Чингис Акатаев: Я не предполагал, что буду спикером

6 октября со счетом 20:15 Чингис Акатаев занял место председателя Думы города Томска. Главным конкурентом представителя «Единой России» стала глава Штаба Навального в Томске Ксения Фадеева. Непростая  борьба за место спикера говорит о том, что в городском парламенте произошли серьезные изменения. «Единая Россия» теперь не имеет большинства, и гордума в Томске вновь может стать местом для дискуссии. В этой ситуации изменяется и роль спикера гордумы. Теперь он не просто ретранслятор мнения партии «ЕР», а человек, от коммуникативных способностей которого зависит, изменится ли в Томске стиль общения представителей власти с обществом. Напомним, что в последние годы коммуникации чиновников с горожанами свелись к пресс-релизам и появлениям перед камерами только по торжественным случаям. С депутатами ситуация была не сильно лучше.


Для того, чтобы понять, чего нам ждать от нового спикера, насколько он реально открыт к общению с избирателями и готов отвечать на вопросы томичей, мы пригласили спикера гордумы Чингиса Акатаева в прямой эфир Инстаграма ТВ2. Приводим расшифровку этого разговора.

Чингис Акатаев
Чингис Акатаев
Фото: ТВ2

— Свое выступление в качестве претендента на пост спикера гордумы вы начали с заявления, что намерены сделать Думу самостоятельным политическим органом. Как собираетесь добиваться этого? И в каком смысле, кстати, не была самостоятельна предыдущая Дума?


— Мне бы не хотелось кидать камень в предыдущий состав и председателя, у нас достаточно уважительные отношения. Тем не менее я, как человек, искушенный в политике – уже практически 17 лет в ней, видел, что городская Дума в течение предыдущих пяти лет не ассоциировались ни в глазах населения, ни в глазах политического бомонда с органом, который может что-то генерировать. Может быть, сыграло роль то, что было достаточно большое количество представителей правящей партии. По большому счету, это придало некую инертность. Я всегда повторяю, что новое рождается в соприкосновении разного.


В городскую Думу я шел целенаправленно. Чуть больше 11 лет я работал в областной Думе, и теперь для меня по большому счету там ничего нового не откроется, а город – это живой ежедневный механизм, в котором ты сталкиваешься с большой кучей проблем. Это дороги, транспорт, ливневки и многие другие вопросы.

— А зачем вам должность председателя? После выборов стало сразу понятно, что коллектив будет плохо управляем, много молодых, резких людей? Зачем вам отвечать на неприятные вопросы?


— Если быть честным, то месяц назад у меня таких мыслей не было. Я просто готовился к выборам в гордуму. Как понимаю, я стал некой компромиссной фигурой для всех, и в принципе, результаты это показали. Можно долго рассуждать, что Акатаев получил всего лишь 20, а Фадеева аж 15, но я уже говорил, что в масштабе 37 человек пять человек – это достаточно неплохой разрыв. Возвращаясь к разговору, я не предполагал, что буду спикером, и когда уже начались консультации, на определенном этапе я оказался в сфере внимания не только белого и красного домов, но и ряда фракций, которые высказались, что, если говорить о компромиссной фигуре, то это Акатаев. Какой-то специальной цели стать спикером  гордумы я не ставил.


— Многие независимые кандидаты написали, что была договоренность с Андреем Петровым, что он выдвинет от оппозиции свою кандидатуру на пост председателя Думы. Но за сутки он снял свою кандидатуру. Вы лично вели какие-то переговоры с ним?


— У меня были переговоры с четырьмя независимыми кандидатами. С самим Петровым я не встречался. Так же, как и с Галиной Немцевой, Натальей Барышниковой, если идти по вертикали.


— В соцсетях прислали вопрос: сколько ЕР заплатила КПРФ, чтобы те проголосовали за них? Мне сегодня сосед, например, озвучил цифру в 5 млн рублей.


— Отвечу как бизнесмен в прошлом, так как, будучи избранным на пост спикера, мне пришлось переоформить все имущество. Мне было бы жалко эти 5 млн рублей, мне есть куда их вложить. И платить за то, чтобы именно стать спикером… Поверьте мне, чаша весов моего благоразумия перевесила бы.

