Квартира-призрак на Учебной
Всю жизнь Ангелина Добрыгина оплачивает коммуналку за «двухкомнатную» квартиру на Учебной, 35. Сейчас дом расселяют как аварийный. Но Кировская администрация отказывается возмещать Ангелине вторую «комнату».
На Ангелину Добрыгину Кировская администрация уже подала в суд за отказ подписать документы на выкуп и покинуть жилье. На первом этаже она осталась одна. Живет Ангелина в квартире №2, с которой проблем не возникло. А в квартиру-призрак №5, которую ей отказываются возмещать при расселении, позвала жить тетю одной в пустом доме страшно.
Учебная, 35.
В 1976 году мама Ангелины заехала в комнату №2 как сотрудник Политехнического института работала в жилищно-коммунальном отделе. Ангелине тогда было четыре года. Спустя три года у Ангелины родилась сестра, и в 1979 году маме в доме дали еще одну комнату под номером пять. В 90-х комнаты общежития стали квартирами.

Квартиру №5 вписали в лицевой счет второй квартиры, рассказывает Ангелина. Коммунальные услуги и сегодня плачу за одну двухкомнатную квартиру общей площадью 32 квадратных метра. Долгов нет и не было.

По словам Ангелины, настоящая площадь двух квартир 32,9 м².
В обеих квартирах у Ангелины стоят счетчики. Администрация готова заплатить ей деньги только за квартиру №2 площадью 16,8 м². Площадь квартиры №5 16,1 м².
Специалисты районной администрации утверждают, что плата за наем квартиры №5 не начисляется с 2012 года, а Ангелина Добрыгина оплачивает коммунальные услуги за фактическое потребление. Какие именно услуги, администрации неизвестно.
Cлева в зеленой рамке квартира №2, справа квартира-призрак под номером пять.
В 1994 году у Ангелины Добрыгиной родился сын. Маме с сестрой к этому времени дали уже другую квартиру после политеха пошла работать школьным учителем. По словам Ангелины, первые «звоночки» по пятой квартире начались уже в 2000 году при попытке приватизации.

Все же срочно приватизировать квартиры начали. И я подала документы. На вторую квартиру ордер был, а на пятую пропал во время потопа в 80-е, прорвало батарею. В советское время ордер был единственным документом на квартиру. Изначально я подавала документы на приватизацию как на двухкомнатную квартиру площадью 32 м². Естественно, мне в администрации Кировского района отказали, потому что, по их мнению, это разные квартиры. Приватизировали только квартиру №2 площадью 16,8 квадратов. Пятая так и осталась муниципальной. Но платим мы за нее уже 44 года. Я была человеком юридически не подкованным и разбираться тогда не стала, думала, что жировки имеют вес, а в 2016 году меня вызвали с документами в Кировскую администрацию, сказали, что дом идет на расселение. Там меня и спросили, где у вас документы...
В Кировской администрации утверждают, что квартиру №2 Ангелина Добрыгина приватизировала в 2001 году, и заявление на одновременную приватизацию квартиры №5 или другие документы на нее в приватизационном деле отсутствуют.
За квартиру №2 Ангелине заплатят порядка 1 млн 199 тысяч рублей. А за пятую по договору социального найма должны предоставить квартиру с такой же площадью.

— Ордер с меня требовали, но ведь у них тоже должны быть какие-то документы от администрации города, откуда они принимали этот дом, или от политеха. В Кировской администрации мне вообще сказали, что квартира не числится никак, мол, в доме ее нет. В техническом паспорте все ведь указано, но лицевой счет идет только на квартиру №2. В итоге мне отказали, и я обратилась к юристу.

А куда я пойду? Что куплю на эту сумму? У меня сын ведь с девушкой живет, расписаться хотят. А нам предлагают деньги на гостинку 12 квадратов... Как мы в такую квартиру пойдем?
Ангелина Добрыгина после приватизации неоднократно обращалась в администрацию Кировского района для восстановления документов. Ей там говорили, чтобы искала сама, что ничем не помогут. Ситуация была бы проще, если бы квартира была в Реестре муниципальной собственности. Но ее там тоже нет.

