ТВ2
Кто и почему стреляет в Мыльджино?
"Дикий Запад" на томском севере. Продолжение истории.
В конце мая мы рассказывали о том, что в селе Мыльджино Томской области возник конфликт между вахтовиками двух частных компаний, занимающихся перевозкой жидкого газа. С одной стороны были работники "Ситэк", в том числе местные жители, с другой - вахтовики компании "Сибрегионгаз", часть из которых называла себя экологическими активистами движения "Защитим томскую тайгу". Последние жаловались на то, что "Ситэк" работает незаконно, а на попытки остановить работу его сотрудники отвечают агрессией и угрозами. История развивалась. Несколько раз дело дошло до стрельбы, в Мыльджине возбудили два уголовных дела. Один из участников с пятью ранениями месяц провел в больнице, а другой находится в СИЗО. Журналисты ТВ2 съездили в отдаленное село, чтобы посмотреть, что там там происходит, услышать все стороны конфликта и узнать, что думают о ситуации местные жители.
Село на чайной реке
Дорога в Мыльджино долгая и на перекладных. Маршрутка до райцентра - Каргаска - едет больше пяти часов. Из Каргаска в летнее время попасть в Мыльджино можно по воде и воздуху, доехать по земле получится лишь зимой. При этом Каргасок на пути к Мыльджино будет не последней транзитной точкой. Заранее нужно договориться с таксистом, который подхватит вас в райцентре и еще около 80 км провезет до местности Волков бугор на реке Васюган. Здесь, также по предварительной договоренности, у берега Васюгана вас встретит человек на лодке. Под звуки мотора нужно провести в среднем четыре часа пути - сначала по воде Васюгана, а затем по его притоку - реке Нюрольке. Такие перевозки для местных - один из способов заработка. Нас от Каргаска до Волкова бугра вез Тимур, который в основное время работает на каргасокском водоканале. На вопрос, не жалко ли ему гонять по бездорожью свою Toyota Wish, разводит руками - "крутиться надо как-то". На лодке мы добирались с Василием Кузнецовым, он работает в Мыльджинском пожарном пункте. К слову, лодка в одну сторону стоит пять тысяч рублей с человека. Перевозят от случая к случаю вахтовиков и редких заезжих. При удачном стечении обстоятельств водитель и лодочник координируются и в обе стороны едут с пассажирами.
"У большинства местных лодки есть, вертолет раз в неделю летает, газовиков-вахтовиков с месторождения тоже вертолетом меняют. В него еще можно залезть, если место свободное есть, договориться, - громко объясняет нам Василий, чтобы перекричать моторку. - В распутицу только вертолет из транспорта, он полный всегда, в это время тяжело добраться. А по зимнику вообще лафа - на машину прыг, три-пять часов, смотря какой зимник, и в райцентре".

Четыре часа дороги разговариваем с Василием про жизнь в здешних краях. Говорит, сам долго мотался по разным селам, в итоге понял, что жизнь примерно одинаковая везде, и решил остаться в Мыльджине. Сейчас ему сорок.

"Местные у нас работают либо в "Газпроме" на промысле (компания добывает газ на Мыльджинском месторождении - прим. ред.), либо на сезонных работах на газе (речь идет о компаниях, которые покупают газ у "Газпрома", транспортируют его и перепродают - прим. ред.), а остальные - кто где. Я вот в пожарке работаю, нас пять человек там. Остальные промышляют: грибы, ягоды, рыба, мясо, соболя. Много пенсионеров", - рассказывает Василий.

Маленькие дети в селе ходят в детский сад, есть неполная школа. Дочери Василия, которые в сентябре идут в десятый класс, едут учиться дальше в Каргасок, будут жить в школьном интернате. Всего девятый класс в Мыльджине нынче окончили четверо школьников. Молодые, говорит Василий, приезжать пытаются, но в итоге не остаются - перспектив особо нет. "Кто учиться не ездил, тот здесь еще. Газа бы не было, отсюда все бы уже давно уехали", - считает он.