Чингис Акатаев: Я не предполагал, что буду спикером

​— Еще вопрос из соцсетей. Сколько копеек с одного рубля остается в городском бюджете после уплаты налогов в федеральный центр? Устраивает ли вас эта цифра? Видите ли вы механизмы, которые позволили бы изменить эту ситуацию в пользу города?


— К сожалению, от 7 до 10 копеек. Цифра очень маленькая. Если говорить в целом, о системе распределения налогов, то область ставила этот вопрос неоднократно, в этом году на Совете Федерации. Больше 72 рублей из 100 рублей налогов уходит в федерацию, хотя по Бюджетному кодексу должно быть 50 на 50. Это десятки миллиардов рублей, которые мы бы спокойно могли направить на разные программы.


Эти деньги мы бы могли направить, например, на расселение ветхого и аварийного жилья. Мы очень много говорим об историческом наследии, но иногда это становится проблемой, когда дома уже фактически в таком ветхом состоянии, что, если посчитать сумму средств, нужных на их восстановление, то получаются миллиарды рублей.


Это ключевой вопрос для всех регионов, но, к сожалению, пока его переломить не удается. Конечно, если бы 85 губернаторов высказали свою точку зрения, попросили бы поменять соотношение, хотя бы 60 на 40… Но мы понимаем, что регионы разные и палитра налоговых поступлений тоже разная.


— Раз уж речь зашла о губернаторе… У нас в эфире был Давид Аветян, и он интерпретировал ваши слова о набережной как желание понравиться большинству...


— Речь идет о набережной Ушайки. С точки зрения эстетики, могу повторить, что она мне действительно не нравится. Не нравится и некоторым моим друзьям. Мы это обсуждали, когда в эфир пошли лестные отзывы, что, наверное, красивее места нет. Опять же, подчеркиваю, что для проведения каких-то открытых концертных мероприятий это здорово. Но мы должны учитывать, что есть некий климатический аспект. Позволяет ли он проводить там концерты и открытые мероприятия? Меня больше заботит набережная Томи. Я считаю, что там должна быть большая прогулочная зона вдоль Томи, условно от университетских общежитий до «Томских мельниц», где можно делать и пешеходные дорожки, и велодорожки. По набережной Ушайки… Радует одно, что потратили миллиард рублей, но, слава Богу, не из местного и областного бюджетов. Если нам будет удаваться привлекать средства коммерческих структур на какие-то такие решения, то в любом случае это хорошо.


— Давид Аветян  предположил, что вы в будущем планируете стать губернатором. Есть ли у вас такие амбиции?


— Насчет губернаторства… Я не хочу возвращаться в чиновничью среду. Проработав 22 года в банках, придя на пять лет на пост замгубернатора, я получил колоссальный опыт. Встречался с массой народа, каждый год бывал во всех муниципалитетах, но, говорю откровенно, сюртук чиновника не для меня.


— А вы могли бы сказать, почему ушли с поста заместителя губернатора по социальной политике? Это как-то тихо произошло. Что случилось?


— Да, с сентября 2012 по сентябрь 2017 я занимал пост замгубернатора по социальным вопросам. Начнем с предыстории… Когда Сергей Анатольевич Жвачкин, с которым мы были знакомы с 2001 года – вместе избирались в областную Думу, был назначен указом президента на пост губернатора, мы встретились и речь шла о другом. Об этом мало кто знает, но он предложил мне стать гендиректором футбольного клуба «Томь». Я с удовольствием согласился, учитывая, что я футболист, вы знаете, что у меня есть команда «Ва-банк», которая много раз выигрывала кубок ТВ2. Только я вышел со встречи, как мне позвонили из клуба, сказали, что ждут меня. Меня это радовало, так как в Российском футбольном союзе у меня до сих пор много друзей, на тот момент президент «Динамо» был моим хорошим знакомым, я уже планировал командировку, чтобы налаживать связи.


