Экспедиция ТВ2 и Geography Trophy
КЕТЬ. 400 лет спустя...
Новый фильм Экспедиции ТВ2.
Кто сейчас что-то знает про реку Кеть? Небольшая по сибирским меркам речка, на которой мало кто живет и мало кто бывал. Особенно в верховьях. А ведь четыреста лет назад по ней пролегал основной путь из Москвы на Дальний Восток. Правда, на то, чтобы подняться 800 км по Кети от Оби, у путешественников того времени уходило два-три месяца. Мы решили облегчить себе задачу и пойти по течению. Для этого с лодками и вездеходами отправились в Енисейск Красноярского края. Там все члены нашей команды и встретились.
С нами в экспедицию отправляются шесть старообрядцев. В том числе два священника. Отец Никола из Томска и отец Анатолий из Гари Томской области. Этим путем по Кети шел в ссылку протопоп Аввакум. В этом году 400 лет со дня его рождения. Так что мечта староверов почтить память протопопа счастливо пересеклась с идеей томского путешественника Алексея Гапонова найти первый Кетский острог.

Некоторая неловкость — от непонимания того, как мы будем вместе сосуществовать, быстро проходит. Старообрядцы - поповцы вполне открыты миру, не против съемок, да и сами не прочь поснимать.
В Плотбище мы перегружаем вещи на еще один вездеход, который арендовали на месте. Без него части нашей команды пришлось бы Маковский волок пройти пешком. Всего-то, как мы думали, 70 километров. Утром рано выйдем, к ночи придем… таков был первоначальный план. И хорошо, что он не сбылся.
Как нам сказал местный житель Геннадий Мамаев, переделавший ГАЗ 66 в вездеход, это еще хорошая дорога. Плохая начнется от Акулины. Отшельница Акулина жила на полпути в Маковское, уже давно умерла, но считается, что если не остановиться на том месте, где она жила и не почтить ее память, потом обязательно сломаешься или застрянешь. Что быль, а что легенда, уже не поймешь. Но после первой же поломки про Акулину сразу вспомнили.

— Вот мы до нее еще не доехали, а уже есть поломка, можно на нее спереть.
— Это не поломка, это недоработка, Акулина здесь вообще не при чем!


Так и порешили. Томские друзья Алексея Гапонова дали нам вездеходы «Бирюк» на обкатку. Так что на Маковском волоке они просто проходят испытание...
— Идея поехать на Кеть пришла мне прошлой осенью, — рассказывает Алексей Гапонов. Дрогнул курсор, когда рассматривал карту. Смотрю, Кеть! И куда же по Кети можно максимально доехать? Я знаю, что можно доплыть до Катайги до Аленки, там глухарей гоняют. А дальше вроде бы ничего нет. Но нет, смотрю, деревенька стоит — Красноярский край, Маковское. Тут же гуглю, и мне даже стыдно стало, даже в Гугле есть про Маковский острог. Начинаю читать, а там просто колоссальная история. Меня настолько это впечатлило, что я, никогда не бывая в соцсетях, завел себе Телеграм-канал (Geography Trophy), чтобы складывать туда все, что я нахожу по этой теме. Маковский волок, кетский путь, кетский острог, огромное количество информации.
Кетский путь, в отличие от Обь-Енисейского канала, который построили и эксплуатировали всего несколько лет, — это история в несколько сотен лет. Это путь не просто из Томской области в Красноярский край. А из Москвы в остальную Россию, в Сибирь и на Дальний Восток…
Алексей Гапонов, руководитель экспедиции "Кетский острог"
По Маковскому волоку в 1675 году с посольством в Китай ехал ученый, путешественник Николай Спафарий. В 1734 волоком проезжал первый исследователь Сибири Герард Миллер. В середине 17 века шел в ссылку, а потом возвращался протопоп Аввакум.
Отец Никола Коробейников родился в семье старообрядческого священника в Саратове. Позже отца перевели на служение в Томск, теперь он его заменил. Возглавляет томскую старообрядческую общину и служит в церкви на улице Яковлева.

— Давно было желание пройти хоть какой-то участок той дороги. Протопоп Аввакум писал про эту дорогу в своем Житии, что она была сложная, по тайге, волоки. Описывал тяготы и лишения. Из Тобольска они вышли на Петра и Павла, 12 июля, а в Енисейске они были только через три месяца. Нам хотелось прочувствовать хоть немного из того, что он испытал, отправляясь 350 лет назад по этому маршруту за свои убеждения, за свою веру в ссылку.

