Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. «Чтобы не портил вид»
Истории

«Чтобы не портил вид»

ТВ2 Юлия Корнева
Автор:  Юлия Корнева

Дом по адресу улица Октябрьская, 71 — памятник регионального значения, но никогда не реставрировался. И сейчас почти разрушен.


В нашу редакцию позвонил собственник дома Максим Семенов. И рассказал свою версию того, почему этот памятник находится в таком плачевном состоянии. Рассказал, правда, не все. Некоторую важную, на наш взгляд, информацию он счел не имеющей никакого отношения к делу. Его право. Ведь сейчас самый старый дом Томска и памятник регионального значения — частная собственность.

Автор:  Юлия Корнева
Собственник дома Максим Семенов попросил, чтобы его не фотографировали

— Я выкупил долю в этом доме у своей сестры Анны, которой он перешел по наследству. Сейчас дом находится в собственности Анны и моей. Изначально, до приватизации, он находился в муниципальной собственности, но и тогда ни разу не ремонтировался.


— Говорят, что теперь его ремонтировать должны исключительно вы. Так как на частный дом тратить деньги из бюджета или Фонда капитального ремонта нельзя. Был бы он многоквартирным — другое дело.


— Дом фактически является многоквартирным. Два отдельных входа для двух квартир, одна на первом и одна на втором этаже. И по старым планам там две квартиры: №№ 1 и 2. Есть определенная практика, правда, не в Томске, в других городах — о признании дома многоквартирным. Мы по этому пути пошли. Подали в суд, но пока дело проиграли. Сейчас оно находится в кассации. Администрация препятствует признанию этого дома многоквартирным. А почему — потому что в этом случае обязанность по его восстановлению будет лежать на них. Они от этого стараются откреститься.


— Не по факту, а по документам у вас доли в общей собственности?


— По документам да — общедолевая в одном доме. Сейчас мы ждем, что во время кассации судебное разбирательство будет происходить в присутствии третей стороны: областного Комитета по охране объектов культурного наследия, который и должен за памятниками следить.

До того как дом был в более-менее нормальном состоянии, я сюда периодически приезжал, контролировал, выгонял отсюда лиц без определенного места жительства, вызывал полицию. Но человека, который тут занимался мародерством, выпускают из полиции через полчаса, а я в полиции в объяснениях и заполнениях бумажек проводил по полдня, и я перестал их вызывать. Здесь были окна, двери, мебель, вещи. Просто был риск, что что-нибудь обрушится, поэтому моя сестра отсюда и выехала.

Фото: 
Автор: 
 -
 -
 -
 -

— Что бы вы хотели с этим домом сделать? Продать? Восстановить?


— После того как в 2009 году приезжали немецкие эксперты и обследовали дом, много всяких уполномоченных лиц, в том числе Евгений Паршуто (сейчас замгубернатора), говорили, что этот дом для города ценен и мы его сохраним. Но дело в деньгах — сохранить его можно либо за счет собственников, либо со стороны города. У нас, у собственников, возможностей восстановить этот дом нет. То, что мы подписали охранное обязательство, по сути, никакой роли не играет. Они не могут пойти в суд и сказать, что вы не выполняете обязательства. На что мы можем сказать: у нас денег нет. Тогда остается один вариант — выкуп. Но почему они выкупом не занимаются?


— Говорят, вы сильно много просите?


— А я могу сказать, что я никакую сумму вообще не называл.


— Так за сколько вы готовы этот дом продать?


— Я не хочу никакую сумму называть. Я сейчас этих целей не преследую. Мы встречались с властью, что-то обсуждали. Но речь ни разу даже не заходила о сумме. У нас, собственников, сложное материальное состояние. У кого-то квартира в кредите, у кого-то работы нет.


— И все-таки вы бы хотели его продать или отреставрировать и в него переехать?


— Меня устроит любой вариант. Мы можем его отчуждать. И получить за это компенсацию. Либо сюда переехать.

