очень нравится имя Виталий. Подходит мне идеально.




В своей последней книге Юрий Михайлович Лотман высказал мысль, что есть эпохи, которые радикально отличаются по своему отношению к имени. Есть эпохи, когда имена действующих лиц запоминаются, а есть эпохи, когда действующим лицом становится общая масса этаких нерасчлененных людей, безымянных героев. «Мы – безымянные герои все. И вся-то наша жизнь есть борьба»… Факт внимания или невнимания к имени есть важный показатель гуманности или негуманности строя, цивилизации, страны.
Андрей Сагалаев
этнограф
Ваучер
Две "Волги" и бутылку водки, пожалуйста. Ваучерная система — система приватизации государственной собственности в 1992-1994 годах. Идея заключалась в том, что каждый мог приобрести себе кусочек собственности, будь то магазин за углом, завод, газ или даже нефть. Чубайс тогда решил подогреть интерес людей к ваучеру объявив, что за один ваучер человек сможет получить две "Волги", на деле же ваучеры быстро теряли свою первоначальную стоимость (за год стоимость ваучера упала с 10 тысяч рублей до трех-четырех тысяч) и в конце концов обменивались на несколько пачек стирального порошка или пару бутылок водки. Такой переход к капитализму Чубайсу простить не могут до сих пор: мало кому удалось сильно разбогатеть, а те, кто пошустрее, стали олигархами в те годы.

— А как вы относитесь к процессу переименования улиц, городов?

— Если думать о своем городе, кстати, я иркутянин, то есть очень много названий революционных, например, первая Советская, вторая и так до девятой. Это естественно нужно менять.

— В общем-то мы привыкли к площади Ленина, хотя она раньше Миллионная, может быть, это и хорошо вернуть, но мы выросли с площадью Ленина, расставаться с этим даже немножко грустно.

— Проспект Ленина, может быть, не нужно переименовать. Города — Санкт-Петербург… Ленинград и Питер как-то ближе, а Санкт-Петербург — не наше.

— Честно говоря, все равно абсолютно, что так, что эдак.

— Это материальные затраты, как я понимаю, достаточно большие. Мне кажется такая перемена только в том случае уже, когда некуда деньги девать, и ради бога тогда, меняйте, что хотите — мне все равно по какой улице идти: по Пушкина, по Гоголя.

— Думаю, это оправдано. Старые имена красивее, чем новые, которые давали при советской власти.


Проспект Ленина раньше состоял из трех улочек. Самое раннее наименование — это улица Миллионная, там кусочек — Богоявленская от площади Ленина к Черемошникам. Миллионную назвали Коммунистическим проспектом, Почтамскую — часть до университета назвали Ленинским проспектом, а от университета и туда к Лагерному саду — это была Садовая улица. Её назвали Тимирязевским проспектом.

Наши предки сами выдумывали все эти названия улиц, а власти только официально закрепляли то название, которое дал народ. Их принципы общеизвестные, их три. По признакам самой улицы: Кривая, Подгорная, Овражная какая-нибудь или по объекту, который расположен на этой улице: Старолазаретная, Почтамтская, Магистратская. А в Томске часто по храму, который находился на этой улице: Знаменская, Благовещенская, Преображенская. И третье — это по связи с человеком, который или построил первый дом на этой улице, наметил эту улицу или у него на этой улице какое-то крупное производство. У нас тон в городе задавало купечество, поэтому в основном купеческие фамилии легли в основу томского именника.

После революции появились имена-посвящения именно посвящения, это в корне изменило всю нашу топонимическую систему в городе. Новое время потребовало новых песен, естественно, когда стираются с земли церкви, храмы, тогда стираются и старые названия говорящие о старой идеологии. Скажем, улица Дворянская никак в новую жизнь не вписывалась, она стала именоваться вот с двадцатого года улицей Равенства, а в 61-м году, после полета Гагарина, ей присвоили имя Юрия Гагарина.

Вернется ли судьба, если дать прежнее имя? Это очень сложный вопрос. Полтора года назад мы по поручению горисполкома выполняли такую работу по восстановлению старого именника города. Очень многие названия невозможно вернуть: улица академика Карпова появилась, ее уже нельзя поменять. Потом ландшафт меняется, и как бы нам ни не хотелось вернуть то или иное название, это не всегда получается. Другое дело — стремиться к каким-то нейтральным наименованиям: Просторный, Раздольный, Тенистый, Сиреневый, Березовый, Кедровый… Такие наименования более устойчивые в системе любого города.

Имя и судьба улицы связаны безусловно. Если имя иделологизировано, у него будет трудная судьба. Это судьба всех иноязычных названий, когда наши жители пытались каким-то образом очеловечить это название. Розы Люксембург называют Розочкой, труднопроизносимые какие-то названия как угодно коверкают.
Галина Старикова
филолог
Язык очень сильно отражает историю народа, этнокультурную историю, которая уже забыта самим народом, но имя имеет очень интересную особенность: оно переживает эпоху, в которой оно было создано, поэтому теперь никому не приходит в голову, что такие фамилии составляющие славу отечественной истории, науки как Ахматова, Пушкин, Суворов, Карамзин, десятки других. Они 3-4 века назад были кличками, причем все они имеют

восточное происхождение, тюркское, но потом все это переплавилось, забылось, и теперь существует уже как совершенно такие отечественные российские или русские имена и фамилии. Поэтому что-то есть в языке, имени, что полностью не поддается анализу, а уж контролю тем более. Это стихия, которая живет как-то относительно независимо от нас.


Андрей Сагалаев
этнограф

— Имя определяет в какой-то степени судьбу человека?

— Я думаю, что да. Говорят, что Дима мягкий, и я на самом деле такой.

— Я бы не сказала вообще-то, если у меня было бы другое имя, я бы в сути своей не поменялась как человек.

— Очень много об этом читала, очень много слышала. Видимо, повлияло на мой характер: я спокойная, уравновешенная, святая, Ольга же, может, слишком самонадеянная, но по-моему так.

— Нет, наверное. Судьбу мы сами определяем своим интеллектом, своим умом образованием.

— Мое имя в переводе означает "счастливая", и у меня все хорошо.




15 июня 1995 года