По пути мы пару раз останавливаем лодку у берега - порыбачить. Много времени это не отнимает, на каждый привал тратится от силы десять минут. За это время Василий тянет на спиннинг несколько крупных окуней и щуку, но бочка, что стоит в лодке, уже прилично наполнена рыбой. Это то, что рыбак наловил по пути к нам. Рассказывает, что рыбы сейчас в Васюгане и Нюрольке хватает. Ловят окуней, язей, карасей, щук, а по весне бывают и лещ, и судак, и стерлядь.
Вода в реках тут всегда насыщенного коричневого цвета - как крепкая заварка, это природная особенность. В советские времена здесь был крупный леспромхоз, бревна сплавляли по воде, реки были засорены щепой, тогда рыба уходила. В 90-е леспромхоз развалился. Рыбы прибавилось. Теперь загрязнения в реке другого свойства.

"От нас возят газоконденсат, наливные - бензин из чего делают. И возят еще из двух мест газ. Вот сейчас катера едут, - показывает он. - А за ними таких еще целая куча будет. Они все идут сплошняком, а по воде мазут плывет. Такая пленка, как знаете, если нальешь бензин, цветная сверху. Они все выливают в речку всегда. Мазута, какая накопилась в теплоходе, хоп, вылил ее, да и все. <...> Ну, выльют, 50 литров - 100 - это вообще ни о чем. Никто ничего не соблюдает здесь, никто не проверяет".

Несколько лет назад жители окрестных мест поднимали тревогу, что из-за загрязнений рыбы в реках становится с каждым годом меньше. Нынешние масштабы загрязнений, по словам Василия, не так заметны, но все-таки жители успели буквально на вкус почувствовать экологическую угрозу.

"В глобальных масштабах пока незаметно, капля в море, грубо говоря. Заметно было, когда в свое время в верховьях Васюгана зимой трубу прорвало у нефтяников, они не могли найти утечку. Не знаю, сколько вся эта дрянь бежала в речку. Это отсюда 400-500 км, но весной здесь, внизу Васюгана, мы рыбу ловили, а ее есть невозможно было. Она живая, но ее в котелок кинул, начала вариться, и там такая вонища, как будто бензина вылил в кастрюлю. Вся рыба по всему Васюгану воняла, представляете, сколько там должно было вылиться из трубы? - вспоминает рыбак. - Тогда написали в газете 300 литров вылилось, кажется, а там минимум 300 тонн вылилось. Потому что я представляю, что такое труба и что такое прорыв. Да что говорить, в низовьях реки берешь икру щучью, готовишь как положено, поел, отрыжка бензиновая сразу же. А что, нефтяники? Им все можно. Они там моря целые разоряют, а у нас - это фигня".
Да что говорить, в низовьях реки берешь икру щучью, готовишь как положено, поел, отрыжка бензиновая сразу же. А что, нефтяники? Им все можно. Они там моря целые разоряют, а у нас - это фигня.
В Мыльджино приплываем к 10 вечера. Здесь еще светло - север. В середине июля солнце не садится до поздней ночи, светает уже через пару часов. У деревенского причала припарковано много машин с прицепами для лодок. Василия встречает младший сын - Сармат - помогает отцу пришвартовать лодку. Само село Мыльджино небольшое. Несколько улиц растянуты рядами вдоль реки, окружено оно тайгой и болотами. Согласно последней переписи населения, в Мыльджине живет 377 человек. Но местные подсказывают, что это те, кто тут прописан, а по факту людей и того меньше. Еще около десятка лет назад перепись насчитывала в этих краях чуть меньше 600 человек. Посторонних тут сразу замечают, свои все примелькались, вахтовики чаще приезжают регулярно и на длительный срок.
Велосипеды в поселке оставляют за оградой, машины и двери замыкают, только если уезжают надолго. Объясняют, что все свои и никто не ворует. Местные, что постарше, рассказывают то ли быль, то ли легенду о том, что когда-то один селькуп здесь начал воровать у соседей. Об этом узнали, собрались, решили и все вместе его утопили, никаких следов и очевидцев "не осталось". В магазинах продают в основном то, что не добыть самому: консервы с долгим сроком, крупы, муку, конфеты, печенье, средства гигиены. Есть хлеб, но количество булок ограничено под постоянных покупателей. Остальное не нужно - почти все здесь рыбачат, собирают дикоросы, охотятся. Сетуют, что без этого не прожить: цены в магазинах аккурат вдвое выше, чем в Томске. Но все-таки, несмотря на небольшое количество народа, отдаленность и традиционный уклад, деревенская жизнь со временем меняется, считает Василий.
Семьи разрушаются, реки засоряются, уклад деревенский рушится, и начинается бардак.
"С одной стороны, конечно, все эти организации дают в деревне людям работу, а с другой стороны, засоряют все. Потом в деревне обычно свой быт, все налажено у людей. Я в свое время гастролировал по деревням, там пожил, тут пожил. И вот люди везде живут своими делами, как одна семья: вместе все - свадьбы, похороны, праздники. Вахтовики приходят, и начинается: новые люди, пьянки, кто у кого жену увел. Он приехал и поработать, и отдохнуть, ведет себя, как хочет: приехал, нагадил и уехал. А люди потом… Семьи разрушаются, реки засоряются, уклад деревенский рушится, и начинается бардак", - рассуждает он.
"Война за ресурсы"
Недалеко от самого поселка находится Мыльджинское газоконденсатное месторождение. Добычу здесь ведет "Томскгазпром". Здесь начинал свою карьеру губернатор Томской области Сергей Жвачкин, многие местные его до сих пор помнят. Говорят, "был хороший и старался для села".

