Что не так с набережной Ушайки?

Работа с общественными пространствами — дорогой и трудоемкий процесс. В 2014 году началось преобразование набережной реки Ушайки в рамках мегапроекта «Томские набережные». Реализация первой очереди длилась 5 лет. Инвестором проекта выступила компания «Газпром», реализовали его питерские строители из «СПб-Гранит». За 2 млрд спонсорских рублей удалось укрепить русло реки и использовать 1,5 гектара гранита. Глава компании «Газпром» Алексей Миллер пообещал в этом году выделить еще  1,5 млрд рублей на реализацию следующей очереди проекта, нацеленного на благоустройство территории в центре Томска.


Самое время подумать о том, какие недостатки есть у уже осуществленного проекта. Архитектор Ксения Зверева — томичка, выпускница школы МАРШ и участник второго набора программы Архитекторы.РФ, учредитель собственного архитектурного бюро в Москве, рассказала ТВ2, что с обновленной набережной Ушайки не так с профессиональной точки зрения.

Что не так с набережной Ушайки?
Фото: Александр Петров

Набережная Ушайки — важная часть исторического Томска, пережившая много непростых этапов. Ей действительно нужно было обновление. Но обновленная набережная, открытая в 2019 году, кажется мне неудачным проектом, который не соответствует ни современному подходу к проектированию, ни здоровому стремлению городов к тому, чтобы сохранять свою историческую память. Я хочу объяснить, что здесь не так — чтобы не говорить «всё». 

Что не так с набережной Ушайки?

На обновленную набережную Ушайки можно посмотреть как на архитектурный и ландшафтный проект, который существует в мировом контексте. Для этого достаточно использовать несколько простых параметров.


За последние десять лет работа с общественными пространствами в России стала неким трендом. Но любое действие имеет цель. Интерес к общественным пространствам, который превратил их в одну из государственных и региональных повесток, — это здорово. Но из-за того, что общественные пространства превращаются в дежурную повестку, работа с ними иногда становится слишком формальной — она теряет главную цель: создать программу, которая подходит огромному количеству людей разного пола и возраста, обладающих разными интересами и возможностями, то есть сделать пространство для городского сообщества.


Работа с качеством городской среды — это не замена асфальта на гранитную плитку и не установка скамеек, это гораздо более сложный процесс.

Что не так с набережной Ушайки?
Фото: ТВ2

Общественное пространство


Общественное пространство — это место для встреч, обмена знаниями, культурного досуга и насыщенной городской жизни. Это место, ради которого приятно сделать крюк по дороге с работы. Там школьники назначают встречи, потому что быть там интереснее, чем тусоваться в подъездах, первокурсники приходят на свидания, потому что могут здесь погулять и почти не потратить денег, спортсмены приходят на утренние пробежки, а бабушки приводят внуков после школы, ведь там безопасно, красиво и есть дорожки, чтобы гонять на самокатах.


Обновленная набережная совершенно не соответствует ни одному из этих пунктов: горожане не могут ей пользоваться — разве что заглядывать в амфитеатр во время официальных городских праздников, организованных мэрией. Но ведь этих праздники могут быть только летом и их совсем не много. Стоили ли они таких усилий?


Чтобы понять, как это может работать, достаточно вспомнить нашумевшую Крымскую набережную в Москве или ревитализацию исторического центра Тулы, над которыми работало бюро Wowhaus: пешеходные траектории, которые появились вдоль рек, стали частью более сложных и насыщенных городских маршрутов для пешеходов и велосипедистов, кроме того, вдоль набережных появилось несколько разных зон, в которых можно активно или пассивно проводить свой досуг. 

Набережная в Туле
Набережная в Туле
Фото: wowhaus.ru
Набережная в Туле
Набережная в Туле
Фото: wowhaus.ru

Качество архитектурного и ландшафтного решения


Главная ценность любой набережной — открытая вода и доступ людей к ней, визуальный и физический. Это не значит, что в реке нужно купаться, но это значит, что люди могут полежать на шезлонгах возле нее, прогуляться у воды или прокатиться вдоль нее на велосипеде, поужинать с видом на реку. 


Волнообразные подпорные стенки и крутые ступени с единственной прорезью в сторону водной глади выглядят в этом смысле как первая и довольно робкая попытка дать горожанам доступ к воде: люди не могут быть у реки — они могут только спуститься к ней и подняться назад. У воды нет ни протяженной велопешеходной зоны, ни мест для отдыха, ни детских площадок, ни павильонов для отдыха и перекуса. Воплощенное в бетоне и граните пространственное решение негибкое и не может адаптироваться под разные городские сценарии и реагировать на появление новых в будущем.  

