Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. Ксения Старикова: 77% людей против принудительной вакцинации
Истории

Ксения Старикова: 77% людей против принудительной вакцинации

ТВ2 Виктория Мучник

Ксения Старикова самый молодой депутат Думы города Томска. Ей всего 23 года. Однако за ее плечами уже приличный политический опыт. Она успела поучаствовать в создании томского отделения партии "Новые люди" и в политической гонке за место депутата в Госдуме РФ по 182 избирательному округу. А еще Ксения случайно стала героем уличного опроса ТВ2. Она просто и понятно объяснила, почему QR-коды, по ее мнению - это зло. Об этом и не только мы поговорили с Ксенией в прямом инста-эфире ТВ2.

Ксения Старикова
Ксения Старикова

– Начнем с самой актуальной темы, с QR-кодов. В нашем уличном опросе ты сказала, что отрицательно относишься к принудительной вакцинации и введению QR-кодов.  А есть ли официальная позиция у партии «Новые люди» в целом по отношению к QR-кодам?

– Да, позиция есть. Она была высказана Алексеем Нечаевым, лидером нашей фракции в Государственной Думе буквально на прошлой неделе. Основные моменты такие – мы против принудительной вакцинации, мы против всего, что заставляет людей делать какой-то выбор. Мы за то, что человек сам может принять решение исходя из состояния его здоровья. И так же наша партия предлагает дополнительные меры, кроме вакцинации, чтобы поддержать здоровье граждан, и чтобы, в том числе, увеличилось их доверие к государству, и к вакцинам, которые государство предлагает. Одна из таких мер – увеличение пособий. Если человек после вакцинации, например, получил инвалидность или заболел, то сейчас он получает 1000 рублей.

– Всего?

– Да. Мы предлагаем увеличить эту сумму до 50 тысяч рублей в месяц, то есть, если человек получил инвалидность, а в случае гибели человека – три миллиона рублей его семье.

– Если умер после прививки?

– Да, если случились поствакцинальные какие-то осложнения. Чтобы люди поняли, что государство серьезно относится к тому, что предлагает людям. Кроме этого, предлагается ввести дополнительные меры по укреплению собственного иммунитета людей. Например, бесплатная раздача витамина D. Есть исследования, в которых доказано, что люди, у которых все нормально с витамином D в организме, они легче переносят коронавирусную инфекцию. У нас в России 87% жителей с дефицитом витамина D.

– Сколько?

– 87%. К тому же по исследованиям ВЦИОМ, 77% людей заявило, что они против принуждения к вакцинации, и против деления общества – кто с вакциной, а кто не с вакциной. Есть еще люди, которые переболели, у кого просто сильный иммунитет или у кого высокий показатель антител. Поэтому позиция вот такая. Там еще есть ряд предложений, в том числе, продолжать дискуссию по поводу вакцины, дискуссию по поводу вируса.

– Т.е. больше публично обсуждать?

– Да, конечно, среди научного сообщества организовывать гранты на создание каких-то, может быть, новых способов предотвращения этой инфекции.

– Вот ты упомянула витамин D – знаешь ли ты, сколько стоит тест на витамин D?

– Нет, не знаю сколько стоит тест.

– У меня недавно сдавала мама этот тест и он стоил 1500 рублей. Сами витамины D тоже дорого стоят. И к тому же витамин D нельзя принимать, не зная какой у тебя уровень.

– Да, конечно. В том числе, одно из предложений «Новых людей» – организовать полное медицинское обследование, которое будет включено в полис обязательного медицинского страхования, который есть у нас у всех жителей, чтобы люди могли удостовериться, что у них действительно есть показания к вакцине или у них есть противопоказания. И, я думаю, что в программу можно включить и оценку уровня витаминов, в том числе D.

– Ты лично, я знаю, что не поставила прививку. Объясни почему?

– Считаю, что у меня отличный иммунитет, и он замечательно справляется с любыми болезнями. Я простудой, например, болела последний раз года три назад, наверное. И считаю, что в настоящий момент мне это не нужно – я переболела ковидом в легкой форме, у меня замечательное состояние, никаких последствий нет явных, поэтому не вижу для себя пока что необходимости.