— А вы называете это все-таки ссылкой?

— Конечно, это была официальная экспедиция, как раз осваивались Сибирь, Дальний Восток, и протопоп Аввакум участвовал в этом. Он ходил со стрельцами как действующий священник незапрещенный. Но он все-таки не по своей воли сюда же шел. У него не было воли — не идти. А был приказ отправиться в эту экспедицию.

За пару километров до Маковского грязь наконец-то закончилась и появился прекрасный песочек… который, как потом оказалось, будет сопровождать нас весь путь.
МАКОВСКОЕ
Маковский (Намацкий) острог был поставлен на месте стойбища остяцкого князьца НамАка предположительно осенью 1618 года как промежуточное укрепленное место зимовки отряда служилых людей. Руководили отрядом боярские дети Петр Албычев и Черкас Рукин — будущие строители Енисейского острога. До середины 18 века Маковский острог выполнял роль «транспортного терминала». По большой воде, через систему волоков, соединяющих бассейны Оби и Енисея, сюда доставлялись хлебные и соляные припасы, размещаемые в «государевых амбарах». Затем по зимнему пути они перевозились в Енисейск. Маковский волок активно использовался до начала 19 века, но постепенно, с изменением транспортных схем, потерял свое значение.
Теперь большей части нашей команды предстояло сплавляться по реке. А остальной — обратный путь на изрядно пострадавших вездеходах.

— Сколько у вас тут человек живет? — разговариваем с местным жителем Георгием Макаровичем.
— Человек 30. Зимой есть лесовозная дорога, по ней можно приехать. И народу побольше. Особенно к батюшке ездят, и даже на вертолете прилетают к нему. Батюшка у нас интересный, веселый.

— Он, говорят, и бесов может изгнать?
— Да, к нему даже из Москвы и Ленинграда прилетают.


От Георгия Макаровича узнаем, что, хотя сегодня и нет службы, но отец Севостьян каждый день утром приходит в церковь. Батюшке 95 лет. Сюда приехал из Енисейска чуть больше десяти лет назад. Чтобы восстановить церковь 19 века. И это ему удалось.
— Господи Иисусе Христе, помилуй нас, доброго здоровья. Можно к вам? Мы из Томска.

Старообрядцы переступают порог никонианской церкви.

— А на чем вы приехали?
— Мы на вездеходах. А потом на лодках пойдем.


— Я старообрядческий священник, — представляется отец Никола.

— Вот свечки возьмите, — отец Севостьян, который практически все время находится в церкви один, рад тому, что с кем-то можно поставить свечи. То ли он не расслышал, как представился отец Никола. То ли слукавил.

Но староверы в никонианской церкви свечки, естественно, ставить не стали. Поговорили. Да разошлись. Уже на улице отец Никола заочно вступает с отцом Севостьяном в теологический спор. О таинстве крещения. У старообрядцев обязательно погружение. У никоньянцев — не обязательно. Спору этому со времен раскола церкви 350 лет.

Ищем еще одну достопримечательность Маковского — крест, сделанный местным умельцем к 400-летию села. Но так и не установленный. Как он выглядит, мы не знали. Хозяина креста в деревне на тот момент не было. А руководителя нашей экспедиции Алексея Гапонова знакомые попросили помочь его установить. Мол, вас в команде много, осилите. Но сразу становится понятно, что миссия невыполнима.
— Ничего себе! Вот это крест! Нужно нам такой же сделать, только вот эту часть поположе, чтобы табличку прикрутить.

