Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. Кольца всевластья? О чем рассказывают перстни из средневековых могил Приобья
Истории

Кольца всевластья? О чем рассказывают перстни из средневековых могил Приобья

ТВ2 Лариса Муравьева

Наденешь на безымянный палец в любви повезет, Венера поспособствует. На указательный Юпитер поможет по службе продвинуться. Ну, а если на большом пальце кольцо носить то это явный призыв к Марсу подсобить в военном деле. Люди издревле приписывали кольцам магические свойства. Практическая польза от перстней тоже была. С их помощью можно было обозначить свою принадлежность к определенному роду-племени, высоту социального статуса или подтвердить подлинность послания к примеру, оттиск печатки с фамильным гербом или инициалами на сургуче или воске служил чем-то вроде удостоверения личности адресанта. В фондах Томского краеведческого музея хранятся около 80 перстней, найденных в средневековых могилах жителей Приобья. В том числе, и с весьма необычными для Сибири сюжетами.

«История одной вещи» — совместный проект с Томским краеведческим музеем

География большей части находок территория вдоль рек Чулым, Кеть и Обь. Временной отрезок 16-17 век. В этот период коренные народы Сибири активно знакомились и с русскими, и с их товарами в Приобье появились фабричные ткани, кружева, железные топоры, монетки-чешуйки, а также бусы и другие украшения. Это объясняет факт, что практически все найденные в могильниках на Чулыме, Кети и Оби перстни привозные.

«Перстень был тем предметом, который маркировал социальный статус погребенного, говорит археолог, старший научный сотрудник ТОКМ Анна Боброва. Перстни обнаружены не в каждой могиле лишь в некоторых. Причем, эти «особенные» могилы могли быть как мужскими, так женскими и даже детскими. И перстни совсем необязательно были наручными украшениями. Местное население и чулымцы, и нарымские селькупы использовали их в качестве подвесок, например, к косам или поясам. У Андрея Петровича Дульзона ученого, который в 1954 году исследовал могильники на Остяцкой горе и Пачанге прекрасно проиллюстрировано в дневниках, как это выглядело».

К 16 веку относятся перстни литые тяжелые, массивные. В 17 веке более распространена будет «составная» конструкция спаянные вместе шинка (кольцо, куда вставляется палец) и каст (оправа для декоративной вставки). Вообще в европейской части России перстни массово входят в моду в 15 веке. Горожане и те, кто побогаче, предпочитают кольца из золота и серебра. Простые граждане приобретают перстни из более дешевого цветмета.

Большинство перстней из музейной коллекции из медных сплавов. Но есть и исключения. Например, единственная печатка с Остяцкой горы, на которой выгравированы буквы, судя по структуре, сделана из оловянисто-свинцового сплава. Как и положено, буквы на печатке отзеркалены чтобы при оттиске была возможность нормально прочитать текст. Правда, перевести написанное в 17 веке пока никто из специалистов не взялся.

Еще один особый экземпляр, из светлого металла, найден на берегу Кети. В могиле состоятельной и знатной молодой женщиныселькупской княжны, умершей в возрасте 20-23 лет. Этот перстень с кубком и лирой она носила на руке, а не в качестве подвески.

"Кетская княжна". Реконструкция

«Некоторые перстни из музейной коллекции имеют явно большую, «не по пальцу» шинку, говорит Анна Боброва. На пальце такие вряд ли удержались бы. Значит, это либо накосная подвеска, подвеска к поясу, или к нагрудному украшению. У хантыйских и селькупских женщин репродуктивного возраста косы укладывались по-особенному. В них могли вплетать нанизанные на кожаный ремешок бусы, бисер. Заканчивалось плетение обязательно металлическими подвесками, которые «охраняли» не только укладку, но и все, что связано с волосами люди верили, что в них заключена жизненная сила (поэтому их было нельзя срезать, выдергивать). Ну, и кроме того, когда 3-4 подвески металлические висят на косе это еще и звон мелодичный при ходьбе...»

