Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Когда дети вырастут
или 3 дня из жизни Школы самостоятельности "Ресурс-Плюс" для людей с особенностями развития
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
УЧЕБНО-Тренировочная квартира
Все родители волнуются за будущее своих детей. Куда пойдут учиться после школы? Куда пойдут работать? Что будет с моим ребенком, когда меня не станет?
Эти вопросы задают все родители, однако для родителей с особенными детьми такие вопросы – особенные.
Когда я шла на встречу с особенными детьми и их родителями, куда именно я иду, понимала не вполне. Квартира, и то ли это дети, то ли уже взрослые люди с РАС (расстройством аутистического спектра). Компьютер предлагает заменить "аутистического" на "артистического", и мне хочется оставить именно это прилагательное, а расстройство заменить на склад. Потому что, проведя три дня в "Школе самостоятельности", я прежде всего увидела артистов: людей, занимающихся вышиванием, лепкой, рисованием; людей иногда со сложными характерами, трудными обстоятельствами, но надежной родительской опорой.

Что будет с моим ребенком, когда меня не станет?

Это Надежда Фалендыш. Надежда по совместительству мама участника школы и одна из руководителей ТРОО СПП "Ресурс-Плюс". Всего у Ресурса пять руководителей – четыре мамы и один папа: Надежда отвечает за реализацию грантовых проектов, Елена Катышева – за учебно-тренировочную квартиру, Марина Майер – за интеграционные мастерские, Наталья Никитина, руководитель оздоровительного направления (нейродинамическая гимнастика), и председатель Ресурса Иван Григоренко.
Надежда встретила меня и показала квартиру.
"Найти квартиру, которую бы сдали в центре города для нужд особенных детей, непросто.
Мы с мамами встретились 8 марта, чтобы все убрать, почистить, отдраить", – поясняет Надежда, проводя меня по комнатам. – Люди не знают, побаиваются такого соседства, а у нас все чистенько. Мы ведь вместе и пылесосим, и со стола убираем. И всегда с нашими ребятами или Лена (она у нас ответственная за квартиру), или социальный работник. Ребята сами выбирают себе комнаты. Три комнаты для ребят и одна для социального работника".
"У многих наших ребят по одной, а то и больше профессиональных специальностей – швеи, вышивальщицы, рабочие зеленого хозяйства, ремонт обуви. Ведь деградируют вместе и ребята, и родители, если не выходить из квартиры и совсем не работать. Чтобы они не сидели дома без дела – обучались в Томском техникуме социальных технологий. Увы, очень редко инвалидов устраивают на работу. Вот мы и дерзнули получить грант. Наш первый президентский грант год назад помог нам открыть ИНТЕГРАЦИОННЫЕ МАСТЕРСКИЕ. В этом году мы подали заявку на президентский грант и выиграли: осуществление системы сопровождаемого самостоятельного проживания сейчас актуально и популярно.
Грантовые конкурсы – хитрая штука, я выкладываюсь, пишу, предоставляю рабочие места, отчисляю взносы во все фонды. Мы все очень много работаем. Хотелось бы, чтобы этой деятельностью занимались специалисты - департамент социальной защиты, департамент труда и занятости населения. У них должны быть специалисты, ставки, помещения, и не на базе психоневрологического интерната, куда я в Шегарку должна буду возить своего сына. Надо делать в городе. Пока мы и этой грантовой возможности рады, потому что мы очень активные родители и создаем системную модель жизнеустройства взрослых ментальных инвалидов.
Но что будет с моим Никитой, когда меня не станет? Вот я пытаюсь делать все, что в моих руках, пока я здесь".

Конечно, трудно отпустить. Особенный ребенок - это определение проходит через всю жизнь, хоть ребенку уже далеко за тридцать.
А это Елена Катышева. Она отвечает за квартиру. Обучает социальных работников. "Главная цель квартиры – научить детей жить без родителей, - рассказывает Елена. - Мы ведь не вечные. Но первая же проблема, с которой мы столкнулись: нет института подготовки специалистов. Социальный работник осуществляет уход, социальный педагог учит, а нам нужна их смесь. Чтобы где-то рука в руку помочь, показать, что-то доступно объяснить, чтобы был симбиоз, чтобы работник мог где-то подсказку визуальную дать ребенку. Молодому человеку то есть".
"Для родителей мы всегда остаемся детьми", – говорю я.
"Все время оговариваешься, а на самом деле это уже взрослые люди, как правило, уже сложившиеся личности. Со своими привычками, со своими представлениями, которые были сформированы в семьях, в школах, кто в каком окружении мог. Поэтому нельзя к ним, как к детям, относиться, это моя точка зрения, конечно, - продолжает Елена Катышева. - Конечно, трудно отпустить. Особенный ребенок – это проходит через всю жизнь. Хоть ребенку уже далеко за тридцать.
Наша задача, как я ее вижу, – научить их жить без нас, без родителей. Когда здесь был мой ребенок, я свое присутствие пыталась сводить к минимуму. Звонила, иногда заходила, но основная работа была на соцработницах.
То, что мы здесь делаем, – это тренировка. В идеале должны быть организованы такие квартиры, где могли бы жить люди с особенностями в сопровождении спецработников. С каким-то минимумом помощи. Хотелось бы, конечно, чтобы они могли организовать такую вот семью. Потому что одним никак. И даже выходишь с таким ребенком или едешь куда-то. Чувствуешь, как смотрят, боятся. Все-таки у нас в обществе сторонятся ментальных инвалидов. Не принимают. Легче, когда выходишь группой. Тогда у людей, видимо, складывается ощущение, что ситуация под контролем, раз это какой-то организованный выход".