– А у тебя есть QR-код как у переболевшей?

– Нет, у меня нет.

– А как ты проникаешь в торговые центры?

– Я никуда не хожу: ни в торговые центры, ни в кинотеатры. Замечательно готовлю дома, беру еду с собой на обед. Мы перестали ходить, в том числе, в заведения общепита. Очень жаль, конечно, что бизнес страдает из-за этого сильно. В Томске многие люди негативно относятся к введению QR-кодов. И история с введением обязательного пропускного режима в транспорте, в продуктовых магазинах – она, конечно, очень спорная и вызывает негатив у жителей.

– Я вчера прочитала новость, что Росздравнадзор будет передавать сведения о тех, кто активно выступает против вакцинации, в следственный комитет и в прокуратуру. Там были указаны уголовные статьи – срок до трех лет лишения свободы. Все очень серьезно. Ты сейчас говоришь, что ты против введения QR-кодов, с недоверием относишься к вакцинации, не боишься ли ты преследования за свои взгляды?

– Я против вакцинации не высказываюсь, я считаю, что не должна она быть принудительной, то есть, сейчас она принимает черты некоего принуждения. Поэтому, если человек решил вакцинироваться – пожалуйста, я ничего против него не имею. У нас в команде ребята кто-то вакцинированы, кто-то нет – это выбор каждого. Будут преследования, я думаю, будем с этим как-то разбираться, решать вопрос.

– То есть, думаешь, что в поле зрения Росздравнадзора не попадешь?

– Посмотрим. Отличная будет новость.

– На кого-то из Томской области уже обратил внимание Росздравнадзор ...

– Может быть, это я.

– Ксения, ты являешься администратором чата «Ковид Томска» от партии «Новые люди». Расскажи, о чем люди пишут в чате, жалуются ли на медицинские структуры?

– Вопросы в основном связаны с симптомами, которые возникают у людей, и последствиями болезни, когда уже человек выздоровел. По этим вопросам врачи постоянно оказывают консультации. Сейчас уже есть позитивный опыт, что люди в этом чате научились друг другу отвечать по каким-то стандартным вопросам. То есть, врачам даже не приходится уже некоторые вопросы отрабатывать. Чат на самом деле, в том числе, был создан, чтобы снизить нагрузку с учреждений здравоохранения, потому что действительно большие очереди…

– Не дозвонишься...

– Да, не дозвонишься. В этом чате круглосуточно практически отвечают врачи. У нас там есть даже врач с Сахалина, который дает консультации. Вот буквально вчера мы встречались с этими замечательными людьми, с врачами. Они бесплатно консультируют, безвозмездно…

– То есть, у вас круг каких-то своих врачей есть, которые с вами сотрудничают?

– Теплые контакты.

– То есть, врачи совершенно безвозмездно оказывают консультации в свободное от работы время?

– Да. В прошлом году им вручили награду губернаторы – благодарственное письмо. Вчера мы для них тоже делали подобное мероприятие, наградили их памятными подарками, благодарностями – то, что можем, мы стараемся для них делать. Потому что, конечно, проблема с коронавирусом острая, и она не угасает.

– Сменим тему. Летом этого года ты баллотировалась в Государственную Думу Российской Федерации. Скажи, пожалуйста, это было решение партии или это личное – тебе хотелось какие-то вопросы решать на федеральном уровне?

– Знаете, и то, и то, наверное. Потому что для меня было очень важно поучаствовать в кампании такого уровня, и сравнить ее, в том числе, с городской кампанией, с областной. И себя на политической арене такого уровня попробовать. Очень здорово! Я благодарна всем, кто за меня проголосовал – 12 тысяч голосов, при том, что на старте предвыборной кампании узнаваемость в моем округе у меня была пять процентов. И 12 тысяч для трехмесячной предвыборной кампании, я считаю, очень здорово, и отличный опыт! Я пообщалась с людьми в области, мы выезжали в деревни, в Кожевниково, общались с обществом инвалидов, обсуждали отдельно с ними какие-то их проблемы, помогали им, консультировали. Выезжали даже в Колпашево. У нас мобильные группы ездили, собирали обращения по всей области. Интереснейший опыт! Повторю ли я его через пять лет – не знаю. Возможно, да. Сейчас наберусь опыта в городской Думе, и со своими идеями…

– На твоих избирательных плакатах было указано: «Род занятий – студентка ТГУ». Расскажи немножко о себе. Я знаю, что ты приехала в Томск из Барнаула. Кто ты, что ты, откуда, что заканчивала?

