Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Кострома → Томск
2614 километров по прямой
Усыпальницы царей, костромские наличники и поцелуи с лосями — как студентки школы межэтнической журналистики из Томска узнавали Кострому.
Кострома, можно сказать, младшая сестра Москвы. Ведь основатель у них один— Юрий Долгорукий. Памятник ему расположен в самом сердце города. Местные советуют потереть ему большой палец для успеха в бизнесе. А еще верят, что если девушка сядет к нему на колени, то в скором времени случится пополнение в семье. Мы садиться не решаемся, смеемся, еще рано. Да и чтобы забраться на бронзовые колени почти пятиметрового монумента, необходимо обладать незаурядной растяжкой, силой рук и ног.
В Костроме расположен Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь. Из Костромы Годуновы, Романовы здесь взошли на престол.

Не успеваем мы сделать шаг в монастырском дворе, как к нам подъезжает местное зимнее «такси». Работник монастыря предлагает желающим перед экскурсией прокатиться на листе железа, выполняющем роль саней. Вызывается студентка из Красноярска (нас в этноэкспедиции в Костроме 50 человек из разных городов России) и с визгом едет, как на серфе. Студенты тут же достают камеры.

«За четыре сотни лет Годуновы захоронили в трех усыпальницах и на монастырском погосте 60 представителей семьи», — поясняет экскурсовод. Тут были похоронены отец и мать Бориса Годунова — первого русского царя из этой династии.

Кстати, именно к Борису Годунову приезжает посольство эуштинских татар во главе с Тояном просить защиты от набегов других кочевников. И именно Борис в 1604 году подписывает грамоту о строительстве города на землях эуштинцев — Томска.
Однако сейчас захоронений в усыпальнице нет. Боярский род Романовых, правящий страной почти 300 лет после, взял под свое попечительство монастырь, и останки Годуновых были изъяты и захоронены в «братской могиле» под стенами Троицкого собора. Экскурсовод показывает нам надгробные плиты. На них кириллицей что-то написано, но нам старославянский уже не понять.
В Томске самому старому жилому дому чуть больше 200 лет. В Костроме ощущение истории иное: представляешь, как по этой самой земле 400 лет назад ходил Борис Годунов, этот посох держал Михаил Романов, а на этом стуле сидела Екатерина Великая.
Царские чертоги бояр Романовых. «Как пряничный домик! Не похоже на царский дворец!». И правда, от пестрого узора на фасаде рябит в глазах, резные оконца как будто сбежали со страниц сказки, а дверь маленькая, как игрушечная. Сейчас в этих палатах находится музей. Внутри, золотом обрамленные, старинные иконы, перед которыми нарекли Михаила Романова на царствование, запрестольный крест, слюдяные фонари, напоминающие корону.
Внутри Троицкого соборного храма потолки и стены, расписанные церковными сюжетами, восстановленные по сантиметру за двадцать с лишним лет после советской эпохи. В углу храма небольшое бледное пятно фрески, оставленное реставраторами в память о спасенной реликвии. Фотографировать нам не разрешают, экскурсовод поясняет, что на это нужно специальное благословение батюшки.
В Костромской области сохранились не только каменные церкви. В музее деревянного зодчества есть церковь 1702-го года. Перед тем как войти внутрь, пытаемся отряхнуть ботинки от снега и начинаем топать. Экскурсовод спешит нас остановить: «Вы же крыльцо развалите!». Все-таки крыльцу триста лет.
Церковь неотапливаемая, поэтому иконостас в ней, к сожалению, лишь копии: все подлинники хранятся в фонде музея.

На территории музея находится множество и других старинных построек, собранных по всей Костромской и соседним областям. Но многие из зданий сейчас на реконструкции. Раньше музею приходилось нанимать реставраторов на стороне, сейчас появились свои. «Пять молодых ребят, недавно университет закончили», — рассказывает экскурсовод.

Но нам все же разрешают зайти в дом черносошного крестьянина. Удивительно, но у этого крестьянина был свой рабочий кабинет, комната для встречи с гостями и даже граммофон!
Каждая изба продумана до мельчайших деталей: маленькие бортики на ступеньках, чтобы не поскользнуться пока спускаешься; крутые крыши церквей, чтобы не приходилось счищать снег, а он сам скатывался; неотапливаемая пристройка — горница, чтобы прятаться в ней от знойной жары. Экскурсовод утверждает, что во всех постройках не использовано ни одного гвоздя.
А вот что роднит Кострому с Томском — сохранившиеся до настоящего времени наличники. Но только в Костроме они без объемной резьбы, кружевные и часто пестрят яркими красками.

Наша экскурсия продолжается на лосиной ферме. Местные лоси к людям привыкшие. Их можно гладить, кормить и даже целовать.
«Целоваться с лосями страшно только первый раз, — рассказывает экскурсовод, — потом страшно приятно».
Лосей здесь немного – 29. Всех называют по первой букве региона, откуда их привезли. Так что, если бы мы захватили с собой лося из Томской области, его могли бы назвать Том, Тимур или Тимон... Лось по имени Акуна Матата у них уже есть.
К ферме лосей приручают, подкармливая, чтобы они возвращались. Лосихи бродят по лесу 11 месяцев и только на один месяц их закрывают в загоне для родов. Доярки разговаривают с лосихой во время родов, чтобы она привыкла к их голосу и пускала после к себе для дойки. Такое молоко можно приобрести на ферме летом. Оно на вкус как жирные сливки, и используется для лечения язвенных болезней. Все интересуются, не осталось ли молоко в заморозке, но храниться оно может в таком виде только четыре месяца, потом теряет свойства.
Что еще привозят из Костромы? Лен и сыр. Их можно найти в торговых рядах в центре города. Зайди в любой магазин и обязательно на прилавке найдешь лен, сложнее найти что-то иное. Сыр лучше покупать на сырной бирже, куда местные производители привозят свой товар. Мы перепробовали много сортов, купили несколько и все съели уже в отеле за обсуждением впечатлений.
За время общения с местными мы удивили их, а они нас.

«А зачем вы приехали?», — спрашивают местные. «Как это зачем?», — отвечаем мы. Кострома – это город из учебников по истории, тут, что ни здание, то история. Однако, городская жизнь настолько скучная, что местные удивляются туристам, а мы, застрявшие в снегу с автобусом, выкладываем видео, как толкаем его, и сразу попадаем во все местные паблики.
ТЕКСТ: Эмилия Бизайне, Арина Михайлова
ФОТО: Арина Михайлова

декабрь 2021 г.