"Газпром" продает газ частным компаниям, которые закачивают его в машины, везут к своим перекачивающим станциям у реки. Здесь газом наполняют цистерны и на баржах по воде везут дальше на продажу. У берега Нюрольки всегда толпится много кораблей, которые ждут своей очереди на закачку и отправку. Сейчас в поселке работают только две компании, которые занимаются транспортировкой газа. Одна из них "Ситэк", вторая "Сибрегионгаз" (по последним данным, компания переименовалась в ООО "Титан" - прим. ред.). И та, и другая работают здесь несколько лет. Еще летом 2019 года в региональный ОНФ приходили письма от жительницы Мыльджина Оксаны Семибратовой и еще нескольких человек, которые жаловалась на небезопасную работу "Ситэк". В начале этого сезона между сотрудниками двух компаний произошел конфликт, о котором стало известно за пределами Мыльджина.
В конце мае в редакцию ТВ2 обратился активист движения "Защитим томскую тайгу". Он рассказал, что его знакомые (некоторые из которых также были активистами движения) работают в Мыльджине на "перекачке газа" в компании "Сибрегионгаз" и борются с незаконной работой компании "Ситэк", которая, по их словам, нарушает технику безопасности. Из-за этого, мол, полностью газифицированный поселок может сгореть. Свои мотивы они объясняли гражданской позицией. Тогда Денис съездил в Мыльджино, предоставил в редакцию видео, позже к нам обратились и сами сотрудники компании "Сибрегионгаз". Они рассказывали, что некоторые местные жители просили их помочь прекратить небезопасную работу "Ситэка", а они откликнулись на просьбу. С их же слов, когда они попытались препятствовать работе, другие местные жители, которые трудоустроены в "Ситэке", начали им угрожать расправой нелегальным оружием. Ведь если компания уйдет из села, они останутся без работы. Тогда нам не удалось получить позиции сотрудников "Ситэк" и их видения ситуации, не удалось связаться и с руководством компании. Глава Средневасюганского сельского поселения Андрей Русаков подтверждал, что компания "Ситэк" действительно незаконно оборудовала перекачивающую станцию на арендованном через субподряд участке земли у берега Нюрольки. Подробнее об этом мы рассказывали в этом материале.

Но события в Мыльджине развивались. То и дело в соцсетях появлялись сообщения о перестрелках, такие же сообщения поступали в редакцию. В июне врач Каргасокской больницы сообщил нам, что из Мыльджино санавиацией к ним доставили пациента с несколькими пулевыми ранениями. В то же время сотрудники "Сибрегионгаз" сообщили, что одного из их коллег поместили в СИЗО и завели уголовное дело. Чтобы рассказать эту историю дальше, мы съездили в Мыльджино и поговорили с той и другой сторонами конфликта. Ниже приводим их рассказы.
"Ситэк": "Они просто пакостники"

Участок компании огорожен забором из профилированного железа. Местные говорят, что это забор тут появился недавно, после того, как на перекачках "стало неспокойно". Нас встречают с недоверием, работники на контакт идут не сразу, вызывают мастера участка - Дениса Соснина, поговорить все-таки получается.

