«Идите в приют»

Юрий Адиатулин и Александр Некрасов не знакомы друг с другом, но их объединяет одна проблема. Оба – бывшие детдомовцы, которые годами добиваются от администрации Томска предоставления им положенной квартиры. Оба подали иски в суд, и оба выиграли. Но пока никаких результатов: у администрации ответ один — «аукционы не прошли, ждите».

«Идите в приют»
Фото: Александр Сакалов

Если негде жить, идите в приют «Странник»

История жизни Юрия Адиатулина схожа с историями многих детдомовцев. В детдом Юрия вместе со старшим братом определили, когда ему было 12 лет. Родителей лишили прав, так как они воспитанием детей не занимались. Юрий с братом постоянно попадали в приюты, бродяжничали и попрошайничали.  Других родственников, которые взяли бы на себя заботу о братьях, не оказалось.


«Так сложилось, что, будучи в детдоме, я получил свой первый срок. Сел в 15 лет, вышел в 17. И через два месяца сел опять. Во время отбывания  второго срока умерла моя бабушка, оставила в наследство дом. Тут же сразу выявились родственники – прямые наследники. Моя тетя вступила в наследство и снесла дом бабушки, так как он был аварийным. Я, когда освободился, то пришел к дому и обнаружил, что от него остался только фундамент. И земля тоже теперь принадлежала моей тете. Тогда я решил, что смогу немного пожить в моем детдоме, но пока я был в тюрьме, его расформировали. Сейчас там школа. Так я остался без жилья и без прописки. У меня ничего не было. Мне и паспорт оформить помогли в тюрьме. Периодически я возвращался на зону, так как не мог найти работу,  а жить на что-то было надо».

На фото Юрий Адиатулин
На фото Юрий Адиатулин
Фото: Лидия Симакова

Юрий рассказывает, что из-за отсутствия прописки он 11 лет доказывал свой статус сироты. Каждый раз департамент по вопросам семьи и детей заставлял собирать пакет документов, чтобы доказать, что он бывший детдомовец. И каждый раз возникала одна проблема – прописка. Еще один порочный круг, который удалось разбить юристам, которые помогали Юрию – это понять, какая районная администрация должна выдавать ему копию документов. Дело в том, что когда Юрия забирали в детдом, то Кировская и Советская администрации были объединены. Юрия каждый раз «отфутболивали», так как считали, что это не их район.

Свой статус сироты мне удалось получить только в 2019 году, когда вышел закон, согласно которому его можно было подтвердить на основании и временной регистрации. Как только я доказал, что я сирота и имею право на жилье, то сразу начал требовать жилье у администрации.  В том же 2019 году мне удалось выиграть иск у администрации, согласно которому суд обязал предоставить мне благоустроенную квартиру общей площадью не менее 25 квадратных метров. С момент вступления в силу решение суда не исполнено. Никаких предложений даже временного жилья мне не предоставили, никакой материальной помощи. Я обратно на зону не хочу, зарабатываю на жизнь тем, что сдаю металлолом. Этого едва хватает на съем гостинки, продукты и одежду.

В решении Советского суда от 29 сентября 2019 года сказано, что иск Юрия  Адиатулина необходимо удовлетворить.


«Обязать администрацию города Томска предоставить Адиатулину Юрию Рахимовичу по договору найма жилого помещения специализированного жилищного фонда благоустроенное жилое помещение, находящееся на территории муниципального образования «Город Томск», отвечающее санитарным и техническим правилам и нормам, общей площадью не менее 25 кв. м», — говорится в решении.

Судебное решение администрация Томска выполнять пока не может. В ответе на заявление Юрия от 14 февраля 2020 года говорится, что Юрий Адиатулин стоит в очереди на жилье под номером 597.


«Вместе с тем Советским районным судом Томска вынесено решение по Вашему исковому решению к администрации Томска о предоставлении жилого помещения общей площадью не менее 25 квадратных метров, — говорится в ответе мэрии (в распоряжении редакции есть эти документы — прим. ред.). — Дата вступления в силу судебного решения – 02.11.2019. Во исполнение решения суда администрацией города в департамент по вопросам семьи и детей Томской области направлено ходатайство о выделении средств для приобретения  жилого помещения. 15.11.2019 года департаментом было выделено 1 698 750 рублей. В декабре 2019 года проводились электронные аукционы, которые были признаны несостоявшимися в связи с отсутствием заявок на участие в них. Неиспользованные в срок до 01.01.2020 года денежные средства были возвращены в бюджет».


