ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ
Добыча золота в Томской области. Начнется или нет?
Сделать Томскую область одним из золотодобывающих регионов России — такую цель поставили перед собой в компании «ТИСК Геоголд». Компания получила лицензию на ведение работ, нашла месторождение и провела разведку. Результаты впечатляющие — запасы золота оцениваются в 10 тонн.

Правда, территория Батуринского золоторудного месторождения затрагивает охранную зону Ларинского заказника. «ТИСК» предложил буферную зону скорректировать. Насколько возможно осуществить проект и каковы риски при его реализации? Эти вопросы обсудили на круглом столе, организованном Общественной палатой.
Спорные пять километров
Недропользованием в Томской области ТИСК занимается больше 10 лет. Добывается гравий, торф, жадеит. Руководитель компании Александр Беляев вспоминает, что разговоры о возможности развития Кандинского месторождения шли около 40 лет. Никто и подумать не мог, что ежегодно там будет добываться 1,5 млн тонн ПГС и щебня.
«В 2016-2017 годах у меня состоялся разговор с одним из профильных ведомств, где привели пример Кандинского месторождения и вспомнили о Батурино. Про добычу золота на его территории говорят больше 30 лет, но почему-то до конца дело не доводят. Нам предложили вникнуть, посмотреть. У нас ушло полгода на то, чтобы понять, что это такое. Мы поднимали все архивы, в том числе и 19 века. В результате примерно через год родился проект «ТИСК-Геоголд», — говорит Александр Беляев.
Из истории золотодобычи Томской области
Многие не знают, но 30-е годы XIX века Сибирь пережила настоящую золотую лихорадку.

По данным историков, первым человеком, обнаружившим томское золото, был Федот Иванович Попов. Он воспользовался тем, что в 1826 году правительство разрешило вести поиски и разработку золота в Сибири частным лицам, и в течение двух лет вел разведочные работы в непролазной глухой тайге. Летом 1829 года ему улыбнулась удача: на речке Бирикюль (правый приток реки Кии в Мариинском округе Томской губернии) он обнаружил золотосодержащую россыпь.

В следующем году на золото наткнулась уже целая компания искателей, которая открыла Кундустуюльский ключ, приток Кундата, также впадающий в Кию. После этого золото стали обнаруживать по берегам Кии, Шалтыря, Кожуха, Кундата, Суеты, Тисюля, Золотого Кандата, Тайдона, Мурюка, Талаюла, Бобровой; золотодобыча составляла более чем 45 пудов в год.

Только в окрестностях Томска было официально добыто только 2,8 кг золота, еще несколько килограммов предположительно не были учтены.

В 20 веке тема золотодобычи вернулась в регион. Золотой песок в Томске обнаружили в середине 80-х в гравии, который добывали с реки Томи. Тогда геологи пытались начать серьезные поисковые работы в окрестностях Томска, но грянула перестройка и всем стало не до золотодобычи.

В середине-конце 90-х геологи вновь стали искать золото и заявляли о том, что его запасы на территории Томской области не исчерпаны. В 2005 году руководитель территориального агентства по недропользованию Томской области Александр Комаров предложил Москве проект по добыче твердых полезных ископаемых на реке Ушайке. Программа была одобрена. Из федерального бюджета Томску выделили 35 миллионов рублей. На Ушайке велись исследовательские работы, но золота так и не нашли.

Следующий заход был в 2007 году. Тогда Томскнедра заказали «Геосфере» проведение геохимических поисков рудного золота в пределах Ушайской площади, расположенной по соседству с Колбихинской.

Промышленная добыча требовала дополнительных вложений. И 2008 году Москва вновь выделила Томску деньги. Геологоразведочная компания «Геосфера» получила 50 млн рублей на поиск в бассейне Ушайки рудного золота. Но дальше разведки тогда дело не пошло.
Первые исследования Батуринского месторождения были проведены в 82 году. Они показали наличие порядка 30 тонн золота при среднем содержании золота в тонне руды примерно 6,3 грамма на тонну. «В России в среднем 2,5-3 грамма. Вполне себе достойный показатель», — уточняет координатор проекта Дмитрий Михальчук.