Это Егор и Валя. Очень приветливые и активные, помогают накрывать на стол. Егору 30 лет, Вале 25. Они уже успели пожить на квартире. Пока всего одну неделю. Но эта неделя им очень запомнилась.

Поэтому сегодня они пришли как гости. Егор и Валя познакомились год назад в мастерских. Преподаватели переглядываются между собой, улыбаются. "Наша парочка". Родители надеются, что семья будет. "Они, когда вместе, поддерживают друг друга, у них все получается", – с надеждой говорят организаторы проекта.
Мы сами ходили в магазин, готовили, убирались. Очень понравилось. Воспитатели тоже очень хорошие. Очень понравилось здесь жить.
Комната Ларисы
На фотографии выше Лариса. Ларисе 21 год, это ее первый раз на квартире. Она сама выбрала и обставила свою комнату. Утром Лара (так ее здесь ласково называют) садится на автобус, чтобы к девяти оказаться в мастерской. Около трех она возвращается на квартиру. С трех до половины четвертого – время сбора, общение вместе со специалистом: кто как добрался. Цель – научиться взаимодействию. Потом чаепитие, опять же какие-то разговоры, темы задаются социальными работниками. Но сегодня Лара не очень разговорчива, больше времени проводит со своим далматинцем. Затем уборка со стола, планирование ужина и завтрака.
"На первоначальном этапе самые простые блюда, но даже с этим они не справляются пока. Проверить наличие денег, сходить в магазин, навести порядок. В 6 часов всем вместе приготовить ужин. А с 8 до 9 свободное время. В это время уходят гости. Остаются только те ребята, кто живет на квартире.
Всего у нас 30 человек. В первый раз они поживут здесь неделю, во второй две, в третий три. Каждый раз мы будем стараться усложнять задания: сходить в банкомат самостоятельно, например", – рассказывает Елена.
Лариса этим вечером будет собирать пазлы, она это очень любит.
ДЕНЬ ВТОРОЙ
ИНТЕГРАЦИОННЫЕ МАСТЕРСКИЕ
Дорога до мастерских не близкая, размытая весенними снегами. Здесь меня встречает сияющая мама Ларисы Марина Майер. Когда-то она получила архитектурное образование. Потом родилась дочь Лариса. Тогда Марина получила еще и логопедическое образование, чтобы помогать дочери. Сейчас Ларисе 21 год. У нее РАС и инвалидность второй группы. А у Марины еще три ребенка. За время мастерских она несколько раз, смущаясь, извинялась и отвечала на звонки. Это звонит дочь Ира. У нее синдром Дауна. Марина быстро отвечает на звонок: "Я сейчас с ребятами пою, я тебе перезвоню, хорошо?".
Марина провела меня по мастерским. Каждый день приходят разные мастера. Они вместе занимаются вышиванием – бискорню, садят саженцы, лепят из глины, столярничают.
"Нам повезло, что нам администрация выделила такую мастерскую в 140 квадратных метров. Это благодаря Надежде Семеновне Харгель. Она взялась за организацию мастерских, и мы открылись в сентябре 2017 года.
Мы хотим, чтобы ребята видели плоды своего труда, чтобы у их изделий было будущее. Ведь они ходят, трудятся, хочется, чтобы они могли реализовать свои профессиональные навыки, чтобы видели, что их работа ценится и нужна.
В основном, со всеми нашими изделиями мы участвуем в разных ярмарках.
Например, моя дочь Лариса ходит со мной на ярмарки, я вижу, что она ждет, и в восторге, если кто-то покупает, что она сделала. Если не покупают, она расстраивается", – говорит Марина. Брошку на кофточке Марины Лариса сделала сама, мастер лишь чуть помог доделать.
Ребята с помощью мастера сделали домики для птиц. Оказалось, что скворечник - это дискриминирующее птиц название, потому как у "трясогузок дома одни, у скворцов другие, мы и сами не знали, мы на Ютьюбе посмотрели и сделали", – рассказывает Надежда.
ДЕНЬ ТРЕТИЙ
Домики для птиц в игуменском парке
И вот мы в Игуменском парке, для которого ребята делали домики. Сначала участие в кругосветке: сплести гнездо, сделать браслет. В кругосветке побеждают самые малыши. "Ресурс-Плюс" выходит на организованную сцену, чтобы подарить домики для птиц Игуменскому парку. Дети, которые никогда не повзрослеют, или взрослые, которые навсегда останутся детьми? Такая уж ли большая разница между нами? Эти парни и девушки могут работать. Не только государство, но и мы сами должны быть открыты к тому, что это часть нашего общества. Им труднее найти работу. Почти невозможно. Может, мы должны начинать такие места работы создавать?
Наступает вечер, дети ложатся спать, а мамы и один папа, возможно, еще что-то дописывают по грантам. Мастерские пока закреплены за ними администрацией города, а что будет с квартирой через 8 месяцев, когда закончится грант, пока неизвестно.