В 1994 — 1995 годах ТВ2 выпускало программу "Лексикон". Основным содержанием программы был разговор со случайными незнакомыми собеседниками на улицах города. Авторы программы спрашивали разное: что такое свобода, счастье, боятся ли люди смерти, как относятся власти, кто для них свои, кто чужие. Каждый раз с авторами программы на эти темы говорило несколько десятков человек.

Всего в эфир ТВ2 вышло порядка тридцати программ. Почти все они сохранились в архиве телекомпании. И таким образом в нашем распоряжении есть уникальный источник о том, что думали люди в 90-е о самых разных вещах. Люди отвечали живо, честно, откровенно. Нам захотелось возродить это время и вновь окунуться в 90-е. Поэтому мы приправили ответы людей реалиями тех лет и приглашаем вас в 90-е вместе с нами.

If a building becomes architecture, then it is art


Что такое власть?

— Это когда порядок в городе, на улице, в транспорте, в обществе.

Как вы считаете сейчас лучше или хуже?

— Хуже в два раза.

— Не в два, а в тысячу!

— Жизнь стала веселей… Да, хуже, конечно.

А кто в этом виноват? Народ или власть?

— Власть.

— Правительство.

— Оба. Один молчит, а другой делает неизвестно что.

— Да, при чем тут власть? Ну, в некоторых случая, конечно, власть.

— Мне кажется, они оба виноваты. Я не виню кого-то одного. Та же власть — это ведь тоже народ, правда?

Управление — это насилие, хочешь ты этого или не хочешь, правильно? Когда мне говорят, нашу власть не любят… Скажите мне, где в мире любят власть? Нигде. Потому что нельзя любить насилие. Власть всегда была, есть и останется. Зато тот, кто сидит, те любят власть безусловно.

Власть, конечно, портит. Ненормальный человек становится. Особенно, большая, абсолютная власть. Человек себя даже дома ведет так, даже в семейной обстановке. Привыкают к беспрекословному подчинению. Потому что вокруг власти чаще всего трутся те люди, которые эту власть потом продают. Только человек потерял власть, и те, кто вчера подносили, завтра эти люди проходят и даже не здороваются.

Если спросишь у обывателя, то обыватель скажет, что власть — это богатство. А я считаю, что власть значительно слаще, чем деньги, женщины и чем вино. Поэтому человеку с большой властью не нужно ни первое, ни второе, ни третье. И когда обвиняли Лигачева, что он украл деньги, это просто смешно. Потому что для него деньги ничто. Для него важна власть.

Борис Мальцев
В 1994 г генеральный директор Томского строительно-промышленного АО, депутат Законодательной Думы Томской области
— Как вы считаете сейчас лучше или хуже?

— Лучше. Потому что свободнее, что хочу, то и делаю.

— Прошлая власть мне тоже не нравилась, но и нынешняя решает какие-то свои проблемы, а о нас не думает.

— Никакая власть полностью человека устроить не может.


— Чем привлекательна власть сама по себе? Что влечет к власти?

— И философия, и психология. Каждого влечет что-то свое.

— Да, Бог его знает. У нас же и выборы есть. А кого выбираем?

— Вы знаете, в нашей нищей стране: власть прежде всего дает материальные блага, возможность обогатиться.

— Жажда наживы, власти.


Леня Голубков


Фраза, ставшая крылатой благодаря многосерийной рекламе акционерного общества МММ. Актер Владимир Пермяков, сыгравший Леню Голубкова, рассказывал в интервью RTVI, что Сергея Мавроди мошенником не считает, что он лишь претворял свои проекты в жизнь, как актер, играющий свои роли.

Рекламная кампания стала символом целой эпохи. Немного дикие и наивные в основной своей массе люди, дорвавшиеся до экономической свободы в стране, где так мало можно было найти на прилавках, мечтали "купить сапоги жене", а за ними — шубу, мебель и дом "в Париже"

Я не халявщик, я партнер!

— Что должна делать власть для народа?

— Власть для народа должна все делать.

— Ой, много, много всего.

— Если уж они сидят там… Я, например, как думаю. Если у меня есть работа, то я отвечаю за свои обязанности и не лезу туда, где я бы не смогла выполнить. Каждый должен делать своё дело.

— Основные пункты, которые обещают в предвыборные кампании. Потому что вы знаете, обещают одно, потом делают диаметрально противоположное.

—Не обманывать.

— Обеспечить условия, чтобы народ свои способности проявлял.

— Чтобы люди лучше жили.


У нас никакой власти нет. У нас и на местах власти нет, и наверху власти нет. Надо искать талантливых людей, которые будут управлять. Для того, чтобы управлять таким государством, как наше, нужен большой талант. Кроме того: авторитет, право должно обеспечиваться законами. Это мы говорим опять о высоком уровне власти. Я-то человек все-таки не высшего звена управленческого. Хотя я управлял очень много: с 26 лет я был директором завода. И с 26 лет я сижу в отдельном кабинете и езжу на отдельной машине. Хотя говорят, если ты сидишь в отдельном кабинете, ты еще не начальник. Если имеешь отдельный кабинет и отдельный автомобиль, ты еще не начальник. А если ты имеешь отдельный кабинет, машину и сортир, то ты уже начальник.