Сотрудники "Ситэка" рассказывают, что первые непонятные ситуации во взаимоотношениях с "Сибрегионгазом" начали возникать этой весной, хотя те же люди жили в поселке и в прошлом году. Тогда, по их словам, они просто приходили поснимать видео. Этой весной сначала заметили, что машины начали часто ломаться, а при техосмотре выяснили, что в топливные баки попал сахар.

"Насыплют его в КамАЗы, чтобы мы не ездили. Никакие они не активисты, ни за какую экологию не борются, просто конкуренция. У них такая же компания, как у нас, тут рядом. Всего две компании этим (транспортировкой газа на продажу - прим. ред.) занимаются летом. По весне машины стояли у нас, а они жили с самой весны, ходили, по ночам сыпали. Машины стали ломаться, потом баки мыли, все чистили", - рассказывает водитель "Ситэка" Дмитрий Бочков.

По рассказам, позже ребята из "Сибрегионгаза" не давали "Ситэку" занять арендованный участок и начать на нем работу, постоянно приходили на территорию снимать видео. "Гранаты кидали дней пять подряд нам на территорию, каждый день ходили и ходят сюда, как на работу, что-то снимают, куда-то отправляют", - добавляет Дмитрий Бочков. Вспоминают сотрудники и случай, когда один из сотрудников соседней компании ворвался на территорию с травматическим пистолетом и пытался остановить перекачку.

В "Ситэке" уверены, что ребята из "Сибрегионгаза", которые "устраивают им пакости", вовсе не работают на перекачке, как числятся, а приехали в село специально для того, чтобы мешать работе прямых конкурентов. Мастер участка "Ситэка" Денис Соснин считает, что все "пакости" нужны для того, чтобы "Ситэк" не успевал забирать газ. "У нас как делается, мы заранее проплачиваем "Газпрому", а если мы свой объем не забираем, нам штрафные санкции".

В одну из ночей июля Артем Янчук, оператор "Ситэка", работал в смену. "Они потушили нам электростанцию, стружку металлическую насыпали, она сразу заглохла. Как свет потух, мы с коллегой решили выйти, дверь была заблокирована. Я выпнул дверь. Была полная темнота, ночь. Дверь открылась, как будто кто-то спрыгнул с крыльца. Следом мне струя баллончика брызнула в лицо. Перерезали провода видеонаблюдения. Оно есть, но без дисков записи. Во время нападения они ломали станцию нашу и били кувалдами по компрессору", - вспоминает Артем Янчук.

Спустя некоторое время в поселке сгорела машина, которая принадлежала "Сибрегионгазу". Кто ее поджег - неизвестно, сотрудники "Ситэк" свою причастность к этому отрицают, а во второй компании уверены, что это сделали именно они. На следующий день после ночного поджога машины у одного из сотрудников "Ситэка" Артема Янчука был выходной.
В теле было две пули: одна в ноге, другая в ключице. Которая в голову попала, она как бы вошла под кожу в районе лба и вышла уже спустя сантиметров 7-8, разорвала мягкие ткани, гематома была там.
"Я с девушкой был на берегу реки неподалеку от нашей организации, там у них на берегу машина стояла. Успел я только повернуться назад и увидеть, что это были они. Раздался выстрел, и мне говорили, что я там что-то шел на него, что-то пытался сделать, но без оружия был. По голосу и телосложению я опознал, что стрелял Константин Попов. Больше я не успел рассмотреть, только повернулся, увидел силуэт и голос, - вспоминает Артем Янчук. - Он нецензурно кричал, что типа я офигел. Машина уже сгоревшая была на берегу к тому моменту. Пять пуль только в меня попало, я после первой уже ничего не понимал. Сначала он мне в голову попал, потом в ключицу, в ногу, в плечо касательно и в живот касательно. Нога до сих пор гниет. В теле было две пули: одна в ноге, другая в ключице. Которая в голову попала, она как бы вошла под кожу в районе лба и вышла уже спустя сантиметров 7-8, разорвала мягкие ткани, гематома была там".
Артем рассказывает, что после первого выстрела из травматического пистолета уже ничего толком не помнил. Очевидцы позже ему рассказали, что он начал терять сознание, на место вызвали фельдшера, чтобы остановить кровотечение. Самолетом санавиации его доставили в Каргасокскую больницу. Это случилось 16 июня, выписали Артема Янчука 16 июля - ровно через месяц. Врачи установили, что здоровью Артема был причинен легкий вред.

