Депутат Думы Томска Артем Канарев: У города деньги есть, но тратятся они как попало

Артем Канарев — один из наиболее активных депутатов городской Думы. На каждом заседании он задает множество вопросов, которые у кого-то вызывают раздражение, а кто-то, напротив, поддерживает стремление молодого депутата во все вникнуть.

Артем Канарев входит в состав комитета по градостроительству и комитета городского хозяйства. Является активистом «Городских проектов Варламова и Каца».


Накануне он стал гостем прямого эфира ТВ2 в Инстаграме. Мы поговорили о строительстве микрорайона на улице Мокрушина, бюджете и московских трамваях. 

Депутат Думы Томска Артем Канарев: У города деньги есть, но тратятся они как попало

— Артем, можете немного рассказать о себе? Почему вы решили пойти в политику и стать депутатом?


— Самый сложный вопрос. Я программист, но довольно давно увлекаюсь политикой. Занялся ей потому, что хочу жить комфортно и по сути у меня два выбора — менять мир вокруг себя либо искать счастья на чужбине. Пока остаются надежды, что можно комфортно жить и здесь.


— Занимались ли вы раньше городскими проблемами?


— Я был волонтером «Голоса», наблюдал за выборами. Принимал участие в работе штаба Навального. Ходил на митинги. Проблемами особо не занимался, но одним глазом следил за городскими проектами и немного понимаю, как должно быть устроено.


— Какие основные проблемы на вашем округе вы видите?


— Все те же самые, что и у города в целом. Много домов в плачевном состоянии, дороги плохие, общественный транспорт как попало работает. Проблема с тем, что дома не ремонтируют, что не хватает детских площадок.


— Их можно решить? Ведь денег традиционно нет.


— Денег нет, но проблему можно решить усилием людей. Если они считают, что эта проблема важная, включаются в ее решение, то и деньги найдутся, и проблема решится. Ключевое — участие людей. У нас есть программа благоустройства, по которой можно получить деньги. Можно поучаствовать в конкурсе «Лучший ТОС», где город разыгрывает деньги. У города деньги есть, но тратятся они, конечно, как попало.

— О бюджете. На одном из заседаний комитетов вы при обсуждении бюджета сказали, что он кажется вам непонятным и непрозрачным. Но открываем бюджет, и там расписано все достаточно подробно. Возьмем, к примеру, самую первую строку — «Развитие образования». По подпрограмме о дошкольном образовании на ремонт асфальта запланировано 8 млн рублей, на новые садики — 183 млн рублей. В чем именно вы видите непрозрачность документа?


— В бюджете есть строчки, где все более-менее понятно. Чаще всего эти строчки социальные. Ремонт одного садика — столько-то миллионов, территории вокруг школы — столько-то. Но есть и другие строчки. Например, 60 млн на покупку техники. Или ТомскСАХу одной строкой — полмиллиарда. Почему, на что? Сколько из этих денег пойдет на зарплату, сколько на оборудование? В бюджете много строк, откуда непонятно — деньги тратятся на что-то полезное или нет? Те же самые затраты на СМИ. Администрация города одной строкой прописала 20 млн рублей. Но сколько на это будет куплено роликов, газетных статей? И так далее, и тому подобное. То есть в некоторых местах все сделано специально, чтобы ничего не понять.


— Но конкретика же появляется в других документах?


— Если бы были предоставлены документы, где это поясняется, то вопросов бы не было. Но дело в том, что бюджетирование идет программным способом, и хорошо, если в пояснительных документах одна строчка разбивается на три — то есть выделяют зарплату, покупку техники, содержание офиса. Но в общем, смета остается непонятной. И нет конкретики — деньги выделяют на ремонт одного проезда или другого.


Администрация составляет бюджет по смете. У них есть очередь объектов, которая, если и будет меняться, то незначительно. А дальше уже выделяются деньги на ПСД, проходят конкурсы, которые немного снижают цену. Но тем не менее готовый план есть, и хотелось бы его понять. Те же самые муниципальные учреждения. В бюджете одна строчка «на выполнение задания столько-то миллионов», но нужно понимать эффективность: что мы получаем взамен на эти деньги? Мне, как человеку, пришедшему с улицы, говорят, что разбирайтесь, запрашивайте. Но администрация мне отвечает 20 дней, а бюджет надо принимать сейчас.


— Подписчики пишут, что, если хотите разобраться в работе САХа, то нужно его посетить.


— Да, быстро понять, как работает «САХ», не получится. Тем более что их два. И у меня примерно одинаковое количество вопросов и к регоператору, и к «ТомскСАХ», который занимается уборкой улиц. Но больше все-таки к регоператору, так как он должен по идее работать на конкурентном рынке, но мы почему-то покупаем ему технику за бюджетный счет.

— Еще цитата от подписчиков «Томск — город кривых страшных заборов». И следом вопрос: когда уберут заборы?


— Это долгая борьба. Их уберут не скоро. У нас есть «вредители» в структуре ГИБДД, которые протолкнули в ГОСТ требование ставить заборы на перекрестках, и теперь администрация ссылается на это. Тут есть элемент принуждения, который прописан в федеральном законе. Конечно, от заборов нужно избавляться. И сейчас есть лазейка, что вместо них можно садить кусты, но над этим мы будем работать.

Депутат Думы Томска Артем Канарев: У города деньги есть, но тратятся они как попало

— Раз уж заговорили о благоустройстве, то как вы оцениваете итоги этого сезона?


— Хорошо, что сделали хоть что-то. Но можно было сделать лучше.


— Подрядчиком на ряде объектов выступает УФСИН. Ваше отношение к этому?


