«Кух с присыпочкой» — это про мою маму...

Фильм «Дети Нарыма» за неделю посмотрели 87 тысяч человек. Многие из них — потомки тех самых детей Нарыма.


Фильм Экспедиции ТВ2 был снят в Каргасокском районе (Средний Васюган, Усть-Чижапка, Старая Березовка, Вертикос). Идея трансформировалась по мере сбора информации. Изначально мы хотели рассказать о детдомах в Нарымском крае времен Великой Отечественной войны. Но когда начали работать с документами и собирать свидетельства очевидцев, стало понятно, что нужно рассказывать о том, с чего начиналась история этих детдомов. А она начиналась со сталинских репрессий. И детей, родители которых не перенесли голод и тяготы ссылки.

Кух с присыпочкой…

В фильме есть эпизод, где бывшая воспитанница Новоникольского детского дома Зоя Петушкова вспоминает о поварихе Анне Ивановне, которая была немкой и готовила замечательные булочки. На следующий день после выхода фильма нашлась дочь Анны Ивановны. Сейчас Нина Зинковская, родившаяся уже в ссылке в 1942 году, живет в Новосибирске.

Маленькая Нина с мамой Анной Ивановной Клюстер и бабушкой, с. Новоникольское, 1949 год
Маленькая Нина с мамой Анной Ивановной Клюстер и бабушкой, с. Новоникольское, 1949 год

— Моя мама из репрессированных, — рассказывает Нина Зинковская о маме Анне Ивановне Клюстер. — Их, поволжских немцев, в сентябре 1941 года отправили в ссылку. Я родилась уже здесь. Сначала всех, а это были женщины, старики, дети, поселили на острове среди болот, который назывался Широкий.

Остров — это таежный массив среди болота. И таких островов недалеко от Александровского было много. Долгий, Широкий, Осиновый, Березовый, Могильный. Это временное место, не деревня. На острове Широком двое мужчин-инструкторов и женщины копали ямы и строили землянки. Там все были немцы с Поволжья, только одна женщина русская, просто замужем была за немцем.

— На этом острове даже школу-четырехлетку построили, и эта русская женщина, Вера, в ней преподавала. Еще я помню, рядом было железное сооружение, где вшей прожаривали. В этом помещении школы мы последний год жили, все остальные к этому времени уже разъехались. Я, мама и бабушка. Когда мне нужно было идти в школу, в 1949 году, мы поехали в Новоникольское. Школьный директор дал нам подводу, бабушка и я сидели на поводе, мама управляла лошадью. У бабушки на коленях была коробочка с котятами, а за телегой шла кошка, которая почему-то не хотела садиться в телегу. Других пожиток, считай, не было.


В те времена, помню, мы с подружками играли в медведей. Ибо медведи нам были ближе. Я с медведем познакомилась раньше, чем с лошадью. Когда впервые увидела лошадь, спрашиваю у мамы: а это кто?


Мама работала сначала истопницей в школе в 1949 году, а потом перешла работать в детский дом. В детском доме тогда было большое хозяйство, были лошади, коровы. Помню корову Красулю, Нежданку, бычок был Артист. Мама работала ночной няней. А я в это время с бабушкой оставалась. Бабушка была очень верующая. Все время заставляла меня молиться, а потом, когда меня в 3 классе приняли в пионеры, я сказала бабе, что Бога нет.


А потом кто-то узнал, что мама хорошо готовит, и ее взяли вторым поваром. Первым поваром была Мария Александровна Элерт, тоже из ссыльных немцев. Мама ей помогала. А еще в детском доме был доктор — эстонка, тоже из сосланных, Линда Яковлевна Сурсар.

Линда Яковлевна составляла меню, все там, насколько это возможно было, рассчитывалось по граммам и калориями. Помню, у них была гречка, но детдомовские дети ее не любили. А мы думали, как же это замечательно, что у них там есть гречка.


Конечно, дети, бывало, удирали. И у нас такое было, двое, трое сколотятся и в Александровское подались. В основном, это у них получалось зимой, потому что зимой можно на лыжах, а летом только по реке на лодке и можно утонуть.

В школе вместе с нами учились детдомовские дети. Шура Кичеева, Юра Коваленко, Света Хрусталева. Они рассказывали: у кого-то мама умерла от голода, у кого-то мама пошла в ближайший поселок и замерзла. Я могу со всей уверенностью сказать, что детские дома были действительно спасением для тех детей, которые остались без родителей. И я, деревенская девочка, мечтала быть в детском доме, потому что там кормили так, как мы дома не ели, и их одевали так, как нас дома не могли одевать.

