{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Истории «Дикая птица вынуждена искать пищу в городах»
Истории

«Дикая птица вынуждена искать пищу в городах»

Лидия Симакова
ТВ2 Лидия Симакова
23.05.2021

Кемеровчанка Снежана Парадникова помогает птицам уже давно. Она волонтерит сразу в двух центрах реабилитации диких животных. В Кемерове и Новосибирске. По первому образованию она биолог, учится в аспирантуре Кемеровского университета. Сейчас в Томске девушка получает второе образование — ветеринарное. И все для того, чтобы помогать птицам. Мы поговорили со Снежаной о том, что привело ее к любви к птицам, и что делать, если человек нашел раненую птицу. 

— Почему ты заинтересовалась именно птицами? Диких животных и других много.


— Птицы сами по себе неоднозначные.  У нас центров помощи кошкам и собакам много, а вот центров для диких птиц не очень. Да и находят птиц чаще всего. И, в отличие от других, они более часто встречаются с человеком. Когда человек находит пострадавшую птицу, он не знает, что с ней делать. Он не может помочь, у него нет ни ресурсов, ни условий, ни специалистов. Ветеринарные клиники обычно тоже отказываются, потому что не знают, как работать с дикими птицами. Когда я думала, куда приложить свою энергию и чем заняться, я поняла, что это та сфера, которой действительно не хватает человеческого ресурса. И что я тут как биолог могу помочь. Я и на ветеринара пошла учиться, чтобы более качественно оказывать помощь. Ну и я просто люблю птиц.


— Откуда взялась любовь к птицам? Что-то связанное с детством?


— Люди, которые приходят к нам в центр, приходят в основном из-за сов. Популярность в поп-культуре в связи с Гарри Поттером, люди начинают интересоваться милыми птицами и приходят к нам. Но у меня все сложилось по-другому. Я влюбилась в скопу — это совершенно не миленькая хищная птица. Она селится высоко на деревьях. В Эстонии установлены камеры в гнездах, где идет прямая трансляция, и можно понаблюдать за воспитанием птенцов. Показал мне эти трансляции муж, ему было интересно наблюдать. Это было в 2015 году.

Я стала рассуждать, вот камеру установили в заповеднике, в заповеднике восстанавливают популяцию, а кто еще этим занимается? Я тогда жила в Кемерове, но первым нашла центр помощи диким животным и центр реабилитации диких животных. В Новосибирске. Кемеровский центр уже существовал, но он не был так распиарен в соцсетях. И никто про них не знал. В 2016 году так получилось, что мы переехали в Новосибирск и я пришла и сказала: здравствуйте, я буду работать у вас волонтером. С Кемерово получилось по-другому, я продолжала ездить из Новосибирска в Кемерово на сессии, и мне в какой-то момент написали ребята. Вообще, получилась курьезная ситуация: я приехала сдавать экзамен по экологии, и я на него опаздывала. Влетаю в аудиторию, и преподаватель меня спрашивает: а что вы сделали для экологии? И тут Остапа понесло. Я стала перечислять, какая я молодец, что вот, помогаю птицам в Новосибирске. И оказалось, что этот преподаватель — научный руководитель Кемеровского центра помощи диким и экзотическим животным. Так вот я стала и там тоже работать. А уже через год переехала в Кемерово.


И вот так на протяжении многих лет я являюсь одним из самых активных волонтеров. Так как я сейчас, из-за того, что по большей части живу в Кемерове, то больше занимаюсь кемеровским центром. Новосибирску я обеспечиваю материально-техническую часть.


В Томске есть подобные центры помощи диким птицам?


— Такого центра помощи, с вольерной базой, с волонтерским штатом, нет. Но есть девушка, Нина Крылова, которая уже несколько лет занимается птицами. Она несколько раз обращалась за консультацией в наш центр. В целом есть куда обратиться, если возникнет такая необходимость.


— А к вам как попадают птицы?