— Это по сути использование рабского труда. К сожалению, в России это до сих пор практикуется. Я к подобной практике отношусь негативно.


— Юлия спрашивает о том, когда надо подавать заявку на новую площадку для детей и обновление лавочек во дворе. Есть надежда, что на заявку выделят финансы?


— Программа формируется примерно в феврале. Нужно выйти на своего депутата, можете обращаться в соцсетях ко мне. Там конкурс: чем больше софинансирование, тем больше вероятности, что на заявку выделят деньги. Еще там должен быть проект и выполнены другие условия. Поэтому чем раньше начать работу, тем лучше. Пишите мне, будем разбираться. 

— На последнем собрании одним из обсуждаемых вопросов стало строительство микрорайона на Мокрушина. Проект решения был отправлен на доработку.


— Я считаю, что сейчас нельзя застраивать этот микрорайон. Транспортной доступности просто нет: сейчас каждый день стоят на Мокрушина, плюс еще будут Южные ворота, и если добавится и этот микрорайон на 8 тысяч, то люди будут круглосуточно жить в пробках. Пока не будет решен вопрос с транспортной доступностью, то никакого строительства. Я понимаю, что есть инвестор, что сосредоточено множество интересов, но это пагубно скажется на жизни людей, которые уже живут и которые купят там квартиры.


— При этом Томск последние года три не может выполнить нормативы по вводу жилья, поставленные в рамках нацпроекта. Бюджет может начать терять деньги. Как быть?


— Нужно садиться и искать решения. Застройка территории завода создаст новую проблему. Да, сейчас мы чуть-чуть выиграем, в бюджет придут какие-то деньги, но в конечном итоге мы проиграем, так как жизнь людей ухудшится и это придется разгребать в авральном режиме.

Проект строительства микрорайона на улице Мокрушина
Проект строительства микрорайона на улице Мокрушина

— Как тогда решить транспортный вопрос?


— Как минимум, продолжить трамвайную линию. По-хорошему, трамвай надо заводить еще и в Южные ворота. И строить за переездом офисы, чтобы людям было где работать. Вообще, самое идеальное решение – поменяться этим участком на какой-то другой. А территорию завода оставить на потом. Но где возможно такое строительство, сейчас не скажу, не изучал этот вопрос. 


— Вы против появления новых развязок.


— Мое мнение, в городе не должно быть магистралей и развязок. То, что сейчас построили развязку на 76-м километре, это ухудшит жизнь людей, которые живут рядом. Через магистраль человеку трудно переходить дорогу. Опять же вырастет автомобильный трафик, будет больше шума. Нужно как-то более стратегически подходить к развитию области. Сейчас же получается, что строится только Томск. Томский район паразитирует на Томске — Южные ворота и Северный парк строятся рядом с Томском и используют его инфраструктуру, а остальная территория не застраивается и у людей не остается выхода — они вынуждены из районов переезжать в Томск, жить и работать. Надо думать об этом: развивать медицину и образование в районах. Эту проблему надо решать комплексно, а сейчас, как говорят программисты, просто «лепят костыли», чтобы хоть как-то дотянуть до следующего года. А что будет дальше? Видимо, костыли лепить будут другие люди.


— Нас спрашивают, что делать с надземными переходами.


— По-хорошему, их бы снести. В городе не должно быть внеуличных переходов — ни подземных, ни надземных. Можно продать их, может быть, у бизнесменов будут идеи, как их использовать эффективно.

Депутат Думы Томска Артем Канарев: У города деньги есть, но тратятся они как попало

— Как раз сейчас Томск ждет новую партию троллейбусов из Москвы. Как вы к этому относитесь? Каким должен быть идеальный городской транспорт?


— Смотрите, иногда можно поступиться какими-то принципами, чтобы иметь возможность передвигаться по городу. Эти троллейбусы поставят взамен тех, которые выработали свой срок. Ведь в худшем случае эти маршруты просто бы убрали.


Для меня оптимальный городской транспорт — трамвай, троллейбус. В некоторых случаях большие автобусы. Маршрутки имеют смысл для удаленных территорий, где пассажиропоток меньше. Также в Томске нужна пригородная электричка, хотя бы до аэропорта, чтобы она часто ходила. Рельсы есть, можно их задействовать. Не знаю, как это с технической точки зрения, но рельсовый транспорт нужен. 


— Иван Григорьевич несколько лет назад говорил, что денег на прокладку рельс куда-то нет.


— Конкретные цифры не назову. У нас сейчас нет денег содержать те рельсы, что есть, в надлежащем состоянии. В бюджете на 2021 год, насколько я помню, ремонт рельсов не заложен. А предыдущие два года тоже ремонтировались так, чтобы поддерживать в минимальном рабочем состоянии.


— Еще вопрос от подписчиков: как думаете, будут ли депутаты других партий прислушиваться к самовыдвиженцам или будут искать способы отстранения?


— Они будут торговаться. Особенно по принципиальным для власти вопросам. Если сторгуются, то будут голосовать так, как нужно «Единой России». Явка на прошедших выборах составила 17 %. Этого недостаточно, чтобы слушать и слышать людей.


— С момента выборов прошло практически два месяца. Насколько работа в Думе оправдала ваши ожидания?


– Сложно сказать. Я ожидал, что работа будет более эффективной. Но все зависит от момента. Когда я шел, я не ожидал, что так много независимых кандидатов пройдет. Их, правда, все равно недостаточно, но тем не менее. Я надеялся на более конструктивное сотрудничество, но практика показала, что рассчитывать на это не стоит.

Запись эфира:

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?