Мелодично «позвякивали» и дети к их головным уборам нередко подвешивали колокольчики. Или на косичку, или на шапочку. Во-первых, так родители точно знали, где бегает их дитя. А во-вторых, звон должен был злых духов отгонять. Случалось, что на макушку головного убора пришивали просто наперсток или вшивали металлический обруч металл сам по себе считался оберегом.

У селькупской княжны, похороненной на берегу Кети, кольца с печатками и вставками были на каждом пальце. Видимо шинки двух из них полностью разрушились и сохранились только вставки из некоего минерала с изображением птицы и единорога символа, очевидно, европейского.

Вставки из камня, стекла, эмали обычно помещались в каст. Касты форму имели разную квадратную, круглую, в виде шестигранника.

Разными были и сюжеты на вставках растительные, с животным или с человеком в главной роли. У селькупской княжны на печатке перстня была птица в геральдической позе с развернутыми крыльями и повернутой вбок головой.

«Это хищная птица, скорее всего, орел, говорит Анна Боброва. Одноглавый. В европейской части и на гербах, на печатях, на монетах часто встречаются такие изображения. Это один из излюбленных сюжетов он подчеркивает статусное положение человека в обществе. Обладатель такого перстня однозначно был богат и принадлежал к знатному семейству. Про селькупскую княжну в данном случае и говорить нечего с нею были такие артефакты, которые по тем временам могли стоить целое состояние».

Есть на музейных экспонатах и не классические изображения птиц. Вот, к примеру длинношеяя, с распахнутыми и поднятыми вверх крыльями птаха взвилась над какими-то точками. То ли охраняет свои яйца. То ли собирается клевать зерна. В последнем случае это могли быть и «зерна истины», и такой перстень вполне мог принадлежать какому-нибудь провидцу.

Или вот недавнее поступление от ученых ТГУ из Тоянова Городка. Под этим именем известны два археологических памятника городище и курганный могильник на левом берегу Томи напротив Томска. Находка сделана на городище и относится к 16-17 веку. На перстне изображена птица с длинной шеей и распушенным хвостом. То ли страус, то ли павлин. С одной точки зрения. Но если символическую пернатую перевернуть сразу возникнет ассоциация с рукой и пятью пальцами. Или с деревом и пятью ветками. Похожая геометрия рисунка есть на перстне с Остяцкой горы из Молчаново.

Есть вероятность, что перстень с «птицей-деревом» изготовили местные мастера по аналогии с бронзовым. Но, скорее всего, оба перстня — с одного «привоза».

«Все это так называемый, «русский импорт» — говорит Анна Боброва. С конца 16 века он покрывает всю территорию Западной Сибири. Начиная от Обской губы, куда приезжают промысловые люди с целью обмена, и заканчивая территорией Верхнего Приобья. Из Архангельска разными путями они едут за сибирским золотом пушниной и привозят разнообразные товары, в том числе, и импортные, но, имевшие очень большой спрос у местного аборигенного населения. Это красивые стеклянные бусы–«одекуй», нюрнбергские счетные жетоны и другие редкие предметы из Западной Европы. Купцы меняют их на пушнину. Массовый наплыв готовых украшений и бытовых предметов отрицательно сказался на собственном производстве. В это время происходит утрата навыков изготовления предметов из металла. Можно провести аналогию с современным временем: редко кто возьмется шить для себя одежду, когда можно купить готовое платье любого фасона и нужного размера в магазине. Видимо, такой же толчок дали торговые отношения с Русью они вызвали даже не захирение, а полный отказ от традиционных форм деятельности. Угорские народы дольше сохраняли эти навыки. Так, хантыйские женщины сами выплавляли из оловянисто-свинцового сплава в корьевых формочках свои украшения в виде «решеточек» вплоть до начала 20 века. Селькупы же, значительно активнее включенные в торговые отношения, от подобных ремесел отказались быстрее. По их территории шел поток русского населения поселенцев-креcтьян и казаков, устремившихся на завоевание и освоение новых земель на востоке. Отдельные мастера, конечно, сохранялись. Но их ремесло зависело от наличия металла. Было время, когда в Сибирь российским правительством было запрещено ввозить предметы из железа, в частности, топоры, чтобы они не обратились против русских. Известно, что на Кети готовилось восстание селькупских племен, но ему даже не дали разгореться. Часть перешла на сторону властей, зачинщики и активисты были арестованы, многие снимались с мест и уходили вверх по реке к эвенкам...».