— Их приносят люди. В основном пострадавших. Человек, например, едет по трассе и находит сбитую птицу. Иногда сами сбившие птицу звонят. Приносят сов или неясытей, которые любят влетать в окна домов. Мелких птиц, особенно в периоды миграции. Птицы врезаются в здания, они не понимают, что это стекло, падают, и в таком состоянии их приносят к нам.


Дальше птицу осматривает ветеринар, проводит все необходимые процедуры. И в зависимости от состояния отправляют либо узкому специалисту, либо в лечебный лазарет, который у нас тоже имеется.


— Кого чаще приносят?


Хищных птиц. В Кемеровской и Новосибирской областях это черные коршуны. В каких-то областях они даже внесены в Красную книгу. Они у нас массово селятся, так как у нас для них благоприятная зона. Приносят коршунов самого разного возраста: и слетки (птицы-подростки – прим. ред.), и первогодки, взрослые птицы. Потом идут совы: болотные, ушастые. А зимой — длиннохвостые неясыти, реже бородатые. Осенью, когда начинается миграция — мохноногие сычи, мелкие соколы (пустельга, чеглок). Врановых приносят очень тоже очень часто: вороны, сороки, грачи. Например, у нас в кемеровском центре постоянно живет черный ворон. Он привык к человеку, травм или болезней у него нет, но без человека он уже не выживет.  Было несколько случаев, когда он улетал, и тогда он у людей еду выпрашивал. Но и сам возвращался назад.


Если говорить не о птицах, то нам приносят всех детей — зайцев, белок, это все в наши ясли. Все они, конечно, содержатся отдельно. И кураторство за зайцами и белками мы поручаем человеку, у которого на данный момент нет птиц. Кстати, бельчата уже пошли.

Нас легко найти в интернете, достаточно набрать в поисковике «помощь птицам» и город. Там есть все контакты, телефон «горячей линии», куда можно послать фото или видео пострадавшей птицы. Всегда дежурит координатор, который может сориентировать человека.


Но при всем желании всех птиц мы не можем забрать. Мы берем только тех, кого можно потом выпустить. Вылечить, докормить и выпустить на волю. 

Фото:  Подопечная сова из новосибирского Центра реабилитации диких животных (ЦРДЖ)
Автор:  vk.com/birds54
Фото:  Бельчонок из новосибирского Центра реабилитации диких животных (ЦРДЖ)
Автор:  vk.com/birds54

— Получается, есть определенная категория птиц, которых потом и не выпустишь на волю?

— Существуют определенные правила выкорма птенцов, чтобы был минимальный контакт с человеком. У врановых, например, сложная программа реабилитации, так как им обязательно надо жить в своем вороньем коллективе. Даже если птица будет бояться человека, то она все равно потом не впишется в стаю. Если птица попала к нам во взрослом возрасте, шанс того, что она привыкнет к человеку, очень низок. Наша задача – не приручить птицу, а сделать так, чтобы она считала человека злом. Опасалась его и смогла защищаться от своих естественных врагов в природе. Мелкие птицы, кстати, быстрее отвыкают от человека. А хищных птиц, после того как они подросли, мы сажаем в вольер к своему виду и наблюдаем за тем, как они чувствуют себя без человека. Если мы видим, что все хорошо, то кольцуем птицу и выпускаем на волю. Подальше от города. Орнитологи постоянно мониторят гнездовья определенных видов птиц, и мы туда и выпускаем. Нам важно не просто выпустить птицу, а чтобы она успела социализироваться. Если это происходит перед началом брачного сезона, то и успеть создать пару. Зимой мы стараемся никого не выпускать. 

— Собственно, на какие деньги вы существуете?