Но через три недели раздался звонок. Сергей Анатольевич снова пригласил меня, сказал, что собрал обо мне сведения, что потенциал у меня больше, и предложил пост зама по социалке. Я удивился, так как по образованию экономист-финансист и думал, что мне предложат одну из этих позиций. Но Сергей Жвачкин сказал, что есть отзывы избирателей, что я один из активных депутатов, плюс учитывая умение говорить и ответить… Для меня это было лестно, но тем не менее в тот день я ответа не дал. Я сказал, что посоветуюсь с отцом, он достаточно опытный партийный работник, Царство ему Небесное. Я позвонил ему, он сказал достаточно просто: «Слушай, ты же сам говорил много раз, что ты 22 года в банках, есть моральная усталость». А там платили хорошие деньги, я был вице-президентом по Сибирскому региону, но мне было скучно. Отец сказал: «Иди, год отработай, тоже будет неплохо». Я позвонил Сергею Анатольевичу, сказал, что предложение принимаю, но это расстрельная должность и хотелось бы определенного спокойствия с точки зрения того, что я работаю в команде.


Социальный блок — это та сфера, где идеала никогда не будет. Но могу сказать, что за эти пять лет Томская область была в двадцатке, а иногда и в десятке лучших регионов по социальным показателям. Лично у меня есть несколько благодарностей и от Скворцовой, и от Топилина, и от Голодец, которые курировали весь этот социальный блок. Но в определенный момент я понял, что кураторство образования, здравоохранения, рынка труда, безработицы, департамента семьи и детей меня просто съедает. Это более 1100 учреждений в прямом или опосредствованном подчинении, и любое происшествие, любая авария, беда с ребенком, пожар косвенно или прямо отражается на человеке, который курирует эту сферу. И когда ты работаешь в этом режиме пять лет, то начинаешь задумываться, стоит ли оно того.

Чингис Акатаев: Я не предполагал, что буду спикером
Фото: администрация Томской области

— Может быть, Сергей Анатольевич в определенный момент это почувствовал. У нас был в августе откровенный разговор. Может быть, он увидел мою некую апатию, так как я говорил ему: «Отпустите меня в город, на заммэра». Он удивился, спросил, почему на заммэра. На что я объяснил, что люблю локальную, определенную работу. После разговора мы приняли решение, что следующий контракт на пять лет мы не продлеваем. Никакого секрета тут нет. Я достаточно с большим уважением отношусь к Сергею Анатольевичу, он достаточно грамотный управленец, но, несмотря на это, я понял, что чиновничья работа не для меня.

— Еще вопрос от читателей. Андрей Виноградов — инвалид-колясочник — жалуется, что в Радонежском сломали плитку и попортили асфальт. 


— Я хочу сказать, что пока не знаю масштаба проблемы. Тем не менее, думаю, что обязательно переговорю с депутатами, которые были избраны от этого округа. Возьмем на контроль. Поверьте мне, новый состав бойкий, хваткий. Они хотят все реализовать. За эти три дня в моем кабинете были все депутаты, со всеми я переговорил, мне было важно понять, какие темы их интересуют. И здесь, я считаю, что это локальный вопрос, взаимодействие с районной администрацией.

Чингис Акатаев: Я не предполагал, что буду спикером

— Во ВКонтакте Елена Агафонова пишет, что чиновники администрации седьмой месяц не ведут прием населения. И даже не записывают на него. Какие меры планирует принять Дума Томска?


— Могу сказать, что указывать чиновникам мы не можем, а порекомендовать можем. Это все-таки факторы пандемии. Ситуация немного удручает. Я сам обращался к приставам, в налоговую, суды. Все закрыто, это создает определенные сложности для людей. Но здесь тоже нужно понимать, что за тем барьером чиновники и другие служащие, которые предоставляют услуги — тоже люди, и они не хотят болеть.


Что касается Думы, то у нас внизу есть средства санобработки. Я думаю, что со следующей недели у всех депутатов появится график приема. Задержка была связана с выбором председателя и комитетов. Плюс продолжается процесс набора помощников.