По словам руководителя ЮА «Ника» Ольги Мартыновой, один из главных аргументов администрации Кировского района, почему квартира не может принадлежать Ангелине пятая и вторая технически не могут составлять одно целое, расположены через коридор. При этом Ольга Мартынова отмечает, что схожую квартиру другого собственника на втором этаже без проблем объединили в одну.

Ольга Мартынова
Руководитель юридического агентства «Ника». Ведет дело Ангелины Добрыгиной.
Пятая квартира.
Сейчас в Кировском районном суде два иска, рассмотрение которых отложили из-за пандемии: от администрации на Ангелину и от Ангелины на администрацию. Первые требуют подпись на выкуп квартиры №2 и выселения, а Ангелина заключения договора социального найма на квартиру №5.
Иск администрации.
Подала иск, чтобы со мной администрация Кировского района заключила договор социального найма на пятую квартиру. Сами они его не составляют, им это не выгодно, ведь в случае заключения договора социального найма придется предоставить жилье. Но я ведь 44 года плачу за эти квадраты, проживаю здесь, здесь же родила сына, и долгов у меня нет. Жители дома все это могут подтвердить, я собрала их подписи.

Ангелина сама попыталась восстановить документы на выделение ее маме квартиры №5, но в архиве Политехнического университета сохранились только документы после 1986 года. Там ей выдали справку и сказали, что в госархив документы не передавали. Также там выдали справку, что мама Ангелины работала в политехе.

Иск Ангелины вернули требуют справки о потопе, во время которого она потеряла ордер. Но Ангелина не знает, как это подтвердить никаких документов с того времени, разумеется, не сохранилось.
За новыми справками и документами в Кировскую администрацию Ангелина больше не обращалась. Считает, что это бесполезно, и ждет суда.

В администрации никак на это не реагируют. Они мне отказ на заключение договора прислали по электронной почте. Я к ним пришла с этим отказом, чтобы подписали, а меня выгоняли, ссылаясь на пандемию. Больше к ним не ходила, они просто доводят до слез, и все. А у меня здоровья к ним бегать так нет...

По словам Ангелины, такие проблемы возникли не только у нее. Некоторым соседям также выдавали меньше квадратных метров, и они собирались здесь остаться, но потом просто смирились и съехали. Сейчас в доме на втором этаже живут только девушка с ребенком, купившая квартиру без документов в 90-е, и не согласный с оценкой недвижимости дедушка, у которого два ребенка-инвалида.
В администрации Кировского района утверждают, что в силу Жилищного кодекса РСФСР единственным основанием для вселения в жилье в то время был ордер, и предоставление отдельного помещения было возможно только на основании ордера. По словам специалистов районной администрации, все решения райисполкома были сданы в архив Томской области, где Ангелина Добрыгина может их запросить.
Дом расселили не просто так, мне вообще страшно здесь находиться. Тут все ломается. В общем коридоре пожар был, горела проводка. В ЖЭУ сказали, что дом уже не обслуживают я к ним обращалась. Хотя бы свет и воду пока оставили, и на том спасибо...
По словам юриста Ольги Мартыновой, в Томске такие ситуации вокруг расселения аварийных домов происходят часто. Многие жильцы просто не идут разбираться. Сейчас Ольга Мартынова ведет аналогичное дело по дому на Кононова, 11.

Одна из ключевых причин таких ситуаций вокруг аварийных домов отсутствие документации по квартирам, рассказывает Ольга Мартынова. Из-за этого часто бывает неразбериха. Также часто в документах, как в этом случае, выявляются старые ошибки по площади жилья. Так, на Кононова квартира состоит из трех комнат общей площадью 60,6 м², платит женщина коммуналку за 60,6 м², а по документам предоставленная площадь только 19 м². В старых документах на квартиры в деревянных домах тотальный хаос. В случае с Учебной, 35 город вообще получил имущественный комплекс от политеха, но без одной квартиры, как раз пятой. Она как будто фантом.