— Пожертвования, пожертвования и еще раз пожертвования неравнодушных людей. В своих группах в соцсетях мы всегда рассказываем о том, кто к нам поступил, что с птицей случилось и что мы делаем сейчас. У нас открытая отчетность, мы публикуем все счета. Мы выигрываем и гранты. Лично я брала грант на развитие волонтерской деятельности в Новосибирске. Я готовила специалистов, которые будут понимать анатомию и физиологию птиц, которые смогли потом эти знания применять в рамках своей ветеринарной практики. Но гранты даются в основном на социальные программы. Сказать, что дайте нам денег на землю и вольеры, мы не можем. Хотя этот вопрос в Новосибирске стоит очень остро. Своей территории у нас в Новосибирске нет. Мы поставили свои вольеры на территории одной организации, но ввиду того, что изменились обстоятельства, нам сейчас требуется новая территория, куда бы мы могли переехать. Нам нужно место, где бы могли поставить вольеры с забором, и чтобы был доступ к воде и электричеству. И сейчас мы, можно так сказать, на чемоданах.

— Хорошо, вот человек нашел птицу, что ему нужно сделать или чего не делать, прежде чем он позвонит к вам в центр помощи?


— Нужно убедиться, если ли у птицы травма. Понятно, если она лежит и не встает, нужно еще посмотреть: жива ли она. Что может быть травмой? Несимметрично держит крылья, одно крыло может быть опущено. Хромает птица. Или заметны кровотечения. Тогда однозначно надо звонить. Или отправить фото пострадавшей птицы нам и спросить: что мне делать и куда ее везти? Если визуально нет никаких травм, то нужно понять: кто перед нами? Взрослая птица или птенец. Очень часто путают с птенцами слетков. Слеток – это птица-подросток, которая еще недостаточно взрослая, чтобы самостоятельно летать и добывать себе пищу. Но уже достаточно взрослая, чтобы начать летать и вылетать из гнезда. Родители присматривают за своими детьми и докармливают их вне гнезда. Такая птица не сможет от вас улететь. Она будет жалобно пищать, совы, например, щелкают клювом. Но улететь на сможет. Такую птицу, если она выбежала на дорогу, унести в траву. Но если вы нашли ее в лесу, ни в коем случае не брать и не уносить с собой. Потому что это то же самое, что унести чужого ребенка из песочницы. Родители за ним наблюдают, но мы переживаем, что он один.

Какому птенцу нужна помощь? Если он неоперенный. Если он сам не стоит, а сидит. Или не держит шею. Значит, он выпал из гнезда. Можно попытаться вернуть птенца в гнездо. Это не страшно, птица не бросит птенца, у нее не развито так обоняние, чтобы почуять кого-то и бросить гнездо. Орнитологи часто лезут в гнезда, кольцуют птиц, и все прекрасно. Если нет возможности подсадить птенца в гнездо, так как некоторые птицы гнездятся высоко, то уже тогда звонить нам. И опять же, по возможности отправить фото.

Чего нельзя делать категорически – кормить. По птенцу иногда нельзя определить, что это за птица. Часто так бывает, что насекомоядных стрижей принимают за соколов и кормят их мясом. А это губительно для их пищеварения. Такой шаг, скорее всего, приведет к летальному исходу даже от одной порции. Лучше опять же, если есть фото, отправить нам и спросить: нужно ли поить или кормить? И чем. Особенно если человек находится далеко от нас и ему нужно будет доставить птицу нам. Для переноски птицы лучше всего подходит коробка. На птицу нужно накинуть тряпку и спокойно посадить в коробку. Сделать в коробке побольше дырок и таким образом транспортировать.  Никаких временных клеток не нужно.

— А у тебя дома есть птицы? 


— Я регулярно забираю птиц домой. У нас хорошо налажена связь между кемеровским и новосибирским центрами. По мере надобности мы обмениваемся пациентами. Я очень часто встречаю таких птиц, и они проводят у меня какое-то время. Я часто докармливаю птенцов. Особенно хищных. Но так, чтобы постоянно держать птицу дома? Категорически нет. Я видела, что птица может сделать с домом. Если кошку, например, можно приручить гадить в лоток, то у птицы лоток все то, что она видит. Ваш чай, ваши тапки и ваша подушка. Еще и когти. Когти оставляют следы везде. Потом есть птицы с высоким интеллектом. Например, врановые. Это будут постоянные заначки еды, которые вы никогда не найдете. Это постоянное обдирание обоев. Ну и перья. Многие спрашивают, почему бы птицу не посадить в вольер, чтобы она там сидела. Птицам обязательно надо летать. У птиц есть воздухоносные мешки, которые пронизывают все тело. И если птица не летает, то там образовывается грибок, который быстро погубит ее.