— А как все-таки быть с чиновниками? Ведь люди не могут на личный прием к ним уже полгода попасть.


— Я переговорю с Иваном Григорьевичем, и какой-то вариант, я думаю, будет найден.

Чингис Акатаев: Я не предполагал, что буду спикером

— Другая тема, по которой поступало много обращений, это тепло. Надежда Ядревская спрашивает в Инстаграме, что случилось в сентябре с теплом? Дина Ахметхузина: Плачу по 1:12, в сентябре подняли на 300 рублей. Скоро без штанов оставят. Вы курсе этой темы?


— Я слышал несколько нареканий, жалоб о том, что тепло включили 20 сентября, а сумма платежа за 10 дней пришла, как за месяц. Мы с этим будем разбираться. Я дал поручение председателю комитета Александру Губарю. В понедельник заммэра Владимир Брюханцев будет отчитываться о подготовке к отопительному сезону. Сейчас эти вопросы летят от всех.


— В продолжение темы нас спрашивают, можно ли как-то наказать виновных, из-за которых люди вовремя не получили тепло.


— Вопрос очень хороший. Что делать с юридической точки  зрения, пока сказать не могу. Я этим вопросом не занимался. Но могу сказать как житель, что вот, наступила весна, мы отключились. Впереди практически четыре месяца. Неужели к этому нельзя системно подойти, понимая, что сентябрь бывает разный? Почему в октябре коммунальщики говорят, что не успевают? Но деньги-то они получают регулярно каждый месяц.


— Артем Канарев поднял вопрос об отставке Сергея Панасюка — генерального директора «ТомскРТС». А в принципе такое возможно, чтобы гордума могла как-то повлиять на отставку директоров теплосетей или горэлектросетей?


— Артем был у меня, мы с ним минут 30 общались. Он понимает, что, конечно, кадровые решения принимает наниматель — ИнтерРАО. Соответственно, мы можем только высказать свою точку зрения. Не мы принимали Панасюка на работу, не нам решать — увольнять его или нет. Но тем не менее, так как нареканий к работе действительно много, мы можем направить обращение.​

— На первом заседании вы сказали, что много общались с избирателями, работали на округе. Могли бы вы назвать топ-3 самых острых городских проблем, которые вам озвучили томичи во время предвыборной кампании?


— В первую очередь это дороги. Благоустройство дворов — на втором месте, а на третьем — общение с чиновничьим аппаратом, к которым люди не могут попасть. Я думаю, что во многом это совпадет с мнением у других депутатов.


— Еще один вопрос из сети ВКонтакте. Что вы думаете о развитии трамвайной сети и нормально ли это, что крупномерные деревья у нас заменяются кустарниками?


— Некоторые улицы, где крупномерных деревьев нет, выглядят неплохо. «Живая лаборатория» — очень молодые креативные ребята, работают с ТГАСУ, хотят действительно изменить город в лучшую сторону. Они авторы проекта на Усова, мне нравится то, что там получается.


При всем при этом мы довольно часто слышим от томичей жалобы на тополиный пух, на угрозу падения веток. Где здесь золотая середина?

Благоустройство на улице Усова
Благоустройство на улице Усова

​— Наверное, лучший вариант — менять поэтапно. Посмотрите на Красноармейскую. Там были деревья, а посадили прутики.


— Согласен. Красноармейская в отличие от Усова, смотрится нелепо. Опять же, это только мое мнение. Мне кажется, что должно быть принято некое концептуальное решение. Разработана технологическая карта, на которой написано, что на этой улице мы садим елки, а здесь кусты. Пока же этого никто сказать не может. Мое ощущение, что мы делаем заплатки, а общей концепции нет.


— А что с трамвайной сетью? Все жалуются, что она сильно изношена.


— Это да. Могу только согласиться. Вы видите, что парк у нас не айс. С этой точки зрения вопросы развития ТТУ будут под пристальным вниманием. Ключевая проблема в том, чтобы этот транспорт стал основным и востребованным у томичей. Там и в экономику заглядывать нужно. Но хочу сказать, что во всех городах мира это дотационная нагрузка. Там нет прибыли, это однозначно.


