«Интернат особого режима»
Наталья и Алексей ушли из интерната для престарелых и инвалидов «Лесная дача» этим летом. Решили жить самостоятельно. Оказалось, что пережить пандемию в казенных условиях намного тяжелее, чем на "воле".
Интернат «Лесная дача» находится в Шегарском районе. В нем Алексей Шипеев и Наталья Назарова прожили примерно год. Сейчас перебрались в Томск и пытаются наладить совместный быт. Он на инвалидной коляске, она передвигается с трудом. Но это проще, чем в пандемию оказаться в интернате. Алексей и Наталья пытались, жалуясь в различные инстанции, изменить ситуацию в «Лесной даче». И отчасти им это удалось.
Сейчас Алексей и Наталья снимают квартиру в деревянном доме и хотят пожениться. Познакомились они в интернате. У Натальи «хрустальная болезнь» – слабые кости, а также опухоль в костном мозге. Алексей два года назад лишился ноги.
По словам Натальи, ограничивать прогулки жителей интерната «Лесная дача» начали в марте 2020 года. Сначала им разрешили гулять вдоль зданий интерната, а в мае эту территорию разделили между корпусами. До этого жители интерната могли свободно гулять по берегу Оби и выезжать за территорию.
— На полчаса выпускали раз в день, и участки такие маленькие... Некоторые, особенно кому тяжело было спускаться, просто не выходили — только выберешься, и уже назад...

При этом, несмотря на разделение территорий для прогулок по корпусам, внутри зданий все ходили на процедуры и в столовую по общему коридору.

— Все соединено, — вспоминает Наталья. — Через наше 12-е отделение на втором этаже ходили все. В магазине вплотную. В аптеке вплотную. Все шастают через коридор, а гуляем мы порознь. Перегородки. Веревки… При этом персонал ходит по всей территории. Также на территорию интерната свободно заходили жители соседних деревень.
По словам директора «Лесной дачи» Константина Шкарлатова, обсервация была введена только 18 мая. В апреле же были введены ограничения на выход за территорию интерната. В марте никаких ограничений не было.

— Персонал заступал на работу на две недели. Прежде чем зайти в обсервацию, сотрудники проходили тестирование на наличие коронавируса. Выходить за территорию в течение этих двух недель они не имели права.

Но Наталья утверждает, что ограничивать жителей интерната стали уже с февраля.

— Второго февраля мы с Лешей вернулись после прогулки по берегу, и на нас наехал персонал: «Что вы шаритесь за территорией?!». Но берег — это тоже наша территория... Потом в начале марта поехали опять погулять. Съездили недалеко, до перекрестка. А на нас после этого докладную написали.

Директор интерната утверждает, что ограничений в полчаса на прогулки не было.

— Изначально по полтора часа гуляли утром и после обеда. А потом было внесено предложение увеличить до двух с половиной часов время прогулок утром, после обеда оставить час.
По словам Алексея Шипеева, в мае жителям интерната вообще запретили выходить на улицу, так они взаперти просидели почти неделю. Алексей тогда звонил в информационно-справочную службу Центра медицинской и фармацевтической информации и записал разговор.
Расшифровка разговора
Добрый вечер, оператор Александра, слушаю вас.
Здравствуйте, меня зовут Алексей. Скажите, а у вас в Томске все дома престарелых закрылись на принудительную изоляцию? Нет?
По домам престарелых... Одну минуту. Сейчас уточню... Благодарю за ожидание. Сейчас посмотрели внимательно: по домам престарелых у нас нет информации.
У меня такая информация. Я нахожусь в доме престарелых на «Лесной даче». Вот нас изолировали, закрыли по комнатам. Жара. Нас на улицу не выпускают уже несколько дней. Сказали: месяц так будем сидеть. Два месяца 15 метров от входа отпускали, теперь вообще закрыли. У нас ни больных, ничего нету... Почему нас не выпускают?
Вообще, по соблюдению режима самоизоляции сейчас... Не могу сказать по учреждениям подобного типа, но могу принять от вас обращение к Роспотребнадзору о форме соблюдения карантина для того, чтобы они рассмотрели эту ситуацию и, если необходимо, предприняли меры. Оформим?
Да, давайте, конечно.
<...>
Вот мы два месяца уже сидели как на самоизоляции, нас на улицу выпускали 15 метров от входа. Выходили дышать, а сейчас нас закрыли уже несколько дней вместе с сотрудниками. Они тоже здесь живут, и на улицу нас не выпускают. Больных нету, все ходят туда-сюда...
Находились на самоизоляции в течение последних двух месяцев, да?
Да-да.
Как давно вас не выпускают?
C понедельника два дня сидим здесь, вообще не выпускают на улицу. Говорят, что это месяц продлится минимум. Но главврач пошутил нет, не знаю. Сказал: до сентября будете сидеть...
Вас беспокоит то, что очень жарко?
Ни выйти, ни подышать на улицу. Здесь люди больные. У меня жена болеет, в больницу не возят, потому что какой-то коронавирус там у вас где-то. Больные люди здесь кругом, задыхаются, жалуются, а что сделать? Астматиков много.
С ваших слов прочитаю. Нахожусь в доме престарелых «Лесная дача». Мы находились на самоизоляции в течение последних двух месяцев. Было разрешено удаляться от входа на 15 метров. С 18.05 запретили выходить на улицу. По словам работников, на один месяц. В помещении очень душно, тяжело находиться. Есть люди с проблемами сердечно-сосудистых и дыхательных систем, которым это особенно тяжело переносить. Прошу разобраться в данной ситуации.
Да, все верно.
Хорошо, ваше обращение будет передано сотрудникам Роспотребнадзора и рассмотрено в порядке очереди.
По словам Алексея, гулять по полтора часа жителям «Лесной дачи» разрешили только после жалоб. В том числе в аппарат уполномоченного по правам человека в Томской области. В выходные жителей «дачи» на улицу не выпускали вообще.