Отец Никола с отцом Анатолием из Гари Томской области обсуждают, каким сделать крест в память о протопопе Аввакуме. Установить его хотят на месте, где предположительно находился первый Кетский острог — на яру у Урлюкова городища.
ПОПЛЫЛИ...
Две десятиметровые лодки — абазинки были куплены в Хакасии еще весной. Прошли испытания и ремонт, но в одной из них осталась небольшая протечка. Которая, впрочем, лишь разнообразила наш досуг. Во всем остальном лодки оказались очень удачными: грузоподьемные, скоростные и вполне мобильные. Изначально была идея найти вариант, сходный с дощаниками, которыми в том числе на Кети пользовались наши предки. В Абазе подобные лодки в ходу до сих пор.
Первая на нашем пути уже не жилая Ворожейка. Лишь некоторые избушки используют охотники и рыбаки.
ВОРОЖЕЙКА
Первое упоминание о деревне встречается в записях ученого Николая Спафария. Версий у названия Ворожейка несколько, в том числе есть предположение, что названа она по имени жившего во второй четверти 17 века в этих местах крестьянина Кости Ворожейки. По данным 1789 года, в деревне проживало всего 8 человек, а вот в 1926 году уже 113.
Заходим в открытый дом, вещи разбросаны. На стене церковный календарь 2003 года. Интересная находка — дневник, скорее всего, кого-то по фамилии Максимов. Записи сделаны осенью-зимой 1999-2000 года.

«Ходил в лес с Джеком, добыл 4 рябчика. Состряпал хлеб, сжег маленько. Потерял ключ от кладовки в лесу, оторвался карман. Поставил сети на озере 40 и 55 миллиметров. Начал вязать варежки. Джек задавил курицу. Плету ему цепь. Четвертый день ворожу на картах».

Отплывая от Ворожейки, видим, что вместе с яром река подмывает и кладбище. Торчат человеческие кости и гроб. Поднимаемся на берег, на кресте с могилы, что вот-вот ухнет в воду, год смерти - 1977. То есть за полвека река съела и берег, и половину кладбища. Дальше на поле обнаруживаем старую часовню. Уже позже выяснили, что перенесли ее в 1980 году как раз из-за обрушения берега. Изначально она располагалась между Кетью и кладбищем. Подобная часовня была и в Лосиноборском. Оно следующее по пути.
Уже сутки на реке, ни одной лодки ни туда, ни обратно. Людей нет. Пластиковых бутылок нет. Сети были только в одном месте, у деревни. И около Ворожейки одна казанка на берегу лежала, видимо, охотник приезжает. Вот сейчас после впадения Менделя — левого притока, река стала в два раза больше, метров 60. До этого попадались перекаты, сейчас их нет. Хотя я знаю, что на картах отмечены мели. Что интересно, Ремезов отмечал не только названия деревень, но и названия мелей. Мель Перекатная, мель Колокольная… Похоже, у нас заканчивается бензин… Ой, мы по мели идем! Тут глубина сантиметров 20.
Алексей Гапонов, руководитель экспедиции "Кетский острог"
Мели попадались периодически. А так как в нашей лодке Алексей Гапонов был у руля, а оператор Александр Сакалов при камере, толкали лодку в основном две Юли. Я, Юлия Корнева, и Юлия Бобкова — журналист «Нацакцента» из Москвы. Действо это с легкой руки Сакалова назвали «подготовкой женского спецназа». Есть очень смешное видео, так что советую все-таки посмотреть фильм. А вот фотографий оказалась всего лишь парочка. И это те моменты, когда нам помогает Алексей.
2 августа — Ильин день. Пока одни готовили завтрак, другие молились и просили Илью пророка о хорошей погоде. К слову, больше ни одного дождика за всю экспедицию не было. Нет, был один под финал. Но стояла такая жара, так что он был нам только на пользу.
Пока плывем дальше, представлю всех старообрядцев. Двое из Томска, один из Новосибирска. Трое — родные братья Бесштанниковы из Гари Томского района. У Бесштанниковых, которые мастерски орудуют топорами, в экспедиции своя миссия. Они будут делать крест, посвященный протопопу, который планируется установить на месте, где, возможно, был первый Кетский острог. Гарь — поселок лесозаготовителей, появился в 1958 году. Бесштанникова заимка была рядом. Отец Анатолий, старший из братьев, родился в Гари, там учился. Там со своими братьями в 1994 году построил церковь.

— Некоторые даже негодуют, ворчат, мол, что вы тут в Гари живете, не уезжаете, поэтому Гарь и существует. А так бы нам уже давно деньги дали на переселение.

— Это мирские возмущаются?

— Ну да. В школе сейчас больше половины это ребятишки из староверческих семей. А в дальнейшем некоторые классы будут вообще одни наши.

