Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать




Кирха для Меркель
Жизнь Томской Лютеранской церкви через 15 лет после Российско-Германского саммита.
«Многие думают, что церковь построили для Меркель. И как она уехала, так церковь закрытая и стоит».
Лютеранская церковь Святой Марии была построена в 2006 году ударными темпами перед Российско-Германским саммитом. К крупным международным событиям часто строят объекты, которые после пустуют или используются не по назначению. Но кирха свои двери не закрыла. Здесь проходят концерты органной музыки, встречи со студентами и школьниками, экскурсии и, конечно, службы.
«Эта деревянная церковь не первая Лютеранская церковь в Томске, — рассказывает диакон Андрей Кобежиков. — Лютеране в Томске появились давно, первая церковь стояла в Городском саду и была уничтожена в советское время. Все думают, что лютеране в Томске это потомки ссыльных немцев. Но лютеране появились здесь еще в 17 веке».

Андрей Кобежиков
Первая лютеранская церковь стояла рядом с Троицким кафедральным собором в Городском саду
В новой церкви хранится ценный экспонат времен первой кирхи — икона, которую в Томск привезла женщина из Австралии. Ее бабушка была прихожанкой лютеранской церкви в Городском саду.
Если посмотреть на старые открытки начала 20 века, то католическую церковь в них называют костелом, а лютеранскую — кирхой. Андрей Кобежиков говорит, что это германизм, и сам так ее не называет.

«Это Евангелическая Лютеранская церковь святой Марии. У людей есть стереотип, что если лютеране, то обязательно немцы. Но сейчас немцы - это лишь небольшая часть паствы. Многие уехали в 90-е в Германию, остались либо те, кто не хочет изучать немецкий язык, либо пожилые люди. Изначально у нас была этническая направленность на эстонское население, но сейчас мы себя позиционируем как наднациональная организация. К нам ходят и эстонцы, и немцы, и русские.»
Андрей Кобежиков был крещен в приходе Эстонской Евангелической Лютеранской церкви. Но связывать жизнь со служением не планировал. После школы уехал из Красноярского края на Дальний Восток учиться социальной работе. В духовную семинарию его позвал знакомый священник, —«Я долго отказывался и, даже учась в семинарии, сомневался в своем выборе».
После окончания семинарии Андрей год служил в Абакане, затем посетил другие лютеранские церкви, и в итоге был назначен в Томск.
Раньше в будни были ежевечерние службы. Сейчас из-за ковида — раз в неделю. Но люди могут прийти в любой день, двери храма открыты.
«Наша задача показать, что лютеранство — это не новая религия. Это тоже христианство, только в нем меньше внимания к материальному. У нас вы не увидите золота или помпезности» — объясняет Андрей Кобежиков.

На обычную службу в томскую кирху приходит человек 20, в большие праздники до 50. Сейчас пожилые боятся заразиться и сидят по домам. Поэтому прихожане в основном это люди среднего возраста. Однако, большинство посетителей приходят на экскурсии и концерты.
Для привлечения людей, Андрей ведет инстаграм религиозной организации, где делится с подписчиками текущей информацией: «Момент моего переезда в Томск можно отследить по созданию страницы Евангелическо-лютеранской церкви святой Марии города Томска. Хотя ведение мной инстаграма воспринимается прихожанами неоднозначно. Но церковь должна быть открыта к диалогу, любой человек может прийти сюда посидеть, свечку поставить, успокоиться и пойти дальше».
Когда церковь только построили, встал вопрос, а кто будет за нею следить, элементарно — кто будет оплачивать коммунальные платежи. Так собственником оказалась Местная религиозная организация Евангелическая Лютеранская церковь святой Марии. И все расходы по содержанию легли на их плечи. Хотя некоторые думают, что организация получает деньги из Германии.

«Мол, спасибо, что вы лютеране, вот возьмите тысячу евро, но это не так», — смеется Андрей. Церковь содержится за счет пожертвований и концертной деятельности.