– На самом деле, там была допущена ошибка, и на момент предвыборной кампании я являлась помощником депутата. То есть, моим родом занятий было – помощник депутата.

– Ты тогда уже закончила ТГУ?

– Да, я не была студенткой. Я сейчас не учусь. Я окончила Томский Государственный Университет. Приехала действительно из Барнаула, из Алтайского края. Почему выбрала Томск? Здесь единственный университет, из тех, которые я выбирала, где на моей специальности был нужный факультет. В основном специальность управление персоналом на менеджменте, на экономических каких-то направлениях. А здесь, в ТГУ, это был факультет психологии. То есть, уклон в личность, в общение с людьми, и для меня вот это стало решающим моментом. И к тому же Томск похож чем-то на Барнаул, на мой любимый город - своим спокойствием, уютом каким-то. Я здесь сразу же почувствовала себя комфортно, когда переехала, даже не пришлось привыкать к городу. Окончила университет, сейчас не учусь. В магистратуру пока думаю, куда пойти. Хочется, чтобы это был уже более осознанный выбор. Я задумываюсь о политологии, чтобы в теории тоже повышать свои знания, не только на практике, в области политики.

– Чем ты зарабатываешь на жизнь? Я знаю, что депутаты городской Думы у нас не получают деньги.

– Да, депутаты не получают. Я занимаюсь сейчас социальными проектами в партии «Новые люди».

– То есть, это твое основное рабочее место?

– Да.

– Я знаю, что в твоей жизни был случай, когда тебе пришлось пожаловаться в прокуратуру на родной университет, чтобы отстоять свои права. Расскажи, пожалуйста, что это был за случай?

– Да, я училась платно, обучение оплачивали мои родители, когда я была студенткой. И я всегда прилежно училась, у меня только пятерки, в зачетной книжке нет ни одной оценки «хорошо». И в ТГУ есть возможность перевестись на бюджет, если ты показываешь высокие достижения в учебе. К тому же, я являлась организатором конференций международных, писала статьи научные, и постоянно стремилась к тому, чтобы облегчить жизнь моим родителям в плане финансов. И на 4 курсе у нас освободилось два бюджетных места. То есть, вас могут перевести, если места освободились. Подаешь заявление, все свои характеристики прилагаешь. И нам (мы тогда вдвоем с одногруппницей подавали заявления) отказали в переводе, сказали: «Мест нет, на эти места были зачислены люди, которые вышли из академического отпуска». Возник вопрос – почему их бюджетные места не были закреплены за ними? Куда они пропали? Куда делись два вот этих бюджетных места? Обращались в разные инстанции ВУЗа. На самом деле, в ТГУ очень большая система именно административная. И иногда бывает сложно найти, к кому действительно тебе с этой конкретной проблемой обратиться. Когда услышали ряд отказов, у моей одногруппницы мама адвокат, посоветовала нам напрямую написать заявление в прокуратуру с просьбой объяснить…

Очень быстро университет пригласил нас на разговор, на разъяснение. Не очень приятный он был, немного даже я бы сказала с обидой, со злобой, может быть, даже на нас. Но, спустя буквально три недели или около месяца, нас все-таки перевели на бюджет, сказав, что два места из-за технического сбоя просто пропали. Последний год поэтому я проучилась на бюджете. Моя мама очень переживала, что меня не выпустят из ВУЗа. Но никакого особенного отношения ко мне не появилось, то есть, ни преподаватели, ни деканат не были негативно как-то настроены. Из-за этой ситуации мы сейчас с ребятами из томских вузов инициировали проект, который называется «Имею право знать». Это проект, который рассказывает студентам об их правах. Меня пригласили туда как спикера, я не могла остаться в стороне, потому что меня саму коснулась эта проблема. Мы записали ряд лекций коротких, где ребята могут узнать, на какой, например, закон ссылаться, если с ними поступили вот так, или они не согласны с тем, что их права как-то ограничиваются. Планируем дальше этот проект развивать.