В Кировской районной администрации утверждают, что квартира стоит на кадастровом учете.

По словам Ольги Мартыновой, в Кировской администрации никак не могут объяснить счета за коммуналку на 32 квадратных метра и просят документы, в которых указано, что маме Ангелины выдали эту квартиру.

— В архивах советского времени такой информации чаще всего нет, и у людей возникают сложности в восстановлении документов на выделенные в советское время жилые метры при расселении из аварийного жилья. Причем отсутствие сохранившихся документальных доказательств принятия решения наймодателя в лице профкома ТПИ о предоставлении жилого помещения №5 матери Добрыгиной Ангелины не является основанием для признания ее незаконного и самовольного вселения, поскольку обязанность по правильному оформлению документов лежала на наймодателе жилого помещения, то есть профкоме политеха в силу положений статьи 51 Жилищного кодекса РСФСР, согласно которой договор найма жилого помещения в домах государственного и общественного жилищного фонда заключался в письменной форме на основании ордера на жилое помещение.

Все эти долгие годы администрация Кировского района не возражала против проживания Добрыгиной Ангелины в квартире №5 и право на пользование жилым помещением №5 не оспаривала и не оспаривает. После передачи всего дома по Учебной, 35 в муниципальную собственность между Добрыгиной Ангелиной и администрацией Кировского района фактически сложились отношения по договору социального найма жилого помещения №5, которые не закончены в настоящее время.

В квартире №2 Ангелина недавно сделала ремонт, клеила обои по стене бежала вода. Планирует в ближайшее время сделать ремонт и в квартире-призраке. Боится, что с судами придется зимовать в аварийном доме.

Весной стало все течь. Я вот к тете обратилась, одна не могу тут находиться. Страшно одной. Здесь обои стену держат, а не наоборот. А если убрать обои сейчас мне кажется, все свалится. Дом трещит по ночам, как будто стены лопаются. Я вот к своей тете обратилась, одна не могу тут находиться.
Ольга Мартынова считает, что главная причина неразберихи в документах по старым домам уничтожение архивов по всей стране в 90-е годы, когда предприятия и учреждения приватизировали. Поиск документов на квартиры Ольга Мартынова советует начинать с организаций, которые их в свое время выдавали, а дальше пробовать обращаться в другие архивы, связанные с недвижимостью, в том числе областной.

По словам юриста, в российском суде противоречивая практика решения таких дел, но чаще всего договор социального найма с жителями все-таки заключают. В иске о признании отказа Кировской районной администрации незаконным юрист приводит 13 аналогичных устоявшихся судебных решений со всей России.

Ордер, который требуют от Ангелины в районной администрации, по идее как проездной билет, только на заселение в квартиру, поясняет Ольга Мартынова. В советское время в момент заселения ордер предоставляли в ЖКО, где чаще всего его забирали. На руках у жителей он оставался в редких случаях. А нам юрист администрации Кировского района сказал, что ордера в доме сохранились почти у всех, но я уверена, что это неправда. Кстати, слово «почти» ключевое в этом контексте.
По словам специалистов Кировской администрации, проверкой установлено, что Ангелина Добрыгина сейчас во второй квартире не проживает, а пятую квартиру сдает. Районная администрация отказывается заключать договор социального найма: «То обстоятельство, что Добрыгина А.А. проживает в кв. № 5 длительное время, обеспечивает сохранность данного жилого помещения, производит оплату потребленных коммунальных услуг, не является доказательством пользования указанным помещением на условиях договора социального найма и основанием для признания Добрыгиной А.А. нанимателем жилого помещения».
Александр Мазуров
Июль 2020

ПОДДЕРЖИ ТВ2! Мы пишем о том, что важно.