— В выходные и праздничные дни нельзя было выходить, потому что внешний периметр в эти дни не предусматривал наличия сотрудников, — комментирует директор интерната. — Потом перераспределил сотрудников, часть вывели на работу в выходные. Вроде как с середины июля.

— Мы увидели приказ от 27 мая 2020 года, и там один пункт вызвал вопросы, потому что исключал прогулки в выходные дни вообще, — рассказывает уполномоченный по правам человека в Томской области Елена Карташова. — Мы писали заключение прокурору Шегарского района. Там ответили, что обращение было рассмотрено, внесены поправки и требования прокурора удовлетворены.
Вот так соблюдали закрытый режим, когда привозили сигареты, комментирует фотографию Алексей.
В июне Наталье нужно было к врачу. По ее словам, изначально вообще не хотели отпускать из интерната. В итоге отпустили, но после принудительно-добровольной расписки, что она по возвращению две недели проведет в изоляторе.

— Изолятор оказался подсобным помещением, которое превратили в палату для двух человек. Кровать была ужасная, а я не могу на жестком спать из-за болезни — у меня начинают болеть кости. Докладную директору о том, какие там условия, пришлось прятать от персонала, передала через юриста. Персонал директора ограждает от правды.
Наталья в записке жаловалась на холод и сырость, отсутствие радио, сломанную розетку, грязное постельное белье, несоблюдение времени приема пищи.
— Изолятор — это отдельное помещение, соответствующее всем санитарным нормам, — рассказывает директора интерната. — В точно таких же комнатах они и проживают.
По словам Алексея, жители «Лесной дачи» могли мыться раз в неделю, а сами ванные не были оборудованы для инвалидов. В пандемию, рассказывает он, из-за жары это особенно тяжело было переносить.

На интернат «Лесная дача» и раньше поступали жалобы. Пациенты не могли получать необходимую медицинскую помощь, выйти на улицу. К некоторым применялось физическое насилие.
В пандемию из-за ограничений стали усугубляться конфликты внутри интерната. Так, в июне Алексея о помощи попросил инвалид, которого в курилке избил медбрат. Алексей записал видео с обращением, но отправить его в прокуратуру так и не смог. Своего телефона у обратившегося за помощью не было.

По словам директора интерната, информация о конфликте пациента и медбрата к нему поступала, он поручил разобраться в ситуации.

— Конфликты там происходят, но мы оперативно реагируем на них. Сами понимаете, что разного возраста и разных интересов люди. Они конфликтуют постоянно. Мы стараемся разнообразить их времяпрепровождение разными мероприятиями. Но с пандемией мероприятий стало меньше...

Последней каплей для Алексея было то, что Наталье, когда она была в изоляторе, запретили передать телефон. Началась перепалка, после которой Алексей уехал из интерната.

— Говорили, что я пьяный, мол, дыхни. Дыхнул – не пахнет. Стали говорить, что я наркотические вещества принимаю… (Наталья из-за онкологии принимает сильные обезболивающие, содержащие в себе наркотические вещества). Я с психу выехал за территорию. После этого они говорят — давай в изолятор. Спорил с ними. В итоге сказал, чтобы документы отдали, мол, сегодня уезжаю…

Третьего июля Алексей уехал с «дачи». Начал искать квартиру. Уже в августе к нему приехала Наталья. Говорит, что в «Лесной даче» персонал был рад их отъезду.

— Я, когда уезжала, сотрудница администрации вышла посмотреть, кто это все время жалобы писал и возмущался...
Александр Мазуров
Август 2020 года
ПОДДЕРЖИ ТВ2! Мы пишем о том, что важно.