Как добавили в администрации, в настоящее время готовится новое постановление, которое позволит закупать квартиры для детей-сирот, исходя из рыночной стоимости одного квадратного метра жилья. Юрию Адиатулину также предложили воспользоваться правом получения адресной материальной помощи.

«Идите в приют»

Юрий рассказывает, что когда он ходил на прием в мэрию Томска в последний раз, то предложил сам найти продавца, который продаст ему квартиру, раз электронные аукционы не работают.


«Мне сказали: ждите, мы вам жилье предоставим. И опять отфутболили. На мой вопрос, где мне жить все это время, они говорят: идите в приют «Странник». А там на 12 метрах – десять кроватей. Даже в тюрьме, и то на одного человека полагается четыре метра. И среди проживающих много тех, кто злоупотребляет алкоголем. Почему я должен дышать перегаром?  В мэрии мне постоянно говорят: пишите на нас исковое заявление, раз вы не хотите спокойно дожидаться окончания аукционов. А смысл на них иски писать? Раз с них судебные приставы и так взыскивают каждый месяц по 130 тысяч за неисполнение судебного решения. Они с них взыскивают, и эти же деньги в ту же казну возвращаются. Я-то что с этого имею? У меня аренда гостинки составляет 10 тысяч, плюс коммунальные услуги».

Мне не нравится жить в центре помощи детям, я уже совершеннолетний!

За свою квартиру 20-летний Александр Некрасов стал биться совсем недавно, три года назад. Пока безрезультатно.  Денег нет, аукционы не состоялись. Ждите своей очереди, отвечают ему в администрации Томска. Снять квартиру Александр пока не может, поэтому живет в «Центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей».

Александр Некрасов
Александр Некрасов
Фото: Лидия Симакова

«В детдоме я оказался, когда мне было девять лет, — рассказывает Александр Некрасов. — Сначала от родителей меня под опеку забрала бабушка, но она не смогла справиться с моим поведением и отдала в приют.  Меня определили в детдом № 4. Я закончил, поступил в колледж. Пока учился, подал иск в суд с требованием предоставить мне жилье. Суд я выиграл, в решении суда написано, что «исковые требования прокурора Советского района города Томска, предъявленные в интересах Некрасова Александра Евгеньевича, к администрации о понуждении к предоставлению жилого помещения, – удовлетворить». Я и думал, что вот окончу колледж и сразу получу квартиру. Но квартиру мне после получения диплома все равно не дали. Я остался на улице. Хорошо, что взяли пожить обратно в центр. Я бы не знал, что делать. Работу после колледжа найти трудно, а воровать я не хочу».


Молодой человек уже дважды обращался в суд с иском о невыполнении мэрией судебного решения. И оба раза администрация города признавала иски неправомерными. Как говорит Александр, они считают, что раз аукцион не состоялся, то и мои претензии к ним несостоятельны. Александр неоднократно обращался и в прокуратуру, и к судебным приставам, чтобы они помогли ему добиться исполнения мэрией судебного решения. Даже президенту Владимиру Путину писал.

Они и десять лет могут свои аукционы проводить, которые будут признаны несостоявшимися, а мне все эти десять лет без квартиры жить, — возмущается Александр. —  Понимаете, мы все идем по очереди. Я, например, 74-й. Но если ты идешь по очереди, то тебе дают 33 квадратных метра, а если по решению суда, то 25. Я даже на уменьшение согласился, лишь бы быстрее дали. А в администрации сказали, что я пойду по таким же условиям, что и те, кто в очереди. Но суд главнее, чем какой-то список. Я не могу жить в центре. Я ведь совершеннолетний, а жить приходится по правилам, которые установили для воспитанников.

Ответ администрации Александру Некрасову на вопрос, когда ему дадут жилье, практически идентичен ответу Юрию Адиатулину. Разница только в том, что получить денежную компенсацию Александру Некрасову мэрия не предложила, так как живет он за счет детского центра.


«Во исполнение решения суда администрацией города в департамент по вопросам семьи и детей Томской области направлено ходатайство о выделении средств для приобретения  жилого помещения. 15.11.2019 года департаментом было выделено 1 698 750 рублей. В декабре 2019 года проводились электронные аукционы, которые были признаны несостоявшимися в связи с отсутствием заявок на участие в них. Неиспользованные в срок до 01.01.2020 года денежные средства были возвращены в бюджет с подтверждением потребности в них».