— А еще были смешные моменты. В нашем детском доме в Новоникольском дети очень часто болели стригущим лишаем, и их отправляли в Томск лечиться, а потом они возвращались кудрявые. И так как я общалась с девчонками из детского дома, то я думала как бы мне тоже заболеть, чтобы меня тоже послали в Томск и я бы приехала кудрявая и красивая.

Позже, когда в Новоникольском детский дом закрыли, в его стенах создали интернат для народов Севера. Анна Ивановна Клюстер продолжала в нем работать
Позже, когда в Новоникольском детский дом закрыли, в его стенах создали интернат для народов Севера. Анна Ивановна Клюстер продолжала в нем работать

Мои деды тоже были сосланы на Васюган

Под фильмом «Дети Нарыма» за неделю написали комментарии почти пятьсот человек. Многие комментарии — от потомков сосланных на Васюган.


Татьяна Панченко:

Странные мы люди россияне. Благодарят Сталина за заботу о сиротах. Не задумываются о том, а откуда появились эти «сироты» с Ленинграда, Прибалтики, Украины и т. д. Это дети репрессированных, родители которых были расстреляны добрым Сталиным. Люди! Когда же начнете мозгами шевелить?


Елена Власова:

Родителей моей бабушки раскулачили. Они были с Алтайского края, Родинский район. Моя бабушка Бачмага Мария Петровна была подростком. Из пятерых детей остались они с сестрой. Родители погибли. Сослали на Васюган...


Ирина Парягина:

Спасибо, хоть увидела, где мой прадед раскулаченный голову сложил, маме покажу, может, что вспомнит из рассказов родителей.

По реке Васюган установлено более 50 памятных знаков на местах, куда ссылали людей
По реке Васюган установлено более 50 памятных знаков на местах, куда ссылали людей

Людмила Лобанова: Благодарна вам за фильм. Впервые я увидела свою Родину, откуда меня увезли после войны. Я родилась в 1941 г. в Среднем Васюгане, куда мою бабушку с детьми сослали в 30-е годы. Когда открылась школа, где учились и детдомовские дети, бабушка работала там учительницей. Однажды дети из детдома съели на перемене сырые картофеленки, которые она принесла в качестве учебного пособия по арифметике. Она поругала их, а после уроков дала ведро мелкой картошки, чтобы испечь на костре. Кто-то использовал это как повод для доноса, и в 1943 г. бабушку арестовали по 58 статье, она умерла в тюрьме.

Наталья Рыбакова:

Мой отец Рыбаков Геннадий 1938 г.р. В войну попал в детский дом в Нарыме, в какой именно – мы не знаем. Спасибо вам, что показали места папиного детства.


Арина Конычева:

Моих бабушек тоже все это коснулось, раскулачивание, ссылки, разлучение семей.


Ирина Крайсмен:

Это история и моей семьи. Прадед Мурашкин Алексей был раскулачен в 30-е и сослан в Каргасокский район с малолетней моей бабушкой. Бабушка выросла в детском доме, так как прадед вскоре после прибытия в места ссылки умер прямо на улице от истощения. Шел, упал и умер... Даже не был похоронен... А рядом были/жили люди....


Элен Геллер:

Мой прадед с семьей с Алтая, был раскулачен и сослан в Нарым в чем были, не разрешили взять ничего, из дома сделали Ребрихинский сельсовет. Прожили в Нарыме, потеряли 8 детей от болезней, выжил лишь мой дедушка. Но и там сумели обзавестись хозяйством, работали и после войны вернулись в Барнаул.


Елена Черникова:

Спасибо вам за такой фильм! Я родилась и выросла в Каргасокском районе на реке Васюган. Мои бабушка и дедушка со своими родителями были сюда сосланы, дед из Алтайского края, а бабушка из Омской области. Деда я не успела застать,а вот бабуля рассказывала про те тяжелые времена с глубокой горечью и обидой. Да и не особо она любила вспоминать те времена. Было очень тяжело. Жалею, что на тот момент не фиксировала воспоминания бабушки, а теперь уже спросить не у кого. В раннем возрасте как-то не особо придавала значение, в каком, оказывается, тяжелом на историю районе мы выросли.

Alina Kisejeva:

Мои прадед Зенин Иван Борисович и прабабушка были раскулачены и сосланы из села Вассино Новосибирской обл. Сосланы в Нарым. Построили там дом, который забрали, по слухам, под сельсовет. Второй дом не осилили, не позволили возраст и здоровье. Взрослые дети больных родителей вывезли на родину в Вассино. Там они и похоронены.


