{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Истории Как я болел COVID-19. Рассказывают томичи и москвичи
Истории

Как я болел COVID-19. Рассказывают томичи и москвичи

Виктория Мучник
ТВ2 Виктория Мучник
14.05.2020

На 14 мая 2020 года зафиксировано более  300 случаев заражения коронавирусом в Томской области, 242 тысячи в России, 4 миллионов в мире. COVID-диссидентов все меньше: все больше людей, которые испытали болезнь на себе. Кто и как болел, какие симптомы, чем лечили. Мы поговорили с томичами и москвичами.

Первая пациентка в Томске

О первом случае заболевания COVID-19 в Томске узнали 18 марта. «Человек «привез» вирус из Италии, посетив выставку собак», — сообщил тогда томичам губернатор Сергей Жвачкин. Позже ТВ2 удалось связаться с заводчицей Ниной (имя изменено) и ее подругой. Так мы узнали важные подробности случившегося. Оказалось, что Нина вместе с подругой (которая, к слову сказать, работает в обладминистрации) ездили на выставку собак Crufts dog show 2020 в Бирмингем. Подруга летела напрямую в Бирмингем, а Нина добиралась туда через Италию — так ввозить собак в Англию проще и дешевле, чем напрямую из России. С собой у Нины было две собаки – своя и подруги. Обратно заболевшая томичка также возвращалась через Италию. В Москве в аэропорту Шереметьево никто тестов у нее не брал, а пандемию во всем мире объявили через два дня после ее возвращения домой. 

«Я вернулась домой из Европы 9 марта поздно вечером. А через три дня утром 12 марта  у меня сильно разболелась голова и стало ломить все тело. Было ощущение, что меня продуло. Целый день я проходила ни рыба ни мясо, а к вечеру у меня поднялась температура. К утру температура нормализовалась. В субботу, 14 марта, температура у меня опять поднялась, но она была невысокая – 37,4 и 37,6», — рассказывает Нина. Когда у нее появился небольшой кашель, то она решила, что нужно сдавать тест на коронавирус. Подруга из 3-й горбольницы ей подсказала, тесты делают у них. Нина позвонила, узнала, может ли она приехать на своей машине, и, когда ей разрешили, отправилась в инфекционное отделение.


«Днем я к ним приехала, и когда там услышали слово «Италия», сказали, что меня надо срочно госпитализировать. Хотя в воскресенье, когда я утром проснулась, у меня вообще никаких симптомов не было. Ни температуры, ни головной боли, ни кашля. За те дни, что я чувствовала недомогание, единственное, что я принимала, это терафлю. Плюс у меня один раз повысилось давление, и я приняла таблетку от давления. Никаких больше лекарств дома я не принимала», — вспоминает Нина.

Нину положили в больницу 15 марта и сказали, что это на две недели. Тест у нее взяли в этот же день, но так как это было воскресенье, результат она узнала только в понедельник вечером. «Они мне сказали, что сомневаются в результате, и отправили его на проверку в Новосибирск. И параллельно я сдала уже новый тест. Там по графику делали на первый день, на третий и потом уже на десятый. Новый тест отправили уже сразу в Новосибирск», — рассказывает Нина.


О том, что тесты оказались положительными, пациентка узнала из новостей. Врачи об этом сообщили ей только через сутки. Доктор сказала Нине, что они собрали консилиум, чтобы понять, как ее лечить, и ей нужно подписать разрешение на то, чтобы ее лечили четырьмя препаратами. Это было два противовирусных препарата и два антибиотика. В первый день, когда Нина легла в больницу, ей сделали рентген легких и легкие были чистыми. Когда рентген сделали снова через два дня, то врачи увидели в легких небольшое затемнение и сказали, что это похоже на пневмонию.


«За десять дней  в больнице температура была только один раз 37,4, и то она поднялась, только когда я узнала диагноз. Я думаю, что это было на эмоциональном фоне. Больше за время пребывания в больнице меня ничего не беспокоило. Все дни я чувствовала себя нормально, иногда был небольшой кашель по вечерам. Врачи искренне не понимали, откуда взялась пневмония, потому что у меня не было никаких ее признаков. С моей историей больше вопросов, чем ответов», — рассказывает первая пациентка с коронавирусом в Томске. 


