Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Глина лечит
Как томская семья создала гончарную мастерскую и учит людей делать посуду
«Мы как сосуды — друг в друга вливаемся»

Тамара Васильева — профессиональный художник-керамист и главные «руки» гончарной мастерской «Майолика» — несколько лет назад ушла на пенсию. Думала посвятить время семье — мужу и детям, но любящие глину руки не дали покоя. Осенью 2016 года Тамара и ее дочь Женя Филиппова нашли светлое помещение под мастерскую и решили обучать людей работе с глиной. Так началась история места, где сейчас каждый томич может прикоснуться к гончарному ремеслу.

«Я, конечно, не думала, что мастерская откроется. Главным мозговым центром в этом вопросе была дочь Евгения Филиппова. Я вообще пошла на пенсию, но так как руки у меня прикладные, не смогла сидеть. Дома «залепила» весь телевизор, все чашки-ложки и надоела домашним со страшной силой, потому что глина — это все-таки пыль, грязь. Они решили хоть какую-нибудь комнатушку снять, от меня избавиться, — смеясь вспоминает Тамара Васильева. — Пришли в это помещение, дочь, конечно, давно уже мечтала, потихонечку у нее в голове созревала идея. Я об этом не знала. Они с мужем посмотрели пространство, у них приключился мозговой штурм. Созрела идея, и решили меня сюда пригласить. Я увидела большие окна, свет и, так как я сидела 12 лет в помещении без окон и при 12 градусах, этому обрадовалась и приняла предложение. Решила, что можно создать небольшую мастерскую, работать там с детьми и взрослыми».
Тамара Васильева за гончарным кругом
В 1976 году она закончила старинную Абрамцевскую художественно-промышленную школу в Подмосковье и начала работать. Долгое время – на известном в Томске, ныне закрытом, Богашевском заводе художественной керамики. Потом была собственная небольшая мастерская, а теперь вот основное занятие — семейное дело, «Майолика».
«Я работаю здесь мастером, Женя руководителем, потому что в этом деле нужны руки и голова. У нас удачно совпала молодость с зрелостью», — объясняет Тамара Васильева.
«Я работаю здесь мастером, Женя руководителем, потому что в этом деле нужны руки и голова. У нас удачно совпала молодость с зрелостью», — объясняет Тамара Васильева.
За административную и организационную часть в мастерской отвечает Евгения, она же фотографирует, ведет странички в соцсетях, проводит некоторые мастер-классы, придумывает и воплощает идеи по оформлению пространства.

Несколько лет назад, когда мастерская открывалась, основательницы планировали продолжительные многочасовые курсы по керамике.

«Мы прямо проработали программу, которая рассчитана была на целый год. Два раза в неделю к нам должны были ходить и учиться. Мы хотели прямо классно всех обучать, но люди особо не хотели у нас обучаться, ходили два-три человека, — рассказывает Евгения. — Просто сложно было людям выделять время на два-три занятия в неделю, тем более работающим. Приходить, долго учиться лепить, отрабатывать навыки. Все хотят попробовать, какой-то продукт получить, понять, для чего им это нужно, что им это дает полезного в жизни. Потом это все как-то сошло на нет, потому что ходило по одному человеку, что в детскую группу, что во взрослую. И тогда мы в январе первый раз решили провести мастер-класс по кружкам. На нем собралось человек десять, тогда мы поняли, что это гораздо интереснее!»
Постепенно «Майолика» ушла от длительных курсов и стала проводить только мастер-классы: чаще для детей, но и для взрослых тоже. На первых порах в мастерской пользовались старыми глинами и глазурями, оставшимися с богашевского завода. Муфельной печи не было, после каждого занятия изделия на обжиг отвозились в Музей славянской мифологии.

«Потом потихоньку начали переходить на другую глину, более качественную, стали задумываться о покупке печи, возить на обжиг было неудобно. Помню такой случай, когда после мастер-класса по кружкам половина — 6 из 12 — просто разбились, когда повезли на обжиг. Пришлось людей заново приглашать на мастер-класс и извиняться. Хорошо, что все они тогда были рады еще раз полепить, какая-то у них была новая идея этой кружки. После этого мы решили, что хватит. Нам, двоим женщинам, чисто физически было тяжело возить, таскать с четвертого этажа, поднимать. Глина, коробки — все это тяжелое. Когда уже не было никаких сил, решили приобрести печь», — вспоминает Женя.
Сейчас в "Майолике" есть собственная небольшая печь, в работе используется испанская светлая глина, которая дает возможность экспериментировать с цветом, используя ангобы – подкрашенные пигментами до нужного оттенка жидкие глины.

В мастерской к глине относятся не только как к материалу. Работа с ней для Тамары Васильевой — это магия, терапия, процесс, который помогает освободить голову от ненужных мыслей.
Сейчас в "Майолике" есть собственная небольшая печь, в работе используется испанская светлая глина, которая дает возможность экспериментировать с цветом, используя ангобы – подкрашенные пигментами до нужного оттенка жидкие глины.