Недавно Александр Некрасов снова подал иск к администрации Томска о невыполнении судебного решения. Суд рассмотрение иска пока отложил из-за карантина.

Бывшие детдомовцы могли бы получать выплаты на съем жилья

Согласно данным на 1 января 2020 года, 680 человек из категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения  родителей,  нуждались  в  жилье.  Томский омбудсмен Елена Карташова считает, что необходим закон, по которому бывшие воспитанники получали бы субсидию, которая помогала бы частично оплачивать съемную квартиру.

Уполномоченный по правам человека Томской области Елена Карташова
Уполномоченный по правам человека Томской области Елена Карташова

«Есть две категории обращений от детей-сирот, которые ожидают своей квартиры. Это те, кто ожидает квартиры, согласно очереди в списке. И те, в отношении которых вынесено судебное решение о предоставлении квартиры и они ждут исполнения судебного решения. У нас были такие случаи, когда исполнения судебного решения ждали по два-три года. Справедливости ради скажу, что таких случаев стало намного меньше. Отчасти причина затягивания объективна — федеральный закон о госзакупках. Там надо соблюсти достаточно жесткие правила. И трудности возникают и у тех, кто пытается продать квартиру. Продавец должен пройти определенную процедуру, зарегистрироваться на электронной площадке. Для многих, особенно в сельской местности, это трудно.  Но молодым людям до этого большого дела нет. Даже если они понимают, что все стараются, но ничего не получается, им не становится легче. Стабильно к нам поступает несколько обращений в год от сирот, которые отбывают наказание в местах лишения свободы. Эти обращения большого энтузиазма у местной власти не вызывают. В одном из докладов я предлагала рассмотреть принятие закона, согласно которому бывшие воспитанники в период ожидания жилья  смогли бы получать выплаты и снимать жилье. В некоторых регионах страны такой закон уже работает. Понятно, что сумма небольшая. Мы получили ответ, что власти изучат эту тему. Но информации, к какому решению они пришли, нет, так как случился коронавирус».


Елена Геннадьевна добавила, что основная проблема у бывших детдомовцев, которая возникает и при оформлении документов на получение жилья, и при поиске работы, чтобы оплачивать съемную квартиру, пока ждут свою, – отсутствие прописки.

У бывших детдомовцев есть еще одна большая проблема – проблема с коммуникацией. Бывает тяжело общаться с людьми, особенно в госструктурах. Становится обидно, когда мы на наше обращение получаем ответ, что «молодой человек не так себя вел, не так разговаривал и грубил». Подтекст такой: мол, кому вы помогаете. Да, действительно, они такие бывают, это защитная реакция, чтобы скрыть свое непростое положение. Их вырастили в государственном учреждении и выпустили в самостоятельную жизнь. И после детдома их надо еще года два-три сопровождать.

Томский омбудсмен отметила, что периодически в томских колониях проводятся юридические консультации, помогают заключенным из числа сирот правильно составить документы на получение жилья. 


«Многих страшит переписка с госорганами. Они и пишут часто с ошибками. Приходит им ответ недоброжелательного содержания, и они не знают, где его обжаловать. Мы им разъясняем, что если придет ответ такой, значит, надо сделать это. Если придет негативный ответ, то надо обращаться к прокурору, уполномоченному. Если есть деньги, то к адвокату, который придет в колонию. Мы проводили специальные лекции по сопровождению сирот для сотрудников УФСИН. Чтобы заключенный-сирота, обратившись в социальную службу колонии, смог получить необходимую консультацию. Мы разработали памятку и просили: не знаете, как консультировать, позвоните нам. Памятка уже год доступна в колониях, и нам даже пришлось еще один тираж печатать».


31 марта 2020 года мэрия Томска разместила очередной электронный аукцион для покупки жилья бывшим воспитанникам детдомов. В этот раз лимит бюджета вырос до 1 712 215 рублей, а прием заявок закончился 12 мая 2020 года. Вопрос, сможет ли в этот раз мэрия приобрести квартиры Юрию Адиатулину и Александру Некрасову, остается открытым.

ПОДДЕРЖИ ТВ2! Мы пишем о том, что важно.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?