Он продолжает ходить на перевязки, на работу пока не вышел. "У меня до сих пор на ноге там все гноится, фельдшер сказала, что надо снова в больницу в Каргасок ехать. Ну вы знаете, как от нас выбираться и сколько это все стоит", - говорит Артем. Санавиация доставляет в больницу только при крайней необходимости, в остальных случаях добираться на лечение нужно самому, в Мыльджино из медпомощи только фельдшерский пункт.

В больницу к Артему приходили полицейские, следователи, опрашивали. Говорили, что у самого Константина Попова, который предположительно стрелял, травматический пистолет уже изымали, а из какого оружия стреляли в этот раз - неясно. Константин Попов сейчас находится в СИЗО, ему вменяют статью "хулиганство". Суд по делу пройдет 6 августа.
"Сибрегионгаз": "Мы действуем в правовом поле"

Шестеро сотрудников "Сибрегионгаза", которые вовлечены в конфликт с "Ситэком", снимают дом в селе. Мы встречаемся с ними там около 11 часов дня. Все они в этот момент находятся дома. Дмитрий Янин объясняет, что пока по не зависящим от них причинам каждодневной работой не обеспечены. "Я и мои коллеги все работали в "Сибрегионгазе" на должностях ремонтников различного оборудования, но сейчас мы переведены в организацию ООО "Титан" и ждем оборудование, чтобы его устанавливать", - говорит Дмитрий. Во дворе дома есть самодельные тренажеры, на кухне стоят упаковки спортивного питания. В этом доме сотрудники поселились недавно, до того снимали дом по соседству - пришлось съехать после стрельбы с участием сотрудников "Ситэк".

По словам Дмитрия Янина, в одну из ночей июня он был дома один. Его коллеги разошлись - двое пошли гулять с собакой, один на тренировку, еще один - в баню. "Я услышал, что стоит автомобиль буквально возле дома на дороге, голоса услышал пьяных людей и местных жителей: Крауса, Широбокова. Они вместе с Амировым Русланом работают в "Ситэке". Услышал крики, выстрелы в воздух. Не определил в темноте, из чего были выстрелы, но их несколько последовало, около 6-7. Скорее всего, там карабин был или что-то еще", - говорит Дмитрий. Тогда, по его словам, они вместе выпили чай и Амиров с компанией ушел. Чуть позже в дом вернулся один из коллег Дмитрия Янина - Петр.

Мы услышали щелчок затвора, то есть что оружие приведено в боевое положение. Петр спрятался за стенку возле двери, а я отошел за холодильник. Прозвучал выстрел, разлетелись щепки, дробь, пара дробинок в меня попала, одна где-то в ребра, другая в плечо.
"И уже после этого началось развитие всех этих событий. Как я понял, подбегает Амиров Руслан к двери и начинает орать, пинать эту дверь, мол, "открывайте, открывайте, всех убью". Непосредственно возле двери стоял Петр, за ним я. Мы услышали щелчок затвора, то есть что оружие приведено в боевое положение. Петр спрятался за стенку возле двери, а я отошел за холодильник. Прозвучал выстрел, разлетелись щепки, дробь, пара дробинок в меня попала, одна где-то в ребра, другая в плечо, но я был взволнован во всей этой ситуации и одну даже не заметил. Хорошо, что я отошел в принципе, потому что на полу потом очень много дроби валялось. Выстрел Амиров производил по голосу, целенаправленно", - вспоминает Янин.
Дыру в двери, в которую стреляли, уже заколотили. Пуля попала в кастрюлю
По его словам, после этого Амиров выбил дверь и забежал в дом, начал угрожать. "Кухня маленькая, в ней еще два человека находились, я начал перемещаться по комнате, сближаясь с ним, чтобы он не смог прицелиться и развернуться. Не помню, как он выстрелил в холодильник, может, в рамках устрашения. Я не успел перейти в другую комнату, в которой находился Петр. Встал примерно в дверном проеме, Амиров попытался нанести удар прикладом в область головы, но так как я убирал голову, он разнес шкаф, в котором висели вещи. Все это рассыпалось и упало". Дмитрий Янин говорит, что Руслан Амиров хотел встретиться с Константином Поповым, остановить ситуацию удалось только обещанием, что Константин свяжется с Амировым.