«Когда к нам впервые люди приходят, они только знакомятся. Я больше уделяю внимание тому, чтобы человек попробовал, почувствовал глину. Это терапия. В ней очень много минералов. Ожоги, кстати, можно лечить! Я вот так делаю, могу приложить кусок глины, в течение дня у меня воспаление проходит. Глина детям очень полезна, взрослым полезна. Для тех людей, у которых нервишки шалят: пожалуйста, за гончарный круг, на лепку. Просто глина начинает заполнять голову, вытеснять всякую ерунду, освобождает голову от всего негативного. Я когда прихожу сюда в мастерскую, я отключаюсь. Правда, это магия какая-то», — делится мастер.

Сейчас на занятиях в мастерской гости делают в основном посуду: кружки, миски, тарелки, сахарницы, чайники. Изделия обжигаются и покрываются стеклянными глазурями. После этого их можно спокойно эксплуатировать в быту, мыть, не опасаясь за сохранность. Раньше занимались изготовлением аквариумной керамики и других декоративных вещей, но это оказалось не очень востребовано. Однако в мастерской поддерживают любую идею и не ограничивают желания гостей. Особенно Тамара Васильева любит, когда человек приходит на занятие с собственным эскизом.
«Перешли на посуду, потому что люди не хотят делать непонятно что. И я их хорошо понимаю: сама прихожу в магазин и беру только полезное, от хлама уже начинаешь уставать. Сувенирка стоит, накапливается: Новый год, 8 марта, другие праздники. А посуда всегда будет нужной. У нас можно сделать свой набор, именно то, что ты хочешь. Можно овальную тарелку, можно неровную, можно расписать так, как захочется, создать настроение в квартире и окружающим его подарить. Такое не приобретешь в магазине, а у нас в мастерской можно это сделать. Почему вот людям эпоха возрождения, импрессионисты нравятся? Потому что они передавали свои внутренние ощущения краскам, холстам. Так же и тут», — делится Тамара Васильева.

На стеллажах в «Майолике» расставлено много керамической посуды, выполненной в разных техниках. Ее сделали мастера студии для образцов с помощью гончарного круга или ручной лепки. Если у гостя нет собственной идеи, он может просто прогуляться вдоль полок, посмотреть, потрогать и из множества образцов выбрать технику для себя, а может быть, и совместить сразу несколько способов. Если желания прикоснуться к созданию нет, то понравившуюся вещь можно просто купить. На мастер-классе можно провести «Свидание за гончарным кругом». В мастерской во время таких занятий убирают основной свет, а для атмосферы зажигают желтые электрические лампы.
«Люди к нам приходят кто-то со своей идеей, а кто-то не знает, что сделать. Они прошли вдоль стеллажей, посмотрели, «о, мне это нравится, а можно так сделать?». Для того и мастер-классы, чтобы я показала, а вы повторили. И как кисточку держать, и как бросить эти капли, чтобы они получились. У нас вот техника с графитой есть. Графита – это процарапка. Покрывается цветными ангобами плотно, а потом уже специальными инструментами все это выбирается до глины, создается рельеф, – показывает Тамара Васильева. – Людям нравится молочение, гранаты керамические – беспроигрышный вариант».
«Люди к нам приходят кто-то со своей идеей, а кто-то не знает, что сделать. Они прошли вдоль стеллажей, посмотрели, «о, мне это нравится, а можно так сделать?». Для того и мастер-классы, чтобы я показала, а вы повторили. И как кисточку держать, и как бросить эти капли, чтобы они получились. У нас вот техника с графитой есть. Графита – это процарапка. Покрывается цветными ангобами плотно, а потом уже специальными инструментами все это выбирается до глины, создается рельеф, – показывает Тамара Васильева. – Людям нравится молочение, гранаты керамические – беспроигрышный вариант».
Часто в студии проходят занятия и для детей. Самым маленьким гостям мастерской 4 года. Сложность изделий варьируется в зависимости от возраста. Совсем маленькие дети лепят плоские изделия, а те, кто постарше — объемные фигуры животных, миски-зверушки. Дети приходят сюда на индивидуальные мастер-классы с родителями и группами от школ и детсадов по 10-30 человек. Также для детей сохранились курсы из 4-х занятий по 2,5 часа — они чаще всего занимаются во время каникул. После таких курсов, рассказывает Тамара Васильева, дети начинают дружить между собой, поддерживают связь.

«Мы устали от плоских изделий и хотим что-то новое для детей, для экскурсий. Отрабатываем такие объемные игрушки, хотим, чтобы дети лепили объемное — свистульки, коньки, может быть, барышень еще сделаем. На полках то, что мы делали для образцов. Плюс пока готовим, сами отрабатываем процесс, как делать эти игрушки с детьми, как объяснять, как удобнее следить за процессом. Вообще, детям можно приходить к нам с четырех лет. В этом возрасте лучше всего делать какие-то плоские изделия. А если уже ребенок и мама чувствуют, что им комфортно, то можно на следующем мастер-классе попробовать что-то сложнее», — показывает Евгения стеллажи с детскими изделиями.