Препараты, которые давали в больнице, по словам Нины, были очень сильными. Пациентке от них было плохо — тошнило и рвало. Позже ей стали давать противорвотные препараты и «с ними жить стало легче». Когда на 10-й и 12-й дни сделали тесты, они оказались отрицательными и Нину выписали домой. Она пролежала в больнице ровно 12 дней.


Когда мы в начале мая разговаривали с Ниной, она чувствовала себя хорошо. Никто из ее членов семьи и друзей коронавирусом не заразился.

«Низкий вам поклон, наши уважаемые врачи!»

Томичка Наталья (имя изменено) откликнулась на просьбу рассказать о своем случае заболевания коронавирусом изначально только потому, что хотела поблагодарить врачей Медсанчасти № 2, в которую она попала на лечение.

Автор:  Наталья
Фото из МСЧ № 2

Я хочу выразить искренние чувства благодарности, уважения, гордости и еще кучу положительных и добрых эмоций в адрес медсестер: Илларии, Марины, Анжелики, Насти, Оли, Юли и остальных девчонок. Умнички, отзывчивые, внимательные. Все быстро, профессионально, безболезненно. При этом смена по 12 часов в этих жарких скафандрах, с одним перерывом на поесть... вот кого нам сейчас нужно беречь и благодарить. Именно благодаря их усилиям мы идем на поправку! Низкий вам поклон, наши уважаемые врачи! — написала Наталья в первом письме.

МСЧ № 2

Наталья рассказала, что диагноз COVID-19 не только у нее, но и у всей ее семьи тоже. При этом никаких симптомов коронавируса у детей Натальи не проявилось. У самой Натальи  и ее мамы был весь набор: высокая температура, сухой кашель, боль в груди, пневмония. На неделю пропали вкус и обоняние.


Лечили Наталью и ее маму антибиотиками и противовирусными препаратами. Каждый час измеряли сатурацию (насыщение крови кислородом), часто брали кровь на анализ. 


На вопрос, какими лекарствами лечат, Наталья прислала ссылку на Ленту.ру.

Через несколько дней после нашего общения Наталья сообщила, что ее под расписку отпустили домой из больницы, потому что у нее четырехлетняя дочь с COVID-19 оставалась дома с дедушкой. У дедушки поднялась температура, и его забрали в 3-ю горбольницу с пневмонией. 


В итоге вся семья Натальи заболела.

Можно сказать, я налегке проскочила, — рассказывает Наталья. — Десять дней пролежала в больнице, в итоге тест на коронавирус отрицательный. На КТ (компьютерная томография) легких пневмонии уже не видят, есть бронхит еще. А вот маму мою, 68 лет, которая поступила в МСЧ № 2 на 2 дня позже меня, пока не хотят выписывать, мазок, говорят, еще положительный и на КТ динамики нет, пока все та же пневмония... ждем».

МСЧ № 2

Где Наталья могла заразиться, она не знает. По ее словам, она работает в достаточно крупной томской компании, и служба безопасности проверила все ее контакты и передвижения. Ничего необычного не было — только дом, работа, магазин.  На работу она ездила на служебном авто, а с работы только на такси. «Честно говоря, думаю, что в такси и поймала. Потому что не уточняла, откуда шофер приехал и кого вез до меня. В палате со мной лежала женщина из Кафтанчикова, там свой дом, говорит, кроме магазина, вообще никуда не выходили, она на пенсии. И тоже положительный тест», — рассказала Наталья.


Томичка считает, что в настоящий момент, когда идет внутреннее распространение вируса, невозможно отследить источник, потому что много людей болеют бессимптомно. Кстати, и водитель служебного авто, который ее возил на работу, тоже оказался в больнице, но никаких проявлений заболевания у него нет.

Есть у болезни важный психологический аспект. Наталья поделилась своей обидой на соседей. «Меня и мою семью обвиняли в том, что мы «шлялись» и чуть ли не нарочно «заразу разносили». Да, видимо, семью заразила я, но я была только на работе. Никто не знал диагноз. Я и мои родители ходили в магазин, но на тот момент никто не знал о заболевании. Мы ни в коем случае не хотели никого заражать. Мне как будто чувство вины уже внушили. Просто хочу сказать, что заражен может быть каждый и не надо обвинять людей, и тем более относиться к ним, как к прокаженным. Даже медсестра в больнице рассказывала, что ее знакомые расспрашивают: «Ты что, действительно заходишь к ним в палаты и общаешься с ними?» — рассказала Наталья.