— Бывает так, что вас хейтят за вашу деятельность?


— К счастью, это происходит на так часто. Несколько лет назад мы сделали протез для одноногого сокола, распечатали его на 3D-принтере. Мы написали в соцсетях, смотрите, как классно, мы смогли улучшить жизнь птицы. Пусть это сокол-пустельга, это не какой-то краснокнижный вид, но это лучшее качество жизни для птицы. И нам стали писать, что вот, людям протезы не делают. Пусть бы лучше детям помогали. Лучше бы людям, детям, старикам помогали – присутствует всегда. Или задают вопрос: а зачем ты этим занимаешься? Что тебе с этого? Мне, может быть, и ничего. Но это маленький пунктик, что я приношу пользу миру вокруг.

— На твой взгляд, какая птица самая неприхотливая, а какая самая привередливая?


— Самая неприхотливая – черный коршун. У него разнообразный рацион. И да, в целом черный коршун более привыкший к человеку. Самый привередливый – мохноногий сыч. Это маленькие совы с хрустальным здоровьем. И еще луни. Сложно понять, что они хотят от тебя. Они испытывают очень сильный стресс. И наша задача – свести к минимум этот самый стресс. И да, врановых можно назвать неприхотливыми. Они едят всяких насекомых и зерно.


— Зерно и другую пищу для птиц достать не проблема, а вот где насекомых берете?


— В Кемерове есть место, где насекомых разводят в промысловых объемах. Там сверчки, там тараканы, личинки и так далее. Все это продается в замороженном виде. Птицам необязательны именно свежие насекомые. Размораживаем и скармливаем. У некоторых птиц насекомые обязательны в рационе. 

Фото:  Сова из кемеровского центра помощи диким и экзотическим животным
Автор:  vk.com/birds42

— Птицы же являются такими биоиндикаторами всяких изменений в природе. Что еще можно понять, наблюдая за их поведением, кроме как изменение миграционных привычек? 


— Можно еще обратить внимание на видовой состав, который раньше в городах не регистрировался. Опять же, повторю, что птица летит в город не к человеку, а за едой. Значит, в ее среде обитания не хватает пищи. Все то, чем ни питались в лесу: насекомые, ягоды – теперь берут это в городе.  


— Что-то люди могут сделать для диких птиц, которые прилетели в город?


— Скажу, что с точки зрения ветеринара, кормушки не очень хорошая идея. Потому что кормушки – это рассадник разнообразных инфекций. Зачастую там корм не обновляется, все застывает, и это не очень хорошо. Но в зимний сезон их можно подкармливать, летом птицы сами способны добывать себе пищу. Главное, что человек может сделать, особенно если он работает в высотном здании с большими окнами – наклеить на окна силуэты больших птиц. Птицы не самые умные создания, и это их отпугнет. Это поможет им не врезаться в здания.  


— Знаю, что летом ты поедешь в Туву помогать популяции хищных  птиц. Что ты и твоя команда там делают?


— Каждый год орнитологи занимаются восстановлением популяции соколов-балобанов. Я волонтер в экипаже Елены Шнайдер – одной из ведущих орнитологов в России. Птиц, которых вывели и подрастили до определенного возраста в питомнике, кольцуют и подкидывают в гнезда к диким родителям. Птенцы воспитываются, привыкают к дикой природе и сами вылетают из гнезда. Благодаря этой программе, редкая краснокнижная птица потихоньку восстанавливает свою популяцию. Еще я езжу осенью в Хакасию, мы там мониторим линии электропередачи. Мы смотрим, насколько опасны ЛЭП для птиц. Смотрим, какие птицы гибнут под ЛЭП. И потом боремся.  


Поддержи ТВ2!