Для старообрядцев решиться на эту экспедицию было делом непростым. Как говорит отец Анатолий, летом каждый день расписан. Хорошо, что успели сено поставить.
У старообрядцев много разных согласий. Вот мы, поповцы, белокриницкой иерархии, более открыты, чем беспоповцы. Те могут тебя не накормить, не напоить. А если напоят, после этого кружку зашвырнут или разобьют. Но раз мы в миру живем, мы должны общаться. Наша обязанность мужская обязательно в армию сходить, мы все ходили в армию, отец у нас ходил, я ходил, все братья мои ходили, все сыновья мои ходили.
о. Анатолий Бесштанников, протоиерей Русской Православной Старообрядческой Церкви, с. Гарь, Томская область
ЛОСИНОБОРСКОЕ
Монастырь пережил обвинения в расколе, встречал протопопа Аввакума и был закрыт по указу Екатерины Великой в 18 веке. Сейчас в Лосиноборском метеостанция.

— Нас тут человек 11-12 живет, — Константину Котову 45 лет, и все это время он живет в Лосиноборском. — Четыре человека работают на метеостанции. Я в порту, вертолетную площадку обслуживаю. Сосед на почте. Вертолет прилетает два раза в месяц. Он тут один на все деревни. Маковское, Лосиноборское, Айдара и обратно летит.

Ну а чем еще тут заниматься? Вот рыбачим. Раньше на продажу, а сейчас только для себя. Как Росгвардию сделали, так и рыбалки не стало. Раньше мы в Енисейск по зиме рыбу вывозили, а теперь нельзя, штраф будет.

Редкие в верховьях Кети жители — очень отзывчивы и гостеприимны. Нас постоянно угощали то маслом, то сметаной, то картошкой с огурцами. В Лосиноборском, где держат пасеку, угостили медом.
В Лосиноборском мы узнали, что ниже по реке на одном из притоков в Налимке живет остячка. Налимка официально не существует. Бабушка, которой 85 лет, там с самого рождения.
НАЛИМКА
Когда мы поднялись на берег, бабушка нас уже встречала.

— Вы услышали, что собака лает?

— У нас тут медведь ходит, каждую ночь приходит. Но я услышала звук моторки. Старая я стала, один глаз не видит совсем. Но слышу. Раньше я тоже на моторке ходила, а сейчас только на обласке. Сети ставлю, рыбу ловлю, собак-то нужно чем-то кормить.

— А вы не хотели в Лосиноборское переехать, все к людям поближе?

— У нас там даже избушка есть. Но мне тут одной-то лучше, хоть с медведями пошуметь. Брат со мной жил, но шесть лет как ушел. Брат умер, он в больницу в Енисейск уехал и обратно не вернулся. Там его и похоронили.

— А замужем вы были?

— Нет, я девушка. Мама меня не отдала, ей помощь была нужна.
Мария Дорофеевна Мунгалова называет себя кето. От лингвистов и исследователей коренных народов знаем, что на Кети кетов уже не осталось, они есть только в среднем и нижнем течении Енисея. И немного в Ханты-Мансийском автономном округе. Сердце екает, вдруг мы нашли последнего здесь представителя. Чтобы проверить, записываем произношение некоторых слов. (Опять же, смотрите фильм, очень необычное звучание.)

Позже мы передали эту запись лингвистам. Оказалось, это кетский диалект селькупского языка. Кето — самоназвание тех селькупов, что живут на Кети. Жалко, что у бабушки не сохранилось свидетельство о рождении. Интересно, а как там было написано. Мария Дорофеевна ездила в свое время в Енисейск, пыталась его восстановить, но не нашла архивных записей. Сказали, «с воздуха упала». Но паспорт у бабушки есть, и в Лосиноборское ей даже привозят пенсию. Пенсию она заработала, ловя рыбу в колхозе, что в советские времена находился рядом с Налимкой.

На прощание Мария Дорофеевна угощает нас рыбкой, которую сама же и поймала.
Дальше плывем в Айдару. Айдара появилась относительно недавно, в 20-е годы прошлого века, на месте лесозаготовок. Сейчас в ней в основном живут староверы. Найти деревню непросто. Нужно подняться по узенькой протоке. Сейчас уровень воды не самый низкий, так шанс попасть в Айдару все-таки есть. Но приходится садиться на нос и высматривать места поглубже.
АЙДАРА
— Большая деревня, больше, чем Маковское.
— Ну, больше ста человек. Хотя завтра один отсюда улетит. Алкоголик. Избушку одну спалил, другую спалил.