Люди решили, видимо, что вирус превращает заболевших в нелюдей, зомби и заразных существ:))) Ну серьезно, смешно и обидно! — пишет Наталья.

Это хорошая больница

Ольга в больнице

Ольга Кнор – журналист, 45 лет, работает на телеканале Россия 1. Две недели она пролежала с COVID-19 в «Челюстно-лицевом госпитале для ветеранов войн ДМЗ», который перепрофилирован под больных с коронавирусом. Сейчас долечивается дома. 


— Это хорошая больница. Мне повезло, что я в коридоре не лежала, — рассказывает Ольга.

— Есть кто в коридоре лежит?

— Да, у нас сейчас все забито. И в коридоре кладут. 52-я больница вообще переполнена. Туда всех тяжелых везут. Мне повезло, что попала сюда. В палате четыре человека. Одних выписывают, других привозят.


Заразилась Ольга, по ее словам, скорее всего, от врачей. Она была на самоизоляции с момента ее объявления и работала удаленно. Из дома выходила только гулять с собакой. Ни с кем не контактировала. Только с мужем. А у него случилось следующее. Он тоже журналист. Записывал интервью с фельдшером. Фельдшер заболел. Позвонил в редакцию. Журналистов сразу отстранили от работы, велели им всем вызывать врачей. Три дня к Ольге домой приходили врачи и брали у мужа тесты. «Скорее всего, врачи и заразили меня, — предполагает Ольга. — Потому что когда приходили врачи, я была без маски. Общалась. Больше некому. Когда я уже заболела и ко мне пришел врач, я его спросила, где я могла это подцепить. Он сразу в ответ: у вас врачи были? Я ответила: приходили к мужу проводить тесты. Он говорит: вот они вам это и принесли». У мужа все тесты оказались отрицательными, а заболела Ольга ровно через две недели после прихода врачей.


— Поначалу я себя чувствовала… Ну, плохо. Кашля не было. Отекло горло очень сильно. Носоглотка. На носу, как прищепка. Температура держалась 37,3-37,5. Общее состояние, похожее на простуду. Одышка была. Нарастала постепенно. Вызвала врача. Допустим, в пятницу я свалилась, в субботу-воскресенье лежала дома, в понедельник вызвала врача. Врач пришел только во вторник вечером, послушал меня, посмотрел. И говорит: мол, без всяких тестов могу сказать – у вас COVID-19. Потому что у меня исчез запах, вкус, оглохла, уши заложило. Сразу дал  мне направление на КТ. Я самоходом на такси поехала на КТ. Там же, в поликлинике, которая отдана под ковидных больных, сделала КТ. Компьютерная томография показала вирусную пневмонию и пораженные участки в легких по типу матового стекла. Тест они мне провели забором крови, и он дал положительный результат. Минут через 15-20 он был готов. Мне предложили госпитализацию. Но тогда по результатам КТ у меня была первая, легкая, форма пневмонии. (Есть КТ1, 2, 3, 4 – по мере нарастания тяжести). Я написала отказ от госпитализации. Поскольку я журналист, то уже знала про вирусную нагрузку и переполненность больниц. Думала, что справлюсь сама дома. Врачи дали мне лекарства. Выдали противовирусные и антибиотики.  И я уехала болеть домой. Меня сфотографировали, внесли во все базы.

Ольга в больнице

— Дома я находилась 10 дней. Мне становилось все хуже и хуже… и хуже. В конце концов у меня температура начала скакать от 39,5 градусов до 35 за час, я начала терять сознание, хватала воздух ртом, как рыба… Хватаешь воздух, а дышать тебе нечем. Ну и все. Я стала задыхаться. Глаза стеклянные. Вызвала скорую. Будучи уже в тяжелом состоянии. Сатурация (насыщение кислородом крови) была 90 из 100.  90 – это показания к реанимационным действиям. Приехала в больницу с температурой 35, неинвазивной вентиляцией легких.  Слава Богу, до ИВЛ не дошло. Думаю, что с ИВЛ я уже не поднялась бы. Положили на кислородную маску. Мне было очень плохо. Дней 5-6 была, прям, совсем… Но потом потихонечку стала выкарабкиваться. Сейчас уже встаю, хожу. Температуру мне нормализовали. Сатурация уже 98. А в общей сложности я болею 20 дней уже. Почти три недели. Я что хочу сказать. Со мной вот лежат девчонки. Лежала спортивный врач, тренер по волейболу, мастер спорта. Моя ровесница, 44 года. Она говорит: я 25 лет не болела ничем вообще. Она всю жизнь с детьми, в спортивной форме, абсолютно здоровый человек. Сюда ее привезли в тяжелейшем состоянии. Непонятно, как он цепляется. Никто не может понять, кто именно подвержен коронавирусу.  Есть хроники, и переживают неплохо, а есть абсолютно здоровые, и умирают. Как это понять – никто не знает. От чего это зависит — пока никто не может ответить.