«Одно дело построить здание, другое - содержать. За эти 15 лет на деньги, потраченные на содержание, можно было построить еще одну церковь. Например, в прошлом году в феврале мы заплатили 40 тысяч за отопление. Где их взять, если у нас 30-50 прихожан? Тяжело, но, думаю, церковь так и должна существовать. У нас есть текущие задачи, которые приходится постоянно решать. Сейчас — уборка снега и мелкий ремонт, который в деревянном здании бесконечен».
Томская Кирха была построена в рекордные сроки. Еще в январе 2006 года специалисты сделали вывод — к саммиту построить не успеют. Однако в апреле она уже стояла и ждала почетных гостей.
«Саммит должен был состояться на полгода раньше. Тогда-то и началось обсуждение строительства», — рассказывает настоятель церкви Александр Ган, — «Когда первый срок сорвался, местная власть потеряла интерес к строительству. Но когда избрали Меркель, и снова стал вопрос о проведении саммита, меня позвали в администрацию, стали спрашивать какую церковь мы хотим».
Во время строительства обещали, что церковь будет построена из отборной сосны зимней заготовки. Однако, со слов настоятеля, лес был влажный, и после того, как включили отопление, многие бревна треснули.
«Когда церковь только освятили, у нас было очень много концертов, туристы заходили к нам на экскурсию. Часто были вопросы: «А церковь для Меркель построили?», «Мы христиане, а вы кто?», — рассказывает настоятель. — Люди часто не понимают, что лютеранство — это тоже христианство».

Александр Ган приехал в Томск из Киргизии. Но до этого он объездил множество других лютеранских общин в России и странах СНГ. С его слов, все маленькие общины похожи между собой и томская не исключение.
«Раньше наша семья ходила в православную церковь, — рассказывает прихожанка церкви Татьяна Дмитриева. — В лютеранскую церковь я первоначально пришла на концерт. Потом познакомились со священником, он позвал нас на службу. И вот уже десять лет мы каждое воскресенье здесь. В доковидные времена устраивали совместные праздники, рождество и пасху. Здесь каждый знает друг друга, у нас очень семейная атмосфера. Священнослужитель в таком приходе может уделить время каждому».

«Я сюда пришел в 2017 году, когда был на втором курсе, — рассказывает прихожанин Семен Ренев, — Я был в поиске. Со времен школы я был воинствующим атеистом. А для споров с верующими нужно было изучить тему. В процессе изучения я понял, что в этом что-то есть. Восточная традиция меня не привлекала, и я начал искать ответы в западных вариантах христианства. Нашел их в лютеранстве».
Сейчас люди используют интернет и социальные сети как основной источник информации. Вот и священник публикует расписание работы церкви в 2гис или гугл картах. Ведь иногда утром, например, необходимо съездить оплатить счета, и в храме никого нет. Текущие дела — это часть работы священнослужителя.

«Я начинаю покрывать лаком доски, и неожиданно приходит экскурсия, я переодеваюсь и иду показывать храм, а потом возвращаюсь к покраске. Иногда люди звонят, просят приехать к ним домой, посидеть с бабушкой, что-то ей почитать».

Еще в течение недели диакон Андрей Кобежиков проводит уроки для желающих.
«Есть люди, с которыми мы чуть ли не ежедневно встречаемся и обсуждаем, что такое десять заповедей, символ веры, Бог, Троица и так далее. Бывает, что я прихожу утром, а ухожу ночью. Мы, как врачи, понимаем, что это призвание. Нельзя сказать: все, мой рабочий день окончен».
«Многие люди выросли не в религиозной среде, и привыкли воспринимать церковь как место, где табуировано все. Я же хочу изменить это отношение, — говорит Андрей Кобежиков. — Однажды летом я косил траву в плюс 30 градусов, в шортах. Подошла женщина, спросила: «Здесь есть служитель?». Ее озадачило, что я в шортах. На Дальнем Востоке у нас был служитель - кореец. И люди не могли принять, что служителем может быть не представитель западной культуры. Поэтому мы стараемся быть открытыми и понятными для людей».
В инстаграме религиозной организации можно найти приглашение для всех желающих на субботнюю встречу настольных игр. Ну, а чем не богоугодное дело. Многие в кирху на службу начали ходить уже после того, как первый раз пришли сюда на концерт или экскурсию.
Текст, фото: Арина Михайлова

ноябрь 2021 г.