Разговариваем с местными староверами. Представляемся.

— А из Гари у вас? Вот, Бесштанниковы.
— О, я вас по видео видел, узнал.


Отец Анатолий несколько лет назад снимался в фильме о старообрядцах немецкой журналистки «Затерянные в тайге».

— Ваши отсенокосились уже?
— Ну да. Но все равно один день сушит, а другой день польет.
— А у нас тут Айдару в этом году сильно топило весной. Даже земли не торчало под водой.

Выбираемся по Айдаринке на Кеть. Опять мели. Но мы уже опытные.
Следующая остановка у места, где староверы хотят установить крест. И где мог находиться первый Кетский острог. За четыреста лет и берег изменился, да и свидетельства современников непросто перенести в современные реалии, но есть версия, что он находился недалеко от Урлюково.

Встаем рядом, и когда ужин уже приготовлен, разговариваем с Георгием Кузнецовым. Георгий родом из Подмосковья, крестился в старообрядчество уже будучи взрослым. В Новосибирск переехал, женившись. Жена из старообрядческой семьи. В Новосибирске есть небольшая община и построен кафедральный храм. В котором по праздникам собирается до пятисот человек. В миру Георгий занимается тем, что разрабатывает генеральные планы сельских поселений, так что в этих местах он уже бывал.
— Мне печально на все это смотреть. Вот мы делаем генеральный план, где что-то планируем, мол, через лет 20 будет так-то и так-то. Но оно будет только хуже. Динамика населения идет на убыль. Ничего не развивается. Только деревообработка, сбор дикоросов. Люди выживают. Может, они, конечно, здесь по-своему счастливы. Но вот мы были на метеостанции, женщина говорит, что я бы отсюда уехала.

— Поэтому вы живете в городе-миллионнике?

— Такого времени, когда люди опять будут спасаться в тайге, уже не будет. Техника ушла далеко, тебя все равно найдут и высветят. А спасаться можно и в городе, там, может, даже и легче затеряться.
УРЛЮКОВО ГОРОДИЩЕ
Из описания «Сибирь 18 века в путевых описаниях Герарда Миллера»:

«Здесь в старые времена стоял построенный тамошними остяками маленький острог, который служил им защитой от тунгусов и татар и где, прежде всего, имел свое жилище остяцкий князь по имени Урнюк. Это место находится на возвышенном обрывистом берегу, называемом по остяцки Pyngri-matsche, что по-русски означает Барабанный яр, так как слово Pyngr на языке нарымских и кетских остяков означает шаманский бубен»

Место подходящее. Старообрядцы начинают делать и устанавливать крест. Мы рядом обследуем берег.
Здесь есть яр, есть речка, которая впадает к Кеть, бор — то есть все условия для строительства острога. Но чтобы обнаружить его следы, нужны профессиональные археологические работы. Томские археологи это место ранее обследовали, но пока ничего не нашли.

— Мы находимся уже в Томской области, это Верхнекетский район, недалеко от Катайги, — разговариваем с Алексеем Гапоновым, пока старообрядцы устанавливают крест. — В прошлом году была находка Томского университета недалеко от речки Елтырева, это ближе к Колпашево. Действительно, там находился Кетский острог. Но интрига в том, что острогов было несколько, их переносили, минимум три раза. И мы сейчас ищем первый. По свидетельству его современников, этот первый острог находился у Урлюкова городища. На карте Ремезова место этого острога обозначено недалеко от Колокольной мели. А мель осталась на прежнем месте.
«Сей крест установлен в августе месяце 2020 года по благословению преосвященного Григория епископа Томско-Енисейской епархии Русской Православной Старообрядческой церкви». Ключевой момент нашей экспедиции. И место исследовано, и крест установлен.

Вечером того же дня подплываем к Катайге. Там нас ждет бензин, заранее закупленный. Катайга чуть вглубь. Останавливаемся у паромной переправы.

Сотовая связь появляется впервые за все время экспедиции. Но только Билайн. У кого он есть, делятся с другими. Все стараются узнать новости из дома и сообщают, что у нас все хорошо.
Потом мы заехали в Усть-Озерное. Оно стоит в начале Обь-Енисейского канала. Излюбленное место туристов. И где не раз была экспедиция ТВ2. Жив поселок, так же, как и Лосиноборское, только благодаря метеостанции.
Дальше заехали в старое селькупское поселение Максимкин Яр. В прошлом году про историю и сегодняшний день этого села мы уже снимали документальный фильм. Считается, что Максимкин Яр появился раньше Томска. Здесь была самая старая церковь Верхнекетского района. И находился в ссылке революционер Яков Свердлов. Сейчас в деревне зимой живет только один человек. Но в грибной сезон деревня оживает.