Автор:  Ольга Кнор

— Иммунная система поначалу не понимает, что происходит. Она с вирусом не знакома. Поначалу она пытается осознать… А потом сама начинает убивать органы, которые поразил вирус. Почему эта пневмония не лечится? Потому что она не бактериальная. В легких лопаются сосуды. Погибают альвеолы. Обычная пневмония идет сверху. Эта же начинается с нижних долей. У меня так было. У меня за 10 дней, что я дома лечилась, сильно легкие поражены были. КТ сейчас мне не делают. Потому что и так понятно, что там ужас. Много жидкости. Поэтому десятый день я нахожусь на неинвазивной вентиляции легких. Иммунная система может при этом уничтожать не только легкие, а и другие органы. Соответственно, лечат здесь чем?  Угнетают иммунитет. А антибиотиками предупреждают возникновение еще какой-нибудь другой инфекции. Вирус из организма уже ушел. А иммунная система продолжает убивать организм.  

Автор:  Ольга Кнор

— А что значит вирус уже ушел? Сделали тест, и он отрицательный?


— Да. Два уже теста сделали. Оба отрицательные.  Вируса в организме уже нет. А последствия видите какие… Я вот поела сейчас и хожу. Пытаюсь удержать еду. Еда не держится. И гемоглобин падает. Вирус его жрет. Вирус очень тяжелый.  Все непредсказуемо. Непонятно: кто, как и к кому он цепляется. У меня астма. Астматикам лучше этим вирусом не болеть. Я глупость сделала, что долго дома находилась. Надо было госпитализироваться сразу.


— Основное лекарство – плаквенил?


— Нет. Есть международный протокол. Плаквенил – иммуноугнетающее  лекарство. Калетра – противовирусное… Плюс антибиотик, плюс антикоагулянты обязательно от тромбоза.


В конспирологические версии происхождения вируса Ольга не верит. Уверена, что вирусы просто мутируют, появляются новые и проблема в том, что никто не знает, как с ними быть. «Хорошо, меня выпишут, из тяжелого состояния вывели, кризисы и рецидивы миновали. Сейчас мне просто плохо. Надо научиться есть и держать еду. И нужно не заболеть, потому что иммунитет убит. Но легкие мои уже никогда не восстановятся. У коронавирусного больного те участки, что умерли, не восстанавливаются.  И что тогда? А на этот вопрос никто не может ответить. Ни один врач. И мой лечащий врач не может дать гарантии, что я не заболею повторно», — рассказывает Ольга.


— Врачи насколько защищены?


— В нашей больнице все идеально. Все есть. Эта больница вторая после «Коммунарки». Про другие сказать не могу. Не была. Мне просто повезло, что сюда попала.



Сейчас Ольгу выписали из больницы домой и она лечится теперь сама под удаленным контролем врачей. «Хроники ковидика» от Ольги Кнор можно посмотреть здесь.

«Люда, ты будешь первым человеком с COVID-19 из моих знакомых!» 

Людмила Матренина

Людмила Матренина – пиарщица, 28 лет. Последнее время она занималась продвижением образовательных проектов в Москве, куда переехала недавно из Белгорода. Из-за болезни осталась без проектов, без работы, без зарплаты.


В стационаре Людмила провела почти 3 недели, сейчас долечивается дома. В больницу она попала с пиелонефритом в урологию, и только через неделю ей поставили диагноз  COVID-19. У нее появился насморк, и она пожаловалась врачу, что простудилась. Врач сказал, что надо делать тест на COVID-19. В этот же день, не дожидаясь результатов теста, Людмилу отправили на КТ, где обнаружили двустороннее воспаление легких. После этого из урологии 68-й больницы имени Демехова ее перевели там же в инфекционное отделение. В этот момент как раз это медучреждение начали перепрофилировать под больных коронавирусом.