«Сейчас есть серьезные предпосылки для того, чтобы развивать эту отрасль в регионе. Если мы в 90-х говорили об одном уровне рентабельности, то сейчас технологии добычи позволяют рассчитывать рентабельность при гораздо более низких запасах золота», — считает Михальчук.

Изучать Батуринское месторождение планируют до 2023 года. Но, по словам Михальчука, уже можно говорить об увеличении прогнозных ресурсов до 40 тонн золота (3-10 грамм на тонну).
«Это вполне себе промышленный показатель, на который можно ориентироваться. Если мы обратимся к опыту США, то в Неваде — одном из основных золотодобывающих штатов — ведется разработка месторождений, у которых прогнозный запас 0,7 тонны. Понятно, что такое месторождение вырабатывается за год, но добыча тем не менее оправдана», — отмечает Михальчук.
К плюсам проекта в ТИСКе относят дополнительные рабочие места и налоговые поступления.

«За экономическим эффектом следует эффект социальный. Это создание рабочих мест, улучшение инфраструктуры близлежащих поселков — энергетика, дороги. И третья часть — экологическая. Мы изначально ведем добычу таким образом, чтобы можно было без проблем рекультивировать этот участок. Будем действовать точечно, стараться максимально сохранить среду. Проект рекультивации подразумевает создание водоема, создание зоны отдыха на месте карьера. Например, есть предпосылки для создания горнолыжной трассы. Наша задача — выработать компромиссное решение, которое бы позволило учесть мнение всех сторон», — говорит Михальчук.
В компании подчеркивают, что на территории заказника работы проводиться не будут. По предварительным планам, не будут вестись работы и на территории реки Тугояковка.

«Обычно при создании охранной зоны учитываются запасы полезных ископаемых, но здесь почему-то это в расчет не принималось. Мы предлагаем перераспределить ту территорию, которая пересекается с охранной зоны заказника и лицензионной площади. Пересечение составляет порядка 5 квадратных километров. Площадь охранной зоны — 60 квадратных километров. Мы говорим о том, чтобы эти 8% перераспределили на другие территории, на которых это будет более эффективно. Однако важно понимать, что лицензионная площадь не равняется площади карьера, он занимает процентов 30 от этой территории», — говорит Михальчук.
Можно ли поменять статус?
Чиновники на предложение скорректировать охранную зону Ларинского заказника отреагировали скептически. По их данным, Министерство природы не дало ни одного положительного заключения на подобные проекты.

«Земли лесного фонда имеют категорию «леса, расположенные в лесопарковых зонах». Согласно Лесному кодексу, разработка полезных ископаемых на территориях лесов запрещена, — отмечает замглавы областного департамента лесного хозяйства Роман Смалев. — Для того чтобы разрешить там заниматься геологическим изучением недр и добычей полезных ископаемых, землю нужно перевести из одной категории в другую. То есть сначала в «земли населенных пунктов», а потом в «земли промышленности». Минприроды и Рослесхоз не согласовали на сегодняшний день перевод ни одного гектара в земли промышленности в Томской области».
Природоохранный прокурор Ирина Борзенко отмечает, что в законе четко не прописана процедура изменения зон.

«В практической деятельности суд исходит из позиции, что любое изменение ОПТ проходит такие же этапы, как и создание. Любому изменению или упразднению нужно будет экологическое обоснование. Только на основании того, что там нужно вести работы, ее никто не ликвидирует».

По мнению и.о. начальника департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Максима Кривова, Ларинский заказник и его охранная зона — это единый объект, который нельзя разделять.