– Ксения, тебе всего 23 года. Ты являешься самым молодым депутатом Думы города Томска. И я хотела спросить – не сталкивалась ли ты с эйджизмом, что тебе указывают на твою молодость? Были такие случаи или нет? Или, может быть, в избирательной кампании?

– Да, в избирательной кампании были. Были они во время встречи с избирателями в основном. Я ожидала этого от более пожилого поколения, но была приятно удивлена, когда увидела, что они, наоборот, позитивно настроены к молодежи, они говорят – идите, вы молодые, у вас энергии много, вы справитесь. А люди 35-45 лет – они более скептически относятся к молодому поколению.

В Думе такого нет. В комментариях пишут иногда: «Куда такая молодая?» У нас есть отличный опыт - в Новосибирской области депутат законодательного собрания, Дарья Карасева, так она в 23 года стала депутатом. И тоже было такое отношение до первых каких-то серьезных вопросов, заявлений. Потом сошло на «нет» и у людей, наоборот, есть желание присоединиться к энергии молодых.

– А вот с гендерными стереотипами тебе приходилось сталкиваться? С тем, что говорят «ну, куда ты - девушка и в политику пошла. Политика – это грязное дело».

– Политика – грязное дело – это вообще у нас практически каждый человек говорит. Я честно, сама так считала до того, как погрузилась во всю эту историю. Но такого, что «девушкам вход в политику запрещен» - я не встречала. Про молодость слышала, да, а про пол – нет.

– Раз мы про гендерную тему заговорили – как ты относишься к феминитивам? Если к тебе обратятся «депутатка Старикова», ты как к этому отнесешься?

– Очень много в телеграм-каналах меня называют «депутатка». И во время предвыборных кампаний это было, даже когда я не была еще депутатом. Мне так приятно было, что они называют меня «депутаткой». Если людям так удобно, если людям так комфортно – пожалуйста, у меня это не вызывает никаких эмоций. Сама я так не говорю. По правилам русского языка у нас «депутат», «врач», «учитель». Понимаю, что сейчас правила трансформируются.

– Хотела бы ты видеть на посту президента России женщину?

– У меня нет такого «хочу» видеть женщину. Если это будет действительно достойный человек, которому поверят люди, которого поддержат люди – почему бы и нет?

– А есть ли какие-то претендентки, кого ты бы могла выдвинуть на пост президента?

– Нет. Претендентов у меня как-то нет, я не погружалась особо в эту тему.

– А есть среди политиков кумиры?

– До этого лета не было кумиров. В целом, я не могу сказать, что кто-то мой кумир. Мне очень сложно всегда ответить на этот вопрос. Летом я познакомилась с Сарданой Владимировной Авксентьевой, и она для меня стала человеком-примером, я ее так назову. Кумир – это те, кому чуть ли не поклоняются. А человек-пример – Сардана Владимировна. Почему? Наверное, из-за ее смелости и из-за того, как она подходит в целом к деятельности. У меня схожий с ней темперамент: мягкая женщина, которая при необходимости может жестко что-то высказать или сделать. Нахожу что-то общее между нами, поэтому она для меня такой сейчас пример.

– «Новые люди» были организаторами посадки кедров. Вы уже, кажется, около 50 тысяч посадили деревьев.

– Да.

– Ваш коллега Александр Цинь-Дэ-Шань говорит, что у него мечта - до миллиона довести.

– Да.

– Ездили ли вы потом, смотрели, как кедры прижились?

– Сейчас у нас не организованы такие выезды, но мы работаем со школами, которые расположены вблизи посадок, и с лесхозами. Сотрудники и волонтеры школ, дети – они выезжают пропалывать деревья, смотреть за их состоянием. Я думаю, что это отличная идея - организовать прополку, уход за теми деревьями, которые мы высадили. Люди очень позитивно реагируют на посадку. Там складывается хорошая атмосфера – целый день, летом ты проводишь на природе, плов, полевая кухня, музыка. Мы там танцевали и пели, все, что угодно делали. Я думаю, вполне отличная идея - организовать выезд на прополку.