— Я лежала  в четырехместной палате. Отдельные боксы, думаю, сейчас большая редкость. Когда меня туда только заселили, у меня были совершенно замечательные соседки, которые меня морально поддерживали. Мы соблюдали все меры предосторожности, не брали друг у друга продукты, были всегда в масках и безгранично тратили антисептик», — рассказывает Людмила.

Людмила в больнице

— То есть даже тогда, когда у всех COVID-19, надо продолжать соблюдать дистанцию и постоянно обрабатывать руки дезинфектором?


— На самом деле мы жили по тем правилам, которые были там установлены. Меня никто ни о чем не предупреждал, просто все было как само собой разумеющееся – что едим раздельно, никто никого не угощает. Когда приносили, например, завтрак, то каждый должен был взять свой, чтобы, не дай Бог, не прикоснуться к чьей-то тарелке. Почему так? Я как заболела, то перелопатила кучу информации про COVID-19. Когда что-то тебя лично касается, ты начинаешь в этом копаться. Я прочитала, что COVID-19 у каждого человека разный и переносит его каждый по-разному. Да, это семейство РНК-содержащих вирусов, но при этом у каждого человека он свой. Вирус все время мутирует, и в этом сложность его лечения. Поэтому, наверное, в больнице такие строгости, чтобы не нахватать еще чужих вирусов.


— А у вас есть предположение, где и как вы могли заразиться?


— Это самый частый вопрос, который мне задают. Но я не знаю, где я могла заразиться. Я была на самоизоляции, выходила только в ближайший магазин, не ездила на метро, не была за границей, ни с кем не общалась. Я сама пыталась понять, как такое могло произойти со мной, но так и не нашла ответа. Женщина, которая лежала рядом со мной в палате, пыталась меня приободрить и говорила, что дело не в масках и перчатках, а в чем-то другом. Она заказала респираторы еще в феврале, когда услышала первые новости о коронавирусе в России, все протирала дезинфекторами,  еду получала только по доставке и все пакеты, ручки протирала на десять раз. Мужа с сыном она заставляла каждый день мыть голову, потому что вирус оседает на волосах. И все равно они заболели всей семьей. В чатике больных Коммунарки, в который меня добавили, пока я лежала в больнице, многие не знают, где заразились.


Людмила рассказала, что много непонятного и с выздоровлением. Тесты отрицательные, но при этом самочувствие неважное. Так, когда Людмиле казалось, что у нее высоченная температура, на самом деле оказывалось, что она в норме. По рассказам людей из чатика Коммунарки, восстановление может длиться месяц и больше.​

В первую неделю после выписки может стать даже хуже, чем в больнице. Успокаивает лишь, то что люди  тебе в чатике пишут, что у них было так же.

Автор:  Людмила Матренина

— Вам дали какие-то указания, как себя вести после выписки? Опасны ли вы какое-то время еще для окружающих?


— Да, выписывают всех с подпиской о соблюдении карантина еще 14 дней. Ты должен скачать себе приложение «социальный мониторинг» и должен находиться все время в квартире. Нельзя даже  мусор выносить. Можно позвонить на горячую линию волонтеров и попросить принести тебе продукты и заодно вынести мусор.


Я нахожусь на амбулаторном лечении. Сейчас всех выписывают в удовлетворительном состоянии долечиваться дома. У меня тесты отрицательные, но до сих пор не прошло воспаление легких. И так, я думаю, выписывают 90 % людей. По крайней мере в Москве. Мало кого выписывают без воспаления легких. Поэтому я до сих пор пью антибиотики и на связи с лечащим врачом.


— Чем вас лечили?


— Меня лечили азитромицином, только антибиотиком. От плаквенила и калетры я писала отказ, поскольку у них очень сильный побочный эффект на почки, а у меня пиелонефрит еще. Поэтому у меня была монотерапия, хотя, как я читала, это большая редкость. Обычно назначают комплекс препаратов. Поэтому у меня убивали только бактерий, а с вирусом боролся, наверное, только мой иммунитет.


С начала своей болезни Людмила завела телеграм-канал, в котором описывает все, что с ней происходит. 

Если вы хотите поделиться своей историей болезни,  пишите нам на portaltv2@mail.ru.


А те, кто здоров — берегите себя и не болейте! 

ПОДДЕРЖИ ТВ2! Мы пишем о том, что важно.

Поддержи ТВ2!