В свое время я учился в Московской школе политических исследований, мы были в Страсбурге, других городах, слушали отчеты мэров. Они сказали, что да, это деньги налогоплательщиков, но при этом троллейбусы, трамваи должны быть красивыми.


— Вы вспомнили Страсбург. Это действительно маленький город, с узкими улочками. Там бегают современные трамваи, и они украшают город.


— Согласен. Но цена вопроса достаточно велика. Надо считать. Потому что ТТУ, как почта, телеграф и банки, имеет стратегическое значение. Я вспоминаю 2009 год, когда частные перевозчики фактически поставили город на колени, а наши трамваи и троллейбусы имели износ 90 % и фактически на маршруты не выходили. Тогда мэрия вместе с Думой приняла срочное решение, чтобы в Минске закупить несколько позиций. Было срочно выделено, если память мне не изменяет, 500 млн рублей, и это спасло ситуацию. Потому что маршрутники сказали, что они будут ездить, только если власть разрешит повысить цену. А регулировать власть может только цену в общественном транспорте, поэтому я еще раз подчеркиваю его важность для людей.

— Вопрос, который не можем не задать. Нам поступает много звонков о работе «скорой» помощи. Люди ждут сутки, двое. Я понимаю, что это не ваша компетенция, но тем не менее…


— Да, здравоохранение — это областной уровень. Я могу сказать, что к стандарту в 20 минут стремится любой субъект, любое муниципальное образование. Более того, вы видите, что транспорт каждый год обновляется, и здесь очень хорошо федерация подставляет плечо. Но никто не предугадывал ситуацию с ковидом. На мой взгляд, сегодня можно попросить СибГМУ, его две клиники. Мы сегодня перепрофилировали БСМП, удалось пока отстоять роддом, эта идея вызвала большое возмущение. БСМП, наверное, да, но на мой взгляд, подошла бы и 3-я городская больница. А функции скорой помощи, соответственно, перенести именно на клиники. Я понимаю, что это образовательное учреждение, но тем не менее это одно из 17 образовательных учреждений, которые имеют собственные клиники. Соответственно, функции «скорой» они могли бы на себя перетянуть и немного разгрузить остальные медучреждения. Это мое частное мнение.


— Еще поступают вопросы, связанные с ливневками.


— Опять же мое мнение, но я считаю, что ливневки в Томске в ужасном состоянии. Этим вопросом не занимаются, потому что администрация понимает, что это очень большие капиталовложения. Возьмите те же Южные ворота. Прокуратура обязала ТДСК построить очистные сооружения. Понятно, что это капиталоемко и будет влиять на стоимость квадратного метра.


Возьмем исторический Томск, которым мы гордимся. Он фактически не имеет ливневки. Власть недавно заявила о том, что готова объявить концессию с тем, чтобы зашел инвестор. Но как может зайти инвестор, если ливневки фактически нет. Если он зайдет, то попросить показать инфраструктуру. Но когда ливневки частично нет, а частично она разрушена, то возникает вопрос, какой человек возьмется.


Поэтому вопросом ливневки надо заняться, понять, насколько она представлена и в каком состоянии. Вы же видите, что творится, когда целый день идет дождь. По колено в воде, даже на центральных улицах. Это говорит о том, что ливневка не справляется.


— Также поступает много вопросов, связанных с уборкой снега.


— Что я могу сказать про снег. Мы будем внимательно смотреть за тем, как организован сам процесс уборки, подготовки к уборке, какими силами этот процесс осуществляется и насколько реально тех проблем, которые возникали в прошлом году, когда город был завален, избежать. Мы это все внимательно будем изучать. Не надо забывать, что семь месяцев мы как раз живем со снегом.


— Я помню, что в прошлых созывах Думы депутаты ездили на маршрутках, трамваях, проверяли работу общественного транспорта. Будете выходить в народ? 


— Да, так и будет. Я думаю, что на ближайшем Совете Думы я озвучу принципы, что мы будем выезжать, общаться и воочию видеть все горячие точки. Это нормальный процесс. 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?