Илья Варламов: «Все вредительства происходят от молчания жителей»

Популярный блогер, эксперт по урбанистике Илья Варламов наконец-то доехал до Томска. Горожане звали его несколько лет, чтобы получить взгляд со стороны на местные проблемы по благоустройству общественных пространств и сохранение деревянной архитектуры. Год назад, отчаявшись дождаться, даже запускали акцию #варламовнеприедет. Решили, что надо делать перекличку среди тех, кому не все равно, что происходит с культурным наследием, увидели, сколько таких людей на самом деле.


И тут на тебе. Среди коронавируса, штормового предупреждения, отмены рейсов и сеансов в кинотеатрах он пишет в Instagram, что в Томске.

Илья Варламов
Илья Варламов

Да еще и не один, а вместе с политическим активистом, сооснователем фонда «Городские проекты», экс-депутатом Мосгордумы Максимом Кацем. В первый же день приезда они создали в Telegram чатик «Горпроекты — Томск» для людей, которым небезразлична городская среда. «Вместе мы будем стремиться к тому, чтобы ваш город был удобным, красивым, а главное, чтобы он был для людей», — пишет в чатике куратор проекта Анна Кириченко. За два дня в этот чатик добавилось 200 человек.


Первый день в Томске Илья Варламов и Максим Кац исследовали новую набережную Ушайки, фонари на проспекте Ленина и гуляли по городу. Начало второго дня посвятили знакомству с деревянной архитектурой, в ходе которого записали стендап о претенденте на звание самого глупого городского проекта, но об этом смотрите в ближайших выпусках на YouTube-канале Ильи Варламова. Спойлер - речь идет о грандиозном проекте губернатора Сергея Жвачкина «Томские набережные».

Максим Кац и Илья Варламов
Максим Кац и Илья Варламов
Фото: Виктория Мучник

Воспользовавшись неожиданным приездом Ильи в Томск и соблюдая дистанцию 2 метра, мы поговорили с Ильей о его впечатлениях от Томска и о том, что могут сделать горожане, чтобы избежать чиновничьей глупости.

– Изначально вы планировали тур по городам России с презентацией книги «100 советов мэру». Из-за коронавируса его временно отложили.  А сами вы готовы побыть мэром? Кажется, опыт выдвижения в Омске у вас уже был.

— Омск был очень давно, я сто раз про это рассказывал, поэтому не хочу повторяться. В настоящий момент — нет, я занимаюсь другими делами. Каждый должен своим делом заниматься. Плюс надо понимать, что сейчас в России нет выборов, нет выборов мэра практически нигде. А где есть — там выборы не открытые, не конкурентные, поэтому сейчас нет смысла обсуждать. Когда в России будут честные конкурентные выборы, я уверен, что огромное количество замечательных людей захотят принять в них участие, и тогда мы увидим настоящую политику, а нашими городами начнут управлять действительно компетентные ответственные люди, которые будут работать на благо города. Пока это не имеет смысла обсуждать. 

В "Доме за рубль" на Пушкина, 24
В "Доме за рубль" на Пушкина, 24
Фото: Виктория Мучник

– Вместе с Максимом Кацем вы учредили фонд «Городские проекты», вот уже даже в Томске от имени фонда создали чатик для томичей – архитекторов, урбанистов. На странице фонда говорится, что за 7 лет вы осуществили 70 проектов. Могли бы рассказать, какие удались, а какие провалились? 

— «Городские проекты» — это НКО, и мы там занимаемся не столько каким-то созиданием, сколько образовательной работой. Сами мы не строим, не делаем общественных пространств, потому что у нас некоммерческая организация. У нас проходят лекции, мы переводим интересные статьи, издаем книги и занимаемся градозащитной деятельностью. Отбиваем разные глупости, пытаемся навязывать свою урбанистическую повестку, работаем с различными чиновниками.