На небольшой группе перстней присутствуют необычные знаки в виде разных черточек. Андрей Дульзон высказывал предположение, что это могли быть тамгообразные знаки. Тамгой называли знак рода. Такие знаки появились на Руси в 10 веке. Обычно потомки заимствовали тамги предков и слегка видоизменяли их. Фамильные знаки наносили на орудия труда, оружие, керамику и на перстни в том числе. Представители бесписьменных этносов в качестве подписи могли оставлять на документах либо отпечаток пальца, либо свой родовой знак. В этом случае перстни-печатки оказывались очень кстати. Возможно, еще и поэтому привозные перстни с тамгообразным орнаментом пользовались устойчивым спросом у аборигенного населения Сибири. У кетской княжны, например, роль такого знака мог выполнять перстень с орлом в геральдической позе.

На Руси в качестве пернатых символов на перстнях изображали не только хищных птиц из семейства соколиных и ястребиных. Питали пиетет и к петухам считалось, что они могут работать как мощный оберег. Не зря ведь в сказках петухи лучше всех дают отпор чертовщине при помощи утреннего крика.

Но есть и оригинальные персонажи. На одном из перстней верхом на птице сидит человек. Очень может быть, что это изображение Карс чудо-птицы огромных размеров, которая обладает человеческой речью и нечеловеческой силой.

«Карс птица из русских народных сказок, — говорит Анна Боброва. Карс была враждебным для людей существом, разрушала их дома и селения. Герой спас однажды ее детей. Она пообещала людей больше не трогать. И даже помогла ему вылететь из нижнего мира в средний. Правда, по дороге ему пришлось отрезать от своей ноги мясо, чтобы кормить ее… Вообще-то у всех известных этносов земли были специфические отношения с миром средним, нижним и верхним. И наши селькупы, и чулымцы не исключение. Поэтому, каждый перстень, каждая вещь, положенная с покойным и сопровождавшая его в мир иной, имела свою семантику не говоря уже о том, что покойнику строили специальный дом для загробного пребывания».

Берестяное покрытие в погребении. Археологическая экспедиция А. Дульзона, 1954 год

Еще один любопытный сюжет на перстнях из Томской области охота на льва: настороженный лук и зверь в прыжке. К царю зверей отношение было особым — льва на перстнях всегда изображали в движении, в настороженной, готовой к прыжку, позе. Что подчеркивалось приподнятым хвостом с кисточкой на конце. Перстень с изображением льва почитался за сильный оберег. Насколько хорошо такой талисман защищал от неприятностей при встрече в лесу с местными хищниками волками и медведями неизвестно. Но наверняка придавал уверенности своему владельцу.

«Мы часто слышим известную фразу: «Все течет, все изменяется...», — говорит Анна Боброва. Меняются материалы, из которых сегодня изготавливают перстни, появляются новые сюжеты и знаки на печатках, в кастах блестят грани бриллиантов. Но отношение к перстню, как к талисману и оберегу, остается... Можно в связи с этим вспомнить стихотворение Пушкина «Храни меня, мой талисман». Есть предположение, что Александр Сергеевич воспел в нем перстень, который ему подарила во время южной ссылки Елизавета Воронцова, жена новороссийского губернатора. Кольцо-печатку с еврейской надписью Пушкин носил почти не снимая, и считал источником вдохновения. После смерти поэта кольцо с его пальца снял Василий Жуковский. Позже он подарил его Ивану Тургеневу, а тот Полине Виардо… В общем-то, у всех владельцев перстня с вдохновением все было в порядке».

Что было написано на перстне, Пушкин, скорее всего, не знал. Спустя полвека после смерти поэта надпись перевел профессор иудаики Даниил Хвольсон: «Симха, сын почётного рабби Иосифа, да будет благословенна его память».

Поддержи ТВ2!