Что не так с набережной Ушайки?

Территория никак не связана с остальной площадью, а к воде можно спуститься только по крутым ступеням, которыми не могут пользоваться маломобильные люди: родители с колясками, пожилые люди или люди в инвалидных креслах — в их жизни река с обновленной набережной стала куда более недоступной, чем раньше. Но набережная — это не временное решение, а проект на 50 или 100 лет, и работая с ним в XXI веке, невозможно не учитывать интересы маломобильных групп населения.

Исторический контекст и аутентичность


Набережная находится в историческом центре Томска, но при этом абсолютно не имеет никакой идентичности или связи с историей города. Новый проект игнорирует историческую панораму: рельеф набережной устроен так, что гуляющий не видит никаких важных объектов — видовые точки с раскрытием на здания просто не предусмотрены.


Существующий мост архитектора Лыгина, признанный памятником архитектуры федерального значения, раньше был единственным индустриальным объектом среди бурной зелени, теперь он соседствует с новой подпорной стенкой и круглым спуском к воде, которые совершенно его игнорируют.


Частокол традиционных фонарей, напоминающих исторические питерские столбы, мешает воспринимать вертикальные доминанты города, хотя во всем мире используются современные фонари простых форм: они значительно ниже и не спорят с исторической застройкой.

Что не так с набережной Ушайки?

Странным кажется и использование красивого, но дорогостоящего гранита для облицовки набережной — это не исконный томский материал, почему именно он? Набережная могла бы быть деревянной, могла бы быть выполнена из местных пород камня, но вместо этого она сделана по образцу Санкт-Петербурга, который находится в 4000 км.


И здесь есть я вижу еще одну серьезную проблему. Набережные Санкт-Петербурга созданы в XVIII и XIX веке как пространства для променада: на них аристократы выходили, чтобы прогуляться и показать себя, это пространство для светских бесед и созерцания воды, которое не предполагает взаимодействия с рекой. Но набережная XXI века — это принципиально другое место: это место для проведения досуга, дружеских встреч, выгула собак, приятных транзитных перемещений и множества других действий. Стремление реализовать набережную по модели Петербурга — это на самом деле стремление сделать набережную, которая устарела на 200 лет и не соответствует запросам современного города. К сожалению, новая набережная в Томске сейчас сделана именно так. 

Что не так с набережной Ушайки?

Экология


Назначение, масштаб и само существование волнообразной подпорной стены из бетона вызывает много вопросов — и эстетических, и функциональных. Можно было бы предположить, что фортификационный характер сооружения необходим для укрепления берегов Ушайки. Но в этом заключаются главная опасность и подвох проекта.


Набережная — это не только важное общественное пространство, но и целая экосистема. Заключение реки в бетонное русло — устаревший метод борьбы с затоплением.


Общемировая практика — приглашать реку в город вместе с паводками и разливами, заранее планировать территории разливов (специальные парки, системы озер и естественных разливов выше по реке), работать с ними как с комплексной системой и ни в коем случае не стараться заключить реку в высокие бетонные берега, спасаясь от стихии, ведь это бесполезно. Естественное русло с территориями разливов вмещает больше воды при паводке — затопление не становится критичным для жизни города. Искусственное бетонное русло обычно уже естественного, вода в искусственном русле движется быстрее, а высокие берега способны выдержать не очень сильный разлив, но при высоком паводке они не справляются и затопление становится непредсказуемым и интенсивным — нельзя знать наверняка, где именно река выйдет из берегов. 

Что не так с набережной Ушайки?

Современный подход к работе с реками предлагает использование естественного зеленого русла, использование влаголюбивых кустарников для укрепления берегов и специальных растений для естественной очистки воды, а также работу с дренажной системой, то есть со сбором и фильтрацией дождевой воды и естественным выведением осадков в городские реки. По такому прогрессивному принципу сделана набережная вдоль системы сообщающихся озер Кабан в Казани — этот проект создан двумя бюро, Turenscape + МАП architects.


Таким образом, зеленое русло выигрывает у бетонного: оно более жизнестойко, оно способно самостоятельно себя регулировать и вдобавок вокруг такого русла формируется зеленый коридор, в котором сохраняется биоразнообразие, то есть гармонично существуют растения и городские птицы.  