Есть у нас проекты, когда мы отбили вредительство в плане реконструкции вылетных магистралей. Ленинский проспект хотели испортить в Москве. Это был очень большой проект, мы привлекли международных экспертов, сделали аудит проекта мэрии, удалось отбить, и Ленинский проспект оставили в покое. Мы в самом начале добились ликвидации парковки на Тверской, архитектурного конкурса на Триумфальной площади в Москве. Там удалось сделать нормальный проект, и теперь это одно из любимых мест москвичей, хотя изначально хотели сделать просто глупость. Мы провели митинг, реконструкцию перенесли на год, и удалось добиться, чтобы был архитектурный конкурс, на котором победили нормальные ребята, и в результате получился хороший проект.


В регионах таких масштабных проектов нет. Мы, в основном, в Москве работаем. 

Илья Варламов
Илья Варламов

– Какое у вас сложилось впечатление о Томске за два дня?

 

— Про Томск я очень много слышал, но никогда не был. Это мой первый визит. Когда я учился в архитектурном институте, мне кто-то фотоальбом подарил «Деревянные кружева Томска». Мне он тогда очень понравился. И у меня с детства было ощущение, может быть, в школе мне эту книгу подарили, что Томск — это такая большая деревня, домики деревянные. У меня Томск никогда не ассоциировался с каким-то большим городом. Он еще немного на отшибе стоит, как-то далеко от основной магистрали, и поэтому у меня все время не получалось заехать,  когда я ездил по России. Но я все время знал, что в Томске есть очень много деревянных зданий, что сохранилась деревянная застройка.


Действительно, то, что в плане архитектуры у вас есть, это здорово, но, к сожалению, многое утрачено. Основная проблема не в том, что у вас остались отдельные здания, которые вы сегодня показывали. Ценность представляют не столько отдельные здания, сколько историческая среда. А среды практически не осталось. Мы сегодня даже ездили, может быть, пара улиц осталась, и все, а больше среды нету. Вот эта улица, где трамвайные пути, ты идешь там, есть какой-то дом, а рядом стоит кирпичное барахло, которое понастроили, нет среды, той атмосферы, того окружения, в котором эти деревянные дома должны стоять. Они перестают жить, они не могут находиться в таком окружении. К сожалению, самое ценное, что есть, историческая среда, ее практически не осталось. В этом плане, кстати, я до этого был в Улан-Удэ, у них, несмотря на то, что их деревянная архитектура попроще, в плане сохранения среды намного лучше из-за того, что в Улан-Удэ совсем не было денег и в девяностые и нулевые город не был интересен, там не настроили кучу жилья, торговых, офисных центров. Улан-Удэ в этом плане сохранился. А Томску не повезло.

Илья Варламов: «Все вредительства происходят от молчания жителей»

– Есть у нас архитекторы, которые считают, что надо снести эти деревянные развалюхи и строить новый город. Как вам идея?

— Во-первых, тут надо как-то жителям Томска определиться, что они хотят видеть и видят ли они какую-то ценность в этой исторической среде. Вполне возможно, что жители Томска захотят провести эксперимент, снести все, уничтожить, построить новый город. Это тоже будет интересная практика. Мне, как архитектурному журналисту, архитектору, будет интересно даже посмотреть. Вполне возможно, что жители Томска захотят выбрать путь провала и окончательно город уничтожить. Потом про это будут писать в учебниках, показывать. Это тоже такой путь. Кто-то выбирает путь плохого парня. Кто-то делает хорошие дела. И там, и там есть определенное внимание. Какой путь выбрать — должны решать жители Томска.


Бывает, что сами жители не понимают ценности того, что у них есть. Приведу аналогию: умирает какой-то художник или писатель, которого мы считаем великим. А потом мы узнаем, что его родственники на его рукописях и эскизах режут морковку, используют для растопки и совершенно не понимают, что у них осталось. Когда умер Венедикт Ерофеев и по крупицам начали собирать его наследие, то выяснилось, что у него родственники чайник ставили на его рукописи. Для них это была просто грязная бумага. То же самое с городом.


Так же деревянный дом: кто-то называет это гнилушкой или сараем, который нужно срочно снести, расселить и построить хороший дом. А кто-то видит в этом какую-то ценность, объект культурного наследия, потенциал для развития города, привлечения туристов, создания  дополнительной ценности в городе. Это опять же вопрос к жителям.