Сносить дом нельзя, его нужно восстанавливать. Даже если придется его почти полностью разобрать. Мы встречались с большим количеством частных инвесторов. Если говорить о продаже дома. Сейчас тоже идут переговоры. К чему все это приведет — я не знаю. Здесь 14 соток. Есть возможность построить, в том числе, многоквартирник, кажется, допустимо три этажа. В одном углу участка можно построить многоквартирник, а в другом восстановить этот дом.

— Говорят, вы разделили участок? И под самим домом сейчас земли почти не осталось. С какой целью это было сделано? (Об этом обстоятельстве мы узнали позже, поэтому перезвонили Максиму уточнить.)


— Это не важно. Важно только, что будет с домом.


— Есть личные воспоминания, связанные с этим домом, раз вы тут не жили?


— В детстве я здесь бывал. Но сестра Анна тут жила.

Фото: 
Автор: 
 -
 -
 -
 -

— Что за сетка появилась на доме?


— Она появилась три дня назад. Созвонился с областным Комитетом по охране памятников, те говорят: мы не в курсе. Созвонился с администрацией города. Да, это мы, а что, какие-то вопросы? Но дом находится в частной собственности, поэтому все подобные вещи, как минимум, с собственником должны быть согласованы. Они говорят: если не нравится, идите в суд. Я говорю: сетку снимайте. Они ссылаются на то, что здесь будет проходить очень масштабное мероприятие — марафон с участием иностранцев. А тут некрасивый дом, вид портит — вот и решили его прикрыть. Никакой цели безопасности они не преследуют, ибо сетка ни от чего не спасет. Говорю: я, наоборот, хочу привлечь внимание к этой проблеме, а вы ее завешиваете. В итоге мне не перезвонили и не демонтировали сетку.

Еще давно я хотел смонтировать табличку, что этот дом — памятник регионального значения. Что он под охраной, чтобы сюда меньше лазили. Но мне сказали: это нужно согласовывать, собирать кучу подписей. Так что ситуация с монтажом этой сетки меня возмутила: варварским способом просто прибили ее гвоздями, обвалили при этом завалинку. А мне не дали повесить табличку.

— На меня, как на собственника, тоже подавали в суд и в прокуратуру. Мы после этого встречались с областным Комитетом по охране памятников. Говорили: вы понимаете, что у нас просто нет денег на его восстановление. И вы просто воду в ступе толчете. Вы не можете меня принудить это сделать — у меня средств на это нет. А каким образом дом реально привести в нормальное состояние — никого не волнует.


— Такие проблемы часто, в том числе в Томске, «решаются» одним известным способом — поджогом. Не боитесь?


— Для меня это был бы не выход. Все равно нужно дом восстанавливать, даже если от него почти ничего не останется. Ну и не хотелось бы, чтобы он сгорал. Хотелось бы сохранить его для города.

Автор:  Юлия Корнева
В доме до сих пор много напоминаний о прошлой жизни

Для справки:


Самый старый деревянный дом Томска (по разным данным это XVIII век или начало XIX века) является памятником регионального значения, а значит, подлежит госохране. И областная администрация обязана принять меры по его сохранению, даже если дом частный. В 2009 году дом был обследован специалистами университета Карлсруэ (Германия). В 2010 году они привезли отчет и рекомендации по сохранению этого объекта. На тот момент дом был еще жилым. Выехали из него окончательно в 2012 году. С тех пор он стоит без какой-либо консервации и охраны. И сейчас практически уже разрушен.


Уточнение:


В предыдущем материале (октябрь 2018 года) про то, что этот дом разрушается, мы не смогли выйти на собственника — по закону о защите персональных данных нам не дали его телефон. В этот раз мы попросили собственника дать нам телефон второго собственника — его сестры Анны, которая этот дом получила в наследство и которая в нем жила, но Максим нам ее телефон дать отказался. На запрос в Комитет по охране объектов культурного наследия в лучшем случае уйдет месяц, так как областная администрация не считает Агентство новостей ТВ2 средством массовой информации. Все пояснения по дому мы получали в частной беседе.

Поддержи ТВ2!