После мастер-класса гости оставляют изделия в мастерской для обжига. Это длительный процесс, поэтому мастера делают это после занятий. По желанию после обжига покрыть изделие глазурью можно самостоятельно на втором занятии, а можно оставить это дело мастерам, через несколько дней забрать домой полностью готовое изделие.

«Глазурь – это стекло, она ничем не пахнет, хорошо моется. Чтобы сделать глазурь, варят кварцевый песок, потом его перемалывают в барабанах до состояния мягкой муки, это упрощаю, технология, конечно, сложная. Потом добавляется белое стекло и пигменты. Все это тщательно перемешивается. Изделие погружается в глазурь. Глина всасывает в себя ее на 1,5-2 мм. При обжиге стекло начинает плавиться, обнимает изделие, прилипает к нему крепко, когда остынет – зубами не оторвать», — объясняет мастер.

В «Майолике» уверены, что сделать набор посуды по силам человеку с любым уровнем подготовки. При этом обучение — процесс не односторонний, здесь мастер и ученик взаимно обогащают друг друга.
«Мы постоянно учимся у людей, которые к нам приходят. Как сосуды обогащающиеся друг в друга вливаемся, потому что интересные люди приходят и приносят какую-то свою культуру, позволяют нам дальше развиваться. За что им страшная благодарность», — говорит Тамара Васильева.
Итальянское в Сибири

Название мастерской имеет итальянские корни — от слова Мальорка — изделие из обожженной глины, покрытое красками и глазурями.

«У нас здесь шелковый путь шел, а глина ехала из Испании. В Средиземном море или где-то в Адриатике есть остров Майорка недалеко от Италии. От этого слова пошло.Там вся глина и посуда застревали. Можно было приобрети много керамической посуды. Она распространялась на всю Адриатику и шла в Европу. И оттуда как раз это итальянское слово, но трансформировалось от острова Майорка до слова Майолика. В переводе — обожженная цветными глазурями глина. У меня часто спрашивают, чем отличается майолика от фаянса и фарфора. Я говорю, что есть президент, премьер-министр, а еще ниже мы. Мы — это майолика, костяной фарфор — это наш президент, а фаянс, соответственно, премьер-министр», — смеется Тамара Васильева.

Помещение мастерской
Помещение мастерской
У «Майолики» сейчас два помещения — один зал занимает мастерская, где стоит печь и большой стол для лепки. Здесь мастера мнут глину, чтобы подготовить ее для работы, лепят изделия, разводят и с помощью пигментов создают цвета и оттенки для ангоб, которыми красится посуда. Тут хранятся инструменты, краски, глины, формы для отливки заготовок. На полках изделия, которые ждут обжига.
Второй зал тот, где чаще всего встречают гостей и где проходят занятия на гончарном круге. Оформление помещения отличается от большиства мастерских Томска. Тут высокие потолки, большие окна, фактурный бетонный пол, дереянная мебель, много цветов и ламповое освещение. То, как будет выглядеть интерьер, Евгения придумала сама, воплощали тоже своими силами, вдохновлялись московским пространством Хлебозавод.
«На первое время помещение нас устраивало, но когда мы все расставили, какое-то разорванное пространство получилось. Думали-гадали, потом съездили в командировку в Москву и Питер. Особенно нам понравилось такое место — Хлебозавод в Москве. Мы приехали такие вдохновленные, нас аж колотило: давайте скорее здесь все перекрасим, переставим! И за недельку мы как-то тут порядок навели. Потом не знали, как пол сделать. Увидели в Москве один магазин — у них пол исшарканный, с такой красивой керамикой, как сейчас модно — ковры на полу и бетон. У нас раньше фанера была прибита, она отставала, гвозди и шурупы торчали. Мы сняли фанеру, увидели этот пол — он нам понравился. Сейчас у нас еще одна мечта. На ютубе смотрели канал, люди подвешивают под потолок сетку вроде рабицы, по ней все во вьюнах и выглядывают лампочки. Хочется здесь так же сделать!», — делятся мать с дочерью.

Сейчас «Майолика» — это семейное дело. Здесь работает Тамара Васильева, ее сын, дочь. Во время отдыха между вахтами помогает муж Тамары, он отвечает за «деревянную» часть мастерской. «Семейный подряд», — смеются мать с дочерью.
«Иногда обстоятельства складываются так, что они тебе дают какую-то линию — направление работы. У меня благодаря дочери и этой мастерской вторая молодость появилась», — с улыбкой говорит Тамара Васильева.
Текст, фото: Елена Бронникова
Видео, монтаж: Роман Чертовских

27 апреля 2019 года