Я много лет был депутатом Степановки, и там часто не ходили голосовать целыми домами. Зато я регулярно там проводил приемы. Я прихожу на прием. Встает дама, начинает очень громко кричать, что у них в доме то-то так-то. Я спрашиваю: в каком доме? Помощнику: дом за меня голосовал? Нет, не голосовал. Выйдите.

Борис Мальцев
депутат Законодательной Думы Томской области
Вентиляторный завод

Реклама вентиляторного завода стала практически гимном 90-х: запоминающийся мотив, яркие образы, танцы— с таким размахом и выдумкой реклама была тогда у немногих.
"Вам пора, вам пора с вентиляторным заводом заключать договора"
Реклама вентиляторного завода стала практически гимном 90-х: запоминающийся мотив, яркие образы, танцы— с таким размахом и выдумкой реклама была тогда у немногих.
Второй ролик "Мовена" менее известен.


История самого завода в эпическом духе 90-х. Его директора Александра Миронова застрелили на пороге своего кабинета в 95-м. Убили и следующего директора завода Вячеслава Ваксмана в 97-м.
Заказал своих коллег председатель совета директоров "Мовена" Михаил Прошин.

"Я хотел быть хозяином завода, но они мне мешали", — прямо говорил арестованный.
Сообщниками Прошина были: автослесарь "Мовена", безработный и прапорщик, работающий водителем в Федеральной службе налоговой полиции России. За убийство двух руководителей предприятия они получили от Прошина $15 тыс.
Это средняя стоимость примерно 15 квадратных метров московского жилья в ценах середины 90-х.


— Вы можете привести пример нормальной организации власти?

— Коммерческая структура.

— Там, где старикам живется хорошо, это показатель, я считаю.

— Я бы не стал открывать Америку. Весь мир едет на велосипеде на каком-то. Не стал бы изобретать квадратные колеса. Я бы действовал примерно так, как действует нормальное общество… Европейские страны.

— Благосостояние Америки, Англии создали не Тэтчер и не Клинтон. Это исторически сложилось.


Generation "П"

"Человек берет кредит. На этот кредит он снимает офис, покупает джип "Чероки" и восемь ящиков "Смирновской". Когда "Смирновская" кончается, выясняется, что джип разбит, офис заблеван, а кредит надо отдавать. Тогда берется второй кредит – в три раза больше первого. Из него гасится первый кредит, покупается джип "Гранд Чероки" и шестнадцать ящиков "Абсолюта". Когда "Абсолют"…

Виктору Пелевину в своей книге "Generation "П" удалось воссоздать зыбкий, неуловимый мир быстро меняющихся девяностых, мир рекламы и пиара, которые нельзя потрогать и объять. "Generation "П", опубликованная в 1999 г. стала возможно главным литературным символом этого интересного времени.

Заславская сказала: "Наше правительство либерально, но не демократично".
До тех пор, пока есть ориентация на какой-то один социальный слой, все остальные будут себя чувствовать не так, до тех пор, пока у нас будет «население», у нас не будет истинной демократии. Потому что это не «население», а люди. Это глубоко оскорбительная форма. На месте политиков я бы не стала ей пользоваться.

Русская власть — это вещь страшная. Как злая машина неукоснительно калечит любого человека, кто входит в нее даже с самыми благими намерениями. Я могу вспомнить аналогию из нашего близкого литературного ряда. Толкиен. Эпопея "Властелин колец". Кольцо всевластия: им не может владеть никто, потому что оно человека извратит. Доброго— медленнее, злого — быстрее, но тем не менее извратит, поработит, подчинит себе. Это очень глубокая аллегория тоталитаризма.

Наш мир — мир абсурда. У нас всегда страдают именно те, которые чего-то добиваются. Я имею в виду в общем смысле. Ну кто сделал то, что мы называем перестройкой и так далее. Вот именно эти люди потеряли все. Они потеряли престиж профессии, умственный труд по причине своей низкой оплачиваемости совершенно сейчас не престижен. Они потеряли положение в обществе.

Ольга Лебедева
филолог
If a building becomes architecture, then it is art
— Народ власти что-нибудь должен?

— Ничего не должен. Работать. Как может работать, так и работать.

— Народ должен сделать так, чтобы власть не мешала ему жить.

— По крайней мере, ходить на участки и выбирать, кого он хочет, а не плевать на все это.

— Ничего не должен. Должен жить.

— Народ ничего не должен. Это у нас так получается, что слуги народные живут лучше, чем народ. Должно быть наоборот: чем лучше лучше народу, тем лучше тем, кто у власти. А у нас получается, те, кто ближе к кормушке…

— Работать. Нам всегда говорят: работайте лучше, жить будете лучше. Мы никак не стали хуже работать…

— Наш народ не такой плохой, чтобы докатиться до ручки, ведь много хороших людей.

— Народ заслуживает то, что имеет.
1 февраля 1994
А посмотреть, что думают о власти и тех, кто ее имеет, томичи в 2020-м, можно здесь:
Должна ли власть меняться? Опрос ТВ2