Последствия той ночи сняты на видео, которое присылали в редакцию ТВ2. После перестрелки соседи настояли на том, чтобы хозяйка перестала сдавать дом, поэтому сотрудники "Сибрегионгаза" арендовали другое жилье. Следы стрельбы до сих пор сохранились у дома. По словам Дмитрия Янина, видео снималось, чтобы "зафиксировать следы преступления" для полиции, которая ехала на вызов два дня.

"В итоге прибыло три участковых из Каргаска, хотя заявление поступало о незаконном проникновении в СК, заявление поступало в полицию. Но они квалифицировали по 119 (угроза убийством), хотя тут была попытка убийства или хулиганства, они почему-то угрозу убийством рассматривали здесь. Но угроза жизни и здоровью очень серьезная была бы, можно было бы не долететь до больницы, учитывая время и место свершения такого преступления", - отмечает Дмитрий.
Что касается случая со стрельбой из травматического пистолета в сотрудника "Ситэка" Артема Янчука, то Дмитрий Янин причастность Константина Попова отрицает. Говорит, что он в момент стрельбы находился дома. Сотрудники "Сибрегионгаза" говорят, что стараются "действовать в правовом поле": пишут жалобы в местную администрацию, заявления в полицию. В целом Дмитрий считает, что их отношения с сотрудниками "Ситэка" после всех случаев не изменились. "Сами стараемся придерживаться норм права и свою деятельность осуществлять, не отходя от требований закона", - говорит он.
"В деревне мы, конечно, устали от этих всех"
Мнения местных жителей о компаниях несколько разнятся, но все сходятся в одном: разборки двух компаний утомляют и мешают нормальной жизни. Высказывать свое мнение открыто большинство жителей опасаются, поэтому мы приведем его анонимно.

"В деревне мы, конечно, устали от этих всех, от этого "Ситэка" тем более. Они по жизни все пьяные, по деревне ходят, эти разборки постоянные, дороги нет. Местные там только операторы, водители с Каргаска в основном, с Колпашева приехали. У нас считай деревня там начинается, где их перекачка. Если там рванет, там рядом стоят баржи с контейнерами, машины с контейнерами, если рванет, то я думаю, мало не покажется, - говорит один из жителей Мыльджино. - Хотя я сам работал в этой сфере оператором в свое время, чтобы рвануло, надо постараться, я думаю. Но у нас тогда там серьезно все было, а сейчас вообще там не поймешь что. Вторая организация - у них серьезно, там ни пьяных, ни сраных нет, все четко, как полагается. А "Ситэк" - она какая-то разгильдяйская, нынче хоть ограду сделала, а до этого какой-то компрессор и куча пьяных рабочих ходит, что-то там качают. Нынче за них взялись, начали травить, они начали забор делать, огнетушители, потрезвее стали. У второй компании и зарплату побольше платят, но экономят на всем остальном. Плюс только один - газовики дают работу, все остальное - одни сплошные минусы".
Старая машина пожарной части в Мыльджино. Сейчас в распоряжении есть и новая
Продавец в местном магазине рассказывает, что всех так или иначе касаются эти войны. Например, ее родная сестра живет в двухквартирном доме как раз там, где за стенкой была стрельба. "Она сильно переживала, у нее были и стресс, и страх, и все на свете. Конечно, это страшно все. Они делят просто деньги между собой", - говорит она.

"Этому краю деревни мешают не так сильно, а тому очень, - говорит местный житель Егор Булыш. - Недавно они сливали масло со станции, там непонятно, кто у кого слил, но они отключили старую перекачку от электричества. Но и мы, половина поселка, питаемся от этого электричества, линия идет на нас. Света не было с вечера всю ночь до утра, часов 12 в общей сложности. До этого они сваливали дерево на провода. Первый год такое у нас. Компании тут две, делят, кто перекачивать и возить будет. Я сам много лет проработал на подобной перекачке. Местные работают и там, и там".
"Знаете, нам ни те, ни те не мешают. Работали бы да работали спокойно. Если так посмотреть, это вышестоящие там деньги делят, а работяги что, что пацаны, что шофера, - рассуждает еще один житель села. - Мужикам надо работать, мы рады, что они и местным дали вон сколько работы, с другой стороны. Все молодые, у всех семьи, всем надо работать".

