Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием

Черная пленка, мятая одежка на вешалках, мох под ногами... Стоит открыть кастрюльку, как женский голос раздастся в небольшом пространстве

и когда он вернулся он молча лег на меня и у нас был секс я не

сопротивлялась я только сказала это неправильно я повторяла

это неправильно это неправильно это неправильно это неправильно

это неправильно это неправильно это неправильно это неправильно

это неправильно это неправильно это неправильно это неправильно

это неправильно это неправильно это неправильно это неправильно

это неправильно это неправильно это неправильно это неправильно

это неправильно это


(Лида Юсупова. «Матеюк», орфография и пунктуация авторские)

Так выглядит выставка «Инструменты абъюзера» московской художницы-поэтессы Лизы Неклессы. Мы поговорили с ней о том, как меняется образ современной девушки в искусстве, о том, хватает ли им голоса, и о том, почему законопроект о домашнем насилии должен быть принят.

Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием

— Проект состоит из двух комнат. Первая называется «Женщина — украшение дома». Она посвящена объективации и стереотипу о том, что призвание женщины - украшать дом, наводить уют, служить украшением для чужих глаз, — рассказывает Лиза Неклесса. — Та, в которой мы находимся сейчас, называется «Инструменты абъюзера». Идея в том, чтобы зрители искали объекты, которые внедрены в уютный, но тревожащий интерьер. Например, записи чтения стихов о гендерном насилии начинают звучат лишь только когда приподнимаешь крышку кастрюли. Ведь, например, домашнее насилие заметно не сразу. Его могут не замечать даже друзья.

— У вас также был проект «Нормальная дочь». Каков был отклик на работы?


— Если говорить о проекте «Женщина — украшение дома», то как-то на Винзавод пришла женщина и долго сокрушалась, что не привела свою подругу, которая погрязла в быте, похоронила себя в домашнем хозяйстве. А тема «нормальной дочери» откликается вообще всем. Видимо, несоответствие родительским ожