«Эпические 90-е»: разговор с автором проекта Мариной Гуревой

Проект «Эпические 90-е» — это протест против того, чтобы эти годы  называли лихими и бандитскими. Инициаторы конкурса предлагают поделиться на блокчейн-платформе «Golos.io» личными историями из 90-х: «Мы ждем от вас, активных блогеров, искренние рассказы о том, как выживали и как переживали, как все теряли, как воодушевлялись и как заработали первый доллар или открыли ларек… О том, как удачно или неудачно вложили ваучер, о том, как за «спасибо» ходили на работу… У каждого есть свои уникальные истории о пережитых годах, оставшиеся в памяти навсегда», — говорится в анонсе проекта.


Пережить 90-е годы еще раз через воспоминания. Зачем?  Мы решили поговорить об этом с одним из авторов проекта Мариной Гуревой.

Марина Гурева
Марина Гурева

— В описании проекта «Эпические 90-е» вы пишете, что он поможет гражданам России избавиться от комплекса «брошенного ребенка». Что это за комплекс?


— Он проявляется у людей в ощущении, что они никому не нужны. Они помнят ситуацию, когда их кидали или вынуждали что-то делать, и оттого та реальность кажется враждебной и недружелюбной. При этом они не осознают, что в ситуации, когда их кидали, а 90-е годы были именно таким временем (тогда граждан России бросили на произвол судьбы),  что именно тогда они максимально себя реализовали. Каждый (от подростков и старше) взял ответственность на себя и сделал все, что он мог. Чтобы выжить. Для многих это было очень тяжело, но люди  сделали это. Причем многие не просто выжили, но «выросли»: обучились новому, научились отделять черное от белого,  научились кооперироваться... Проблема в том, что в 2000-х вместо того, чтобы записать себе все это в достижение, граждане России записали себе все десятилетие 90-х в поражение. И живут сейчас, вспоминая то время не как эпическое, когда каждый был героем, а как черную дыру.

— Одна из целей вашего проекта — это отрефлексировать прошлое, наложить на исторический календарь событий «ежедневный подвиг каждого, кто пережил 90-е». Вы правда считаете, что для тех, кто жил в 90-е, каждый день был подвигом?


— Да, конечно. Для большинства это был подвиг. Люди выживали тогда. Давайте сравним то время с текущей ситуацией. Информационный поток, который вылился на людей в 90-е годы, несопоставим с тем, что имеем сейчас, с точки зрения интенсивности и объема. Люди, жившие «за занавесом», информационным прежде всего, ходившие строем по прохоженным социальным и карьерным тропам, были к этому потоку не готовы. Вообще никак. Они не ожидали, что на них столько свалится. Людям тогда сказали: «Вот вы жили на Земле. А теперь живите на Марсе. Тоже жизнь. Но на Марсе». Примерно так.  Ситуация неопределенности на тот момент, она тоже была в разы выше, чем мы имеем сейчас (потому что у нас есть  база). Никто тогда не знал, что надо делать. Условно говоря, ты не знал, найдешь ли сегодня денег, чтобы хлеб купить, или нет. С этим сталкивались миллионы людей. Да, это был ежедневный подвиг! А дачи, которыми люди обзавелись? Вся интеллигенция (и не только она, разумеется) ушла на садовые участки и стала их использовать не как чеховские дачи, а по прямому хозяйственному назначению, чтобы посадить картошку, морковь, чтобы сделать запасы консервов, и желательно на целый год.


Я люблю сравнивать русских с американцами. Мы с ними чем-то похожи в части предприимчивости. При этом любой американец, прожив десятилетие в наших 90-х, он бы считал себя суперкрутым чуваком, потому что он имеет за плечами опыт успеха. Он выжил, дети выросли, и дачный участок наконец-то можно использовать для отдыха. С этой точки зрения история 90-х – это действительно история про ежедневный подвиг.

Виктор Мучник с дочкой Аней в начале 90-х
Виктор Мучник с дочкой Аней в начале 90-х

Он был слегка оплывший и совершенно одинокий. Этот кусок сливочного масла, лежавший на витрине. Январь девяносто второго. На ту пору масла в наших краях в свободной продаже не было уже лет десять. На защиту кандидатской по английской историографии в 83-м мне оппонент из Москвы привозил несколько кусков в подарок. Потом несколько лет были очереди, в которые надо было вставать затемно, переживая, что сливочное закончится и придется брать фруктовое (непонятную зеленоватую массу с запахом дешевых цветочных духов, которую потом, чтобы добиться съедобности, следовало перетапливать и вымораживать). Потом масло исчезло вовсе. А затем уже на исходе СССР появились, как предвестие конца империи, карточки. Которые нам до конца не случилось отоварить.

И вот – кусок масла. Лежит. Свободно. Ценой примерно в тогдашнюю мою доцентскую зарплату. Которую уже задерживают. Дочке нашей Ане еще нет года. Мы с Викой живем в университетском общежитии. Жить, в общем-то, совсем не на что. «Свобода приходит нагая», – пошучиваем мы.


Из рассказа Виктора Мучника, написанного на конкурс «Эпические 90-е».

— Материал по проекту собирается на платформе «Golos.io». Что это за платформа?


- Сразу же скажу, что для «Эпических 90-х» «Golos.io» - это просто платформа. «Эпические 90-е» – независимая от «Golos.io» история.


Про платформу.


Это блокчейн-платформа, как, например, Lifejornal, только построенный на распределенной базе данных (то есть с использованием технологии блокчейн). Каждый может развернуть эту базу данных на своем сервере, скачав открытый код. Получается, что данные хранятся не под контролем одной организации, одного человека, а у многих. И поэтому сохранность информации выше. Дополнительное преимущество этой технологии в том, что все, что однажды записано в блокчейн (эту базу данных), остается там навсегда. Люди пишут так, как они пишут. Первая версия всегда будет в блокчейне. Ее всегда можно будет найти.


А историю в 21 веке хочется наблюдать минимально искаженную. Это важно, потому что спустя десятилетия мы сталкиваемся с искажением реальности. Историки приходят и начинают нам рассказывать, как что-то происходило двадцать или даже сто лет назад, и говорят, что именно так и было. Вероятность того, что они правы, есть, но она не очень высокая. Потому свидетельств от

первоисточников зачастую мало. В случае с блокчейн-технологией остается большой массив первичных данных.


На «Golos.io»  люди группируются, как правило, по интересам. Там встроен токен, который распределяется в качестве вознаграждения. Тем, кто пишет что-то, и тем, кто читает и лайкает. И этот токен можно перевести на криптобирже в биткоин, а биткоин, если есть желание —в рубли или другую валюту. В мире обмены на криптовалюту практически нигде не запрещены. Просто где-то законодательно отрегулированы ( в Японии, например), а где-то нет.  При этом за какие-то услуги в рамках сообщества, например, пользователи могут расплачиваться токенами.


Токены нужны в том числе для ранжирования контента. Люди хотят видеть не любую информацию, а проверенную и оцененную кем-то, желательно экспертом. Сообщества хороши тем, что ранжирование постов внутри через лайки и дизлайки проводят эксперты (те, кто сами пишут стихи, или сами пекут торты, или сами рисуют фракталы), то есть могут оценить содержание. Дизлайки позволяют двигать посты вниз. Если тебе кажется, что кто-то написал неправду, то ты можешь его дизлайкнуть, и если будет достаточно силы дизлайка, то пост просто не будет отображаться на сайте.


Информационный поток, который не просеивается, пользователей утомляет. Хочется построить систему, чтобы сообщество с экспертами внутри могли ранжировать контент самостоятельно, чтобы не было внешних редакторов. Экспертам виднее, и когда они объединяются в сообщества, то они действительно могут отделять зерна от плевел. И это может быть качественное ранжирование информации. Это основной тренд, который сейчас прослеживается, и очевидно, что он будет только усиливаться.


«Эпические 90-е»: разговор с автором проекта Мариной Гуревой

Так вот в Свердловске (Екатеринбурге) мы с товарищем провели хорошую зачетную сделку через энергетиков для москвичей. Товарищи из Москвы рассчитались с нами наличными долларами США и привезли расчет сразу за всю партию, хотя мы еще полностью ее не отгрузили. Оставалось отправить им еще несколько тонн, но это их не смутило. Всего они нам привезли $12 000 USD – сумма очень и очень большая в эти годы! Это был эквивалент трехкомнатной квартиры в самом центре города. На радости мы за два дня завершили отгрузку материалов, при этом нам помогал все сделать быстро сам директор завода из области. По завершении дела мы сидели у него в кабинете – пили чай, кофе и немного коньяку. И вот в это время к нему заходит какой-то тип, который был на вид явно «с большого бодуна». На что директор улыбаясь представил его нам, сказав дополнительно, что Сергей сам из Саранска и так же занимается вопросами по зачетам, как и мы. Сергей сел рядом с нами, мы ему плеснули «для здоровья», и он с радостью воспринял эту новость. Жадно отхлебнув, он стал стараться понять, о чем собственно мы разговариваем. Было понятно, что это ему дается с трудом. А мы так для прикола перевели разговор на женщин, спорт и политику в стране. Он как бы даже немного и обиделся, сказав нам, что мы «шифруемся». Дядя Сережа, приняв несколько рюмок коньяку, начал «быковать» и приставать к нам с разными вопросами.


Отрывок из рассказа Евгения Зайкина на конкурс «Эпические 90-е»

«Эпические 90-е»: разговор с автором проекта Мариной Гуревой

— О системе поощрения. На «Golos.io» вы используете токены Голос. В конкурсе «Эпические 90-е» 40 000 Голосов (на первый этап конкурса), 40 000 Голосов (на второй этап конкурса). Откуда берутся эти токены-голоса, кто их дает на поощрение участников конкурса?


— У конкурса есть спонсоры, которые выделяют токены на поощрение. А в самом блокчейне токены образуются точно так же, как появляются рубли в Российской Федерации путем эмиссии. В блокчейне эмиссия - количество токенов, которое задано алгоритмически.  Технически это просто запись в базе данных. (Но и рубли, как вы понимаете, это цифры и нолики в базе данных, только закрытой от всех). Эмитируемые токены распределяются по алгоритму, в том числе и на тех, кто пишет и лайкает посты. В конечном итоге у пользователя накапливаются на балансе эти токены. Де факто он их получает в качестве вознаграждения от самой платформы за полезную работу для платформы (в случае Golos.io - за посты, помимо такой полезной работы, как поддержание работы базы данных). Все блокчейны построены по этому принципу, потому что изначально экономическая мотивация закладывалась в биткоин (идейный прародитель всех блокчейнов) как ключевой элемент, обеспечивающий развитие и выживание системы, а также ее децентрализацию. Те, кто разворачивал у себя базу данных и поддерживал ее работу, получали вознаграждение от системы при майнинге (производстве блоков для базы данных).



— Были ли случаи на вашей платформе, когда люди достаточно много заработали токенов, перевели их биткоины, биткоины в рубли и что-то купили?


—Конечно, люди выводили средства. Мы запустились в 2016 году, конец 2017-го был периодом хайпа криптовалют (на тот момент стоимость токенов была достаточно высокой). Некоторые пользователи утверждали, что вывели себе токены в объеме, достаточном для приобретения небольших квартир в провинции.  


— Кто финансирует «Golos.io»?


— Изначально платформа была запущена на средства основателей (это cyberFund). Далее в рамках краудфандинга в конце 2016 года были собраны биткоины, которые до сих пор тратятся на разработку платформы, совершенствование кодовой базы.

Марина Гурева
Марина Гурева

– Прикинь! Дома пожрать – шаром покати, в холодильнике мышь повесилась. Пацаны в драных штанах в школу ходят, долг за коммуналку растет и жена, как мегера, бурчит: - Ты мужик или где?
– Чего представлять? Сейчас все так живут.
– У меня два образования, специализация редкая и…
– Заткни все это знаешь куда? Вон посмотри – доктора наук с академиками вдоль трассы стоят - чулками, рубашками, посудой торгуют, чтобы как-то выжить. А ты – специализация!..
– А это идея! Спасибо.

Пошел к шефу, рассказываю о драных штанах, а он мне о взаимозачетах.
– Живых денег нет. Фирма держится только взаимозачетами – топливо, электроэнергия, материалы и даже налоги – все одни бумаги крутятся. На зарплату денег взять негде.
– От твоих взаимозачетов у нас лучшая в области бригада отделочников сбежала, а следом монтажники намылились. Механизаторы бурчат, на объекты выезжать отказываются, пока задолженность по зарплате не вернут.
– Ты отвечаешь за производство, вот и разбирайся там!
– А ты за деньги – вот и ищи, где хочешь! А зарплату людям надо отдать. И у меня в семье конфликт назревает – оно мне надо?
– Ладно, не бурчи. Есть схемка, как нал получить. Рисково, но хоть какой-то вариант. Сгоняю в столицу, обналичу пару сертификатов Главкома ОВС, и будут живые деньги. Правда, там люди, хоть и военные, но ушлые – оживляют средства за 40-50 процентов. Терять заработанное жалко, но и деваться некуда.


Из рассказа @markvival на конкурс «Эпические 90-е»

— Много ли авторов написали в рамках проекта «Эпические 90-е»?