В Степановке повстречались с Иваном Карелиным, он из старого селькупского рода и двадцать лет назад пытался возродить Макcимкин Яр. Поставил там пилораму, открыл ремесленную мастерскую, начал восстанавливать церковь, но после большого пожара руки опустились. Поговорили с местным краеведом. Он рассказал об участии в археологических раскопках и о встречах с эвенками, которые раньше также населяли этот край. И заправились. Но, как оказалось, опять паленым бензином. Другого, говорят, в этих краях просто нет. Наш бензогенератор перестал после этого работать. Теперь придется чинить.
Завершить экспедицию мы планировали в Белом Яру.

Белый Яр это уже райцентр, из него можно уже уехать на автомобиле и поезде. Именно это строительство автомобильных и железнодорожных путей, и поставило крест на Кетском водном пути.
Текст и фото: Юлия Корнева
Видео, фото: Александр Сакалов

Руководитель экспедиции «Кетский острог»: Алексей Гапонов


Участники экспедиции:

o. Никола Коробейников
o. Анатолий Бесштанников
Евгений Бесштанников
Григорий Бесштанников
Георгий Кузнецов
Валерий Лушников
Юлия Бобкова
Константин и Валерий Топюк
Мы благодарим всех, кто помог состояться экспедиции:

Алексей Степечев, мастерская вездеходов «Внедорог»
Игорь Поповичев (Еррор)
Олег Готман, «Гараж позитива»
Макс Котляков (Мкот)
Павел Баталин, магазин внедорожного тюнинга «Полный привод»
Алексей Бирюков, вездеходы «Бирюк»
Павел и Николай Кузьменко
Константин Иващенко
А еще 55 человек из разных городов скинулись, чтобы экспедиция ТВ2 состоялась. Почти все имена нам известны, и теперь они есть в титрах фильма. Перечислить любую сумму на следующие фильмы ТВ2 можно, перейдя по ссылке: https://exp.tv2.today/
Алексей Чеботарев, Томск
Сергей Злобин, Томск
Станислав Рябцев, Томск
Лидия Корнева, Кемерово
Татьяна Топчий, Томск
Галина Шапошникова, Томск
Дмитрий Мячин, Северск
Ольга Мартынова
Денис Семененко, г. Северск, Томская область
Валерий Агеев, п. Каргасок, Томская область
Наталья Митина, Северск
Игорь Дерменжи
Анастасия Плетт, Томск
Марина Сазонова, Москва
Алексей Сучков
Павел Лазарев
Вероника Кайгародова
Ольга Бердецкая, Краснотурьинск
Сергей Курт-Аджиев, Самара
Анастасия Сечина, Пермь
Оксана Силантьева, Санкт-Петербург
Галина Немцева, Томск
Анатолий Медведев, Томск
Сергей Павлов, Томск
Ирина Гладкова, Томск
Ксения Малахова
Александр Голещихин, Кемерово
Яна Бельская, Москва
Денис Набатников
Дмитрий Васильев, г. Владимир
Андрей Выползов
Григорий Коротких, г. Северск Томская обл.
Нина Нертик, Томск-Москва
Татьяна Колосова, г. Томск
Евгений Рябов, Омск
Алексей Кобяков
Ольга Савченко, Северск, Томская обл.
Ольга Масленникова
Наталья Манеева, Томск
Нина Нертик, Томск-Москва
Константин Кутузов, Санкт-Петербург
Наталия Мельник, Томск
Ксения Малахова, Томск
Татьяна Шубская, Томск
Евгения Пилипенко, Томск-Москва
Ася Насонова, г. Москва
Иван Пшатов, г. Томск
Джамиль Рзаев
Елена Шумская
Сергей Лапенков, Томск-Москва
Дарья Дингина, Томск-Москва
Алексей Тимошенко, Ростов-на-Дону
Александр Березовский, с. Первомайское, Томская обл.
ТВ2, 16 сентября 2020 г.