«Тем более что охранную зону предложено сократить вплотную к функциональной зоне. Ларинский заказник был создан в 2012 году. Изменения в закон вступили в силу в 2013 году. То есть охранная зона создана до внесения изменений в ФЗ, а закон обратной силы не имеет», — говорит Кривов.
А что эксперты?
Экологи добычу золота в районе Батурина не одобряют. В качестве альтернативы они предлагают развивать более золотоносные места — например, в Бодайбо (север Иркутской области) или на Алтае.
«Что такое добыча золота? Представьте себе схему: роется карьер, он заполняется грунтовыми водами. Для того, чтобы добывать, воду надо выкачивать. Куда ее сбрасывать? Если сбрасывать на ландшафт, то это жидкие отходы. Если сбрасывать в водоем, то нужна предварительная очистка. Таким образом, разработка карьера приведет к нарушению гидрологического режима и к просадке речки Тугояковка. Это ведь не просто красивая территория, а экотонная территория, которая характеризуется большим биологическим разнообразием, которое является индикатором успешного развития государства. Нельзя допускать, чтобы частные интересы превышали интересы общественные», — отмечает профессор ТГУ Александр Адам.

Он предлагает в заказнике создать территорию эколого-просветительского назначения, куда смогли бы ездить группы туристов и отдыхать.

Эколог, член Общественной палаты Томской области Сергей Жабин отметил, что в конце 2020 года на заседании у президента поднимался вопрос о планах по добыче золота в окрестностях Батурино. Это обсуждение возникло на фоне ситуации с горами-шиханами в Башкирии.

«Президент заострил внимание, что нельзя допускать сокращения числа особо охраняемых территорий. А охранная зона — это тоже охраняемая территория. Там разведку проводить можно, а добывать нет. И потом, зачем? Мне геолог с мировым именем сказал, что запасы золота трудноизвлекаемые. И я ему верю», — подчеркнул Жабин.
С тем, что это не самое легкое месторождение, солидарен и геолог с 20-летним стажем Виктор Домеренко.

«Говорить о 40 тоннах золота не приходится. Статистика и мой опыт показывают, что из прогнозных ресурсов при переводе в промышленные запасы остается 25%. То есть из 40 останется 10 тонн. Если 10 тонн, то 2,5 тонны. А в 2,5 тонны вкладывать миллиарды… Больше потратишь на организацию работ. Это ведь не Кандинский песчаный карьер. То есть территория абсолютно не перспективна с точки зрения золотоносности», — считает Домеренко.
И что теперь?
Негативный прогноз компанию ТИСК не пугает. По словам руководителя компании Александра Беляева, то, что пройти согласование сложно, не значит, что это невозможно.
«Коллеги дали понять, в каком направлении нужно идти с привлечением общественности, науки, новых технологий, учитывая интересы, в том числе, и региона. От бизнеса зависит экономика, но бизнес должен действовать строго в правовом поле и должен пройти все этапы проверок и получить положительные заключения. Если проект пройдет все этапы и согласования, то я думаю, что никто не скажет, что это неправильно. Проиграл — значит, проиграл. Выиграл — значит, выиграл», — отметил представитель Общественной палаты Анатолий Долгов.
Сейчас работа над проектом продолжается. ТИСКу предстоит пройти несколько этапов разработки и утверждения проектной документации, экспертиз и согласования во всех профильных ведомствах, включая Минприроды, Ростехнадзор и прочие. Будут организованы и общественные слушания, на которых жители района смогут высказать свое отношение к добыче золота в Батурино.
«На сегодняшний день мы работаем исключительно в правовом поле. На протяжении 15 лет ни у кого нет оснований обвинить нас в том, что мы нарушаем закон. Я хочу подчеркнуть, что это наши деньги, это мы за свой счет проводим исследования и ведем разработку. Мы ни у кого ничего не просим. Мы не пришли сюда варягами. Мы уже создаем природные объекты на месте тех, где велись работы. А экспертизы? Все экспертизы со временем будут пройдены. Без этого мы просто не начнем работу», — подчеркнул Александр Беляев.
P.S. Пока материал готовился, стало известно, что по результатам круглого стола состоялась рабочая встреча руководителя ТИСК Александра Беляева с основным критиком проекта экологом Сергеем Жабиным. Жабин подтвердил, что готов поддержать проект, если все работы будут вестись с соблюдением всех норм законодательства, а каждый этап проекта пройдет все этапы согласования, в том числе экологическую экспертизу.
16 марта, 2021 год