– Что могут сделать жители, если нет коммуникации между местными властями и людьми? Про набережную Ушайки нас никто не спрашивал.

 

— Невозможно, чтобы вам просто что-то построили, если бы люди были против этого. Это можно, когда всем все равно. Когда есть в обществе равнодушие, то можно построить все что угодно. Давайте мы представим, что завтра мэр захочет снести Вечный огонь и там построить ларек с шаурмой. Это невозможно, потому что в обществе есть понимание важности Победы,  есть уважение к подвигу наших предков. Поэтому невозможно представить, что кто-то будет сносить памятник Великой Отечественной войны и захочет построить ларек с шаурмой. Испоганить набережную и потратить миллиард рублей так бездарно они могут, потому что на это людям... все равно. Нужно правильно формировать общественный запрос, нужно объяснять людям. Большинство жителей просто не понимают, им этого нигде не рассказывают, не потому что они глупые или не потому что они не любят свой город, а потому что им никто об этом не говорит. Никто не объясняет, что такое хорошее общественное пространство. Людям кажется, что если дорого-богато и много гранита, то это нормально. Они же не видели ничего другого.


Большинству жителей Томска не с чем сравнивать, они не ездили за границу, в России очень много примеров хороших общественных пространств. Можно съездить в Казань, в Татарстане вообще очень много крутых общественных пространств. Набережная Кабана, что в самом центре Казани сделана, она сделана за 700 млн, одна из лучших набережных в России, при этом она не 700 метров, а 3 километра или еще больше. Можно просто взять и сравнить, что сделали  за 700 млн и что сделали у вас за 1 млрд, и людям показать. Если они поймут, почувствуют, то у них будет другое отношение. Ну, или с чем-то сравнить. К примеру, можно было купить 30 новых трамваев или отреставрировать 100 деревянных домов. Можно спросить жителей, как надо было тратить деньги. Люди начнут как-то задумываться. А это задача городских активистов – как-то привлекать внимание общественности, жителей, должны объяснять, журналистов задача. 


Мнение Ильи Варламова о набережной Ушайки в Томске можно посмотреть здесь.

Илья Варламов: «Все вредительства происходят от молчания жителей»
Фото: группа "Делай Томск лучше!" во ВКонтакте

– Мы объясняем, что делать из деревьев столбы – это некрасиво и в ущерб экологии. Но происходит это постоянно, и даже на центральном проспекте города.

 

— Вы задаете вопросы, на которые есть только один ответ. Нужно идти в политику. У вас сейчас выборы будут. Если бы, к примеру, у вас были независимые депутаты, которые имеют достаточно полномочий, то они могли бы это остановить. Они могут прийти к мэру, в различные ведомства. Это политическая история. Из-за того, что люди много лет игнорировали политическую жизнь, не ходили  на выборы, не участвовали в них, закрывали глаза на фальсификации, нарушения, считали, что с этим ничего нельзя сделать, и происходит такая узурпация власти, просто нет инструментов влияния на эту власть. А это очень просто, если представить, что у вас в городе были бы сильные независимые оппозиционные депутаты, они бы и за набережную спросили, и за обрезку деревьев, и за все остальное. А так действительно сложно что-то делать. Можно митинг собрать, привлечь как-то внимание. Это нормально, не надо бояться. Сейчас, когда коронавирус, нельзя собираться. А вообще, митинг – совершенно нормальный, гарантированный Конституцией, 31-й статьей, способ выражения какого-то недовольства, привлечения внимания к проблемам. Надо как-то активно участвовать, а иначе ничего не получится. Все вредительства происходят при равнодушии и молчании жителей. Можно вспомнить, посмотрите не так далеко. В Екатеринбурге люди  вышли на улицу и отбили, отстояли свой сквер. Хотели свалку построить на севере в Шиесе, чтобы мусор вывозить туда из Москвы, а люди вышли, возмутились и отстояли свою землю. 



ПОДДЕРЖИ ТВ2! ​Мы пишем о том, что важно.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?