Его перебивает соседка, говорит, что такая "война" между компаниями случилась в их селе впервые. Вспоминает, что в самом начале работы "Газпрома" в селе работали одновременно до 17 организаций.

"Бывало разве что в клубе пободаются, девок не поделят. Зачем воюют - неужели им газа мало? Не было бы вот этих наемников, и тихо было бы. Шофера между собой не воюют, - возмущается она. - Я сама там даже участвовала - ругались, драку я не видела, стояли через забор друг на друга кричали, мы разогнали. Получается, одни сделают пакость другим, те идут в отместку делать. Всякое разное там было, они им и компрессора били, и бомбочки стреляли. Но чтобы до стрельбы доходить, это что такое?".

В селе говорят, что написали коллективное письмо в администрацию поселения и района, в котором потребовали собрать общий сход с руководством двух компаний и главами администраций, чтобы разрешить сложную для Мыльджина ситуацию.

В администрации Средневасюганского сельского поселения нам подтвердили эту информацию, но сказали, что пока этот вопрос решиться не может из-за коронавируса - в Каргаске все на карантине, "болеют все, в том числе глава района".
Что дальше?
Сейчас у главы Средневасюганской администрации Андрея Русакова на руках есть все документы, чтобы изъять земли у компании "Ситэк", на которых она работала незаконно. Участок, где сейчас стоит перекачка, был арендован под строительство склада, а сейчас используется не для этого.

"Земли эти передали мне на благоустройство, документы уже оформлены. "Ситэк" мне уже начинает присылать предложения, что в месяц 100 тысяч платить будет, плюс площадку детскую построит. Но эти земли, они не предназначены для того. У второй компании все законно. Но у них конкуренция, кто больше перекачает", - объясняет Андрей Русаков.

Сможет ли компания найти земли у села на законных основаниях - глава сказать не может. Объясняет, что такой участок нужно специально искать, к тому же требуется подходящая инфраструктура.
Процесс идет, все качается, все зарабатывают: "Газпром" продает, заводы, которые перевозкой занимаются, продают дальше. У кого деньги есть, тот и решает проблемы.
"Это все чьи-то земли, или сельского поселения, или лесничества, а главное, нужны дороги подъездные для работы", - говорит он. - К тому же они ("Ситэк" - прим. ред.) в прошлом году тоже работали у нас, земли в аренду взяли, должны были платить, не не заплатили. В этом году опять другая фирма выиграла торги и субподряд отдали "Ситэку", опять идет этот обман. Поэтому решили контракт расторгнуть. Сейчас я через суд буду освобождать земли. Эти фирмы - однодневки, никто ничего не платит. Год пройдет, они прокачают и этой фирмы не станет, крайнего не найдешь. А зарабатывают миллионы, одна бочка пропана стоит 800 тысяч, а там по 30 катеров, в каждом сколько бочек. Процесс идет, все качается, все зарабатывают: "Газпром" продает, заводы, которые перевозкой занимаются, продают дальше. У кого деньги есть, тот и решает проблемы", - сетует Андрей Русаков.
***
Константин Попов сейчас ждет следующего суда в СИЗО. Ему вменили "хулиганство", но он и его защитник не согласны с квалификацией преступления и мерой пресечения.

"Я не так давно вступил в уголовное дело, однако, пообщавшись со своим подзащитным и ознакомившись с материалами дела, той малой частью, что доступна стороне защиты на данный момент, был удивлен тому, как разворачиваются события на сегодняшний день. В частности, квалификация деяния моего подзащитного в корне неправильна, материалами дел она не подтверждается, кроме того, заключение под стражу считаю необоснованно жесткой мерой пресечения, не отвечающей характеру и степени совершенного деяния", - считает адвокат Михаил Ерастов.

С Русланом Амировым, на которого также возбудили уголовное дело после стрельбы в арендованном "Сибрегионгазом" доме, нам связаться не удалось. Коллеги из "Ситэк" отказались дать его номер телефона. Известно, что его под стражу не заключили.

А жители села ждут, когда ситуация в Мыльджине изменится и на контакт с ними смогут выйти местные власти и представители компаний.
Текст, фото: Елена Бронникова

Видео: Роман Чертовских

Мыльджино, Томск, август 2020 года

Рассказываем о том, что важно. Поддержи ТВ2!