— С октября по декабрь, когда шел первый этап пилота, около 50 авторов написали около 130 постов. При том, что проект особо не рекламировался. Мы тогда просто тестировали, выясняли, есть ли интерес к теме. В январе подключили знакомых и поделились информацией по другим соцсетям. В ближайшие месяцы будем замерять реакцию, а также тестировать гипотезы относительно того, кто готов подключаться к проекту. Дети, например, точнее, молодежь от 12 до 28. У них  собственных воспоминаний о 90-х не так много или вовсе нет, но хочется понять, что будет, когда они начнут расспрашивать родителей. И другая категория – те, кто был в 90-е годы уже не молод, но в активном состоянии (те, кто рожден до 1960 года). Интересно, как они вовлекутся в этот проект.

Многим же людям есть что вспомнить. Интересно другое, насколько они готовы осознать себя героями. Не обязательно написать пост, чтобы осознать. Но задуматься об этом. Прийти к выводу: я действительно крутой. Я могу! Причем в текущей ситуации я могу в сто раз больше.


— Почему вдруг вы решили, что нужно увековечить коллективный опыт 90-х?


— 90-м очень подходит определение эпические. Это же была уникальная ситуация, и опыт уникальный у тех, кто их пережил. По эпичности последнее десятилетие сопоставимо, пожалуй, только с тем, что пережили те, кто застал события с 1917 по 1930 годы, тогда же тоже кардинально поменялся уклад. Но, к великому сожалению, воспоминания тех, кто те годы пережил, трудно было собрать уже в 50-е, часть исчезла в лагерях в 30-е, часть погибла на войне в 40-е, остальные умерли, оставив очень мало воспоминаний. Важно, чтобы такого не случилось с памятью о 90-х.


— Как вы относитесь к определению «лихие 90-е»?


— Определение «эпические» не отрицает, что эти годы были «лихими». Да, тогда были бандиты, был беспредел. Но это не отменяет героизма людей. Формулировка «лихие» делает человека ничтожным. Формулировка «эпические» рисует человека, который выжил, сталкиваясь с лихом. Выжил и де факто изменил ситуацию. Ведь то, что мы получили в 2000-х  не случилось само по себе, по воле властей или Бога. Это заслуга всех, кто жил и строил новую жизнь изо дня в день.

Марина Гурева
Марина Гурева

Раз нынешнее время выросло из 90-х, с учетом того, в какой стране мы оказались сейчас, чего было больше в 90-е, плохого или хорошего?


— Понятно, что было и то, и то. Но главное, что люди тогда справились, что они самостоятельно сумели тогда выстроить жизнь, находясь в жутких условиях.  То, что случилось потом – естественная реакция организма. Он всегда пытается задвинуть тяжелые воспоминания на задний план. Но в этих воспоминаниях - серьезный ресурс. Если мы устояли тогда, неужели мы сейчас не можем выйти и выразить собственное мнение по какому-то вопросу, который нас волнует, или организовать детскую площадку во дворе собственного дома, или начать раздельно мусор собирать?


— А как ваша семья пережила 90-е?


— Как многие, полагаю. Интеллигентная семья. Мама врач. Папа инженер. Порой не было денег, чтобы нормально поесть.  Завели дачный участок. Я училась в лицее. Стала свидетелем классового расслоения: когда в рамках одного подъезда одни стали очень богатыми, другие скатились в проституцию и бандитизм, а кто-то пытался сохранить достоинство. Для меня это важный опыт. Мне, кстати, повезло. Я жила в хрущевке, в пятиэтажке. А в девятиэтажках ребята скалывались. В пятиэтажках же мамы, бабушки, подъезд под присмотром, кто-то все время ходит. А в девятиэтажках лифт. И в проходах между этажами никого. Общаясь с зарубежными сверстниками, я понимаю, что у меня благодаря 90-м уникального опыта в разы больше. И это очень классно! Иностранцы с открытым ртом некоторые истории слушают! Ничего себе! Такое бывает? У них же (тех, кто с запада) спокойные десятилетия сытой богатой жизни с середины прошлого века. И дальше говорят, как же это круто! И это, кстати, нормальная реакция здорового человека. Потому что все, что ты пережил, это твой уникальный опыт, который ты можешь использовать в будущем.


— Есть ли понимание, какой будет итог проекта?


— У меня нет понимания, каким будет итог. У меня есть желание, чтобы этот проект состоялся. И в него вовлеклись люди, и удалось запустить переосмысление 90-х. Важно, чтобы пошел процесс, чтобы люди сели, подумали о своем прошлом, вспомнили все, что было, сказали себе – мы крутые, и поняли, что в нынешней реальности именно они, самостоятельно, вместе с теми, кто рядом, способны не только дворы благоустроить, но и свои права отстоять, проекты новые запустить, жизнь для себя любимых преобразовать к лучшему.


Больше рассказов об «Эпических 90-х» можно прочитать здесь.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?