– Сейчас много говорят о глобальном потеплении, об устойчивой энергетике, о необходимости снижать потребление. Мне интересно, лично вас беспокоят экологические вопросы? Мусор вы сортируете?

– Да, когда я жила с одногруппницами, мы снимали квартиру. И вот моя одногруппница заразила меня идеей сортировки отходов. Мы мыли пластик, бутылки, все это. И в целом, когда ты начинаешь это делать, ты чувствуешь свое какое-то приобщение к общему делу. И в том числе, мы здесь в партии сдаем макулатуру постоянно. Столкнулись с тем, что предвыборная кампания – это огромное количество макулатуры, к сожалению. И в том числе, работа в Думе – это тоже большое количество макулатуры. После предвыборной кампании мы этой осенью сдали 500 кг из нашего офиса.

– А хранение ядерных отходов в Северске вас беспокоит? Или вы доверяете Росатому, который говорит, что это все абсолютно безопасно?

– В настоящий момент это такая спорная ситуация. Нет конкретных обоснований. И есть две стороны – одна говорит, это топливо, другая говорит – это отходы. И пока не появится конкретной какой-то версии о том, что же это такое и какой вред это приносит, действительно, экологии.

– А если попросить провести экскурсию вам, депутатам, чтобы посмотреть в каких условиях хранится регенерированный уран, действительно ли это все надежно, не под открытым ли небом эти контейнеры находятся.

– Я думаю, что такое, конечно, можно будет сделать.

– Ректор ТГУ, в котором вы учились, он один из авторов идеи строительства кампуса. Как вы считаете, левый берег для кампуса – это оптимальный вариант? Удобно ли будет студентам туда добираться?

– Сложно сейчас говорить. Саму идею кампуса считаю очень интересной, для Томска очень полезной. По поводу левого берега – не могу сказать с точки зрения технической. Но то, что есть сейчас, не позволит быстро добираться, потому что я знаю, что трасса на Тимирязево постоянно стоит по вечерам, особенно в пятницу, там вообще не проехать. Если будут найдены какие-то новые способы добираться …

– Беспилотники, например, по вантовому мосту …

– Беспилотники, да. Отлично, если будет работать – супер. Новые идеи – это всегда хорошо, если они действительно работают. Если беспилотник будет своевременно доставлять в минус 40 студентов напрямую в корпус учебный – замечательно же! Прекрасно. Если он не будет справляться с этой ситуацией, то, наверное, все-таки, проще сделать какую-то, может, не такую современную, но более практичную.

– Давайте представим невероятное – Ксению Старикову назначают губернатором Томской области. Во-первых, согласилась ли бы ты возглавить Томскую область? И второе – какие первые указы ты издала бы?

– У нас выборы губернатора в следующем году, и я бы не согласилась. Считаю, что компетенции, которые у меня есть сейчас, их бы не хватило для того, чтобы возглавить целую область. Тем более, Томская область очень сложная. У нас широкие просторы. До Стрежевого вообще больше 1000 километров добираться. Поэтому, не чувствую пока что в себе готовности возглавить такой пост.

– Что касается гипотетических указов тогда?

– Хочется, чтобы, во-первых, губернатор Томской области хотел, чтобы Томская область расцвела и стала какой-то очень значимой. И в том числе, я думаю, первое, что следует сделать – это позаботиться о студентах, о которых мы уже с вами говорили. Если мы хотим здесь строить большой университет, хотим кампус, хотим привлекать сюда еще больший поток студентов, то можно задуматься об инфраструктуре, которая существует для них, каких-то социальных гарантиях, льготах. Мой коллега по партии Максим Вдовин очень много сейчас занимается проектом единого студенческого проездного. То есть, мы предлагаем хотя бы такую систему ввести, чтобы студенты могли экономить на проезде. Мы столкнулись с тем, что в Томске это очень сложно реализовать из-за частных перевозчиков, хотя в других ближайших областях (в Новосибирской области, Алтайском крае) эта практика работает, и студенческие проездные есть на все виды транспорта.

Поддержи ТВ2!