Что не так с набережной Ушайки?
Фото: дирекция парков и скверов Казани

Комфорт и озеленение


На новой набережной вообще нет деревьев или кустарников — существовавший естественный покров был сведен на нет. Это негативно влияет не только на экологическую составляющую города, но и на комфорт жителей. Деревья — барьер от пыли и шума, которые доносятся с проезжей части, а также барьер от ветра, осадков и солнечного перегрева.


Вдобавок из-за отсутствия растений и обилия гранитных поверхностей летом может появляться эффект теплового острова: каменные поверхности хорошо нагреваются, но плохо отдают тепло — это значит, что в жаркие дни они будут раскаляться, а ночью отдавать жар обратно в город, и территория в центре превратится в тепловой остров. С этой проблемой обычно сталкиваются мегаполисы с плотной застройкой.


Деревья, дающие тень, а также природные берега помогают избегать этой проблемы, но существовавшие крупномерные деревья уничтожены и восстановить их на забетонированных берегах довольно трудно. Никакой альтернативы уничтоженным растениям пока не предлагалось (цветы, высаженные в кадках, не в счет, они не часть ландшафтной экосистемы). Высаживать взрослые деревья дорого, кроме того, конструкция обновленной набережной не предполагает возможности каких-либо ландшафтных работ: здесь просто нет достаточного количества почвы для посадки растений.

Набережная Ушайки в догранитную эпоху
Набережная Ушайки в догранитную эпоху
Фото: Николай Примак

Инфраструктура и безопасность


Общественные пространства устроены так, что люди находятся на виду друг у друга, и это обеспечивает их социальную безопасность. Чем больше людей проводят время на набережной или площади, тем безопаснее там находиться, особенно если люди любят это место, формируют локальные сообщества и начинают чувствовать личную ответственность за территорию.


Чтобы горожане проводили на набережной время, нужны точки притяжения: кафе и киоски с едой и напитками, скамейки, на которых можно выпить кофе и перекусить, а также зоны активности, которые удовлетворяли бы потребности разных пользовательских групп: детские игровые площадки, спортивные площадки для взрослых, площадки для выгула собак. Сейчас всего этого нет на набережной из-за этого она в основном используется как транзитная территория. Набережная находится в самом центре, поэтому она вряд ли станет пустынной, но если горожанам несколько лет незачем будет там находиться зимой или в темное время суток, это может сказаться на социальном климате, и тогда получится, что обновление в целом было бесполезным, ведь ничего нового оно не принесет.


У набережной гранитное мощение — это значит, что с октября по март она по-настоящему травмоопасна. Вместо того, чтобы использовать парадный материал, который подходит для офисных холлов, можно было использовать разные типы противоскользящих покрытий, которые уместны в томском климате. 

Что не так с набережной Ушайки?

В 2018 году Министерство строительства РФ внедрило индекс качества городской среды, по которому оцениваются все российские города. Согласно этой системе, Томск входит в число городов с неблагоприятной городской средой. Если быть точнее, он немного не дотягивает до необходимого минимума.


Конкретная набережная Ушайки в этом не виновата, но пока мы подходим к проектированию общественных пространств так, как подошли к работе с ней, у Томска не будет качественной и комфортной городской среды. 


Набережная — показательный пример того, как реализуются большие инвестиционные проекты в городе: решения по ней принимались только между частным инвестором (компанией «Газпром») и проектной организацией («СПб-Гранит»), и это очень тревожно. В таком механизме нет места для разработки общественных пространств для горожан — здесь смещены акценты. 


Работа с набережной в городе — это сложная проектная задача, которую невозможно реализовать без аналитики и исследований: необходимо проводить опросы и глубинные исследования, устраивать публичные слушания и говорить со специалистами, которые понимают специфику города и ландшафта. А главное, нужно понимать, что набережная должна откликаться на запросы Томска и томичей, а не стремиться к недостижимому идеалу других городов. 


Участок, который мы сейчас обсуждаем, был закрыт и выключен из жизни города на 5 лет, и следующие очереди набережной могут реализовываться так же долго. Сейчас люди по-прежнему не могут пользоваться набережной так, как делают жители прогрессивных городов: новая набережная есть, а новых функций нет. 


Проект набережной Ушайки предполагает и появление крупномерных деревьев, и создание небольших точек притяжения, но реализация первой очереди пока выглядит, скорее, формальным инженерным проектом, чем полноценной осмысленной работой с городской средой и потребностями горожан.  


То, что у города есть инвестор, который готов улучшать Томск, — большая удача. Но механизм принятия проектных решений необходимо пересматривать, чтобы качество среды действительно улучшилось. Может быть, сейчас самое время остановиться и подумать о том, какими должны быть томские набережные.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?