Ольга Ячигина:

Только начала смотреть, остановилась, чтобы оставить отзыв. Сразу с самого начала история откликается мне. Отец родился в этих краях. Бабушка раскулаченная/репрессированная, дедушка местный из остяков.


Наталья Попова:

«Молодец Сталин, детдома сохранил» – милая женщина, если бы он родителей не губил, в таких количествах детдомов нужды бы не было.


Elena Koulia:

...простите ее... это «стокгольмский синдром» — защитная реакция психики... чтобы не сойти с ума от страшной правды... не нам судить это поколение...

Река Васюган
Река Васюган

Светлана Клабукова: Недавно наткнулась в интернете на своих родичей, лист о раскулачивании ссылкой с Алтая в томские болота. Пофамильно. И поименно перечислены даже младенцы. И везде статья — враг народа.

Роберт Акбашев:

…Причиной безотцовщины и сиротства стала не только война, но паранойя и идеология. Зачем строить детские дома в труднодоступном месте? Зачем ссылать всех неугодных в одно место? Чтобы «наилучшей советской методологией» перевоспитать? Ответ в нынешней редакции Конституции в статье про «государственных детей». Фильм достаточно объективно и недвусмысленно показывает, что советская система детских домов спасла много деток во время войны. Но при этом я согласен с кредо Александра Гезалова, что хороших детских домов не бывает.


Анна Корякина:

У меня прапрадед был раскулачен, жену убили, его сослали, но мы даже не знаем, куда. Мою прабабушку он спас, ей было 10 лет, посадил на лошадь, дал еды и сказал бежать. Так через годы скитаний она оказалась на Урале. До войны успела купить корову, она ее спасла. Мне это дедушка уже рассказывал, она умерла еще до моего рождения.


Валентина Мозер:

Кулаками стали называть всех подряд крепких крестьян. На моего деда никто не работал, просто семья была большая, поэтому и хозяйство большое. За это и сослали в Сибирь. В этом и ужас всего, что происходило. Может, кто-то и не хотел продавать зерно. Но в большинстве случаев этим понятием просто пользовались, чтобы свести счеты или выполнить план по раскулачиванию. Пока живы мы, потомки таких людей, впаривать нам, какие плохие были кулаки — неблагодарное дело.

Александр Алексеев: Спасибо за фильм, спасибо за ваш огромный труд! Таких фильмов и сюжетов нужно снимать как можно больше, чтобы современные дети просвещались, понимали, каково было их предкам, ценили то, что имеют... Вспоминаю рассказы бабушки, как их раскулачивали, везли на подводах, как погибали в дороге люди, дети, как выживали на месте высылки, землянки копали, лебеду ели... Во время войны работали вместо мужиков, еловую лапку заготавливали, прыгали с макушки елки на макушку соседней, чтобы время не терять на спуск и подъем! Как вообще выжили?! Нам, современному поколению, это даже представить страшно... Спасибо за прекрасные виды родного Васюганья! Старая Березовка – Родина, да, именно так, с Большой буквы Р... Родина!

Елена Мыглина:

Мой прадед был труженик, четверо детей. Да, нанимал двух помощников, но жили бедно. Пришли, забрали весь хлеб. Он умер от голода, спасая детей.


Виктор Нестеров:

С моим дедом, крепким крестьянином, трудолюбивым мастером на все руки, поступили точно так же, отобрали все, всей семьей погрузили на баржу и отправили в ссылку, Каргасок, Чижапка. Дед и бабушка через год или два померли, остались две маленькие дочки, их отправили в детдом.


Дмитрий Балашов:

Спасибо за фильм. Нельзя забывать. Мой прадед в нарымском крае где-то лежит, даже не знаем, где. Всю семью в 1930 раскулачили и сослали в нарымский край из Алтайского края, с. Уржум. И отец был по рождению враг народа. Реабилитировали только в 89-м всех.


Ольга:

Спасибо за этот фильм. Мои прабабушка и прадедушка в 30-е годы были сосланы в Нарым с Алтая. Позднее бабушка приезжала туда и пыталась найти их могилы, но не смогла. Страшное время было. Трудно представить весь ужас, который пришлось людям пережить.

«Кух с присыпочкой» — это про мою маму...

Фильмы Экспедиции ТВ2 снимаются на народные деньги. Помочь следующим экспедициям можно, перейдя по ссылке. В ближайшее время съемочная группа отправится на реку Кеть, где сейчас живут в основном староверы, и пройдет путем, что был основным четыреста лет назад. И отправится через Васюганское болото на реку Чижапку, куда ссылали раскулаченные семьи. Вы можете выбрать, какую именно экспедицию хотите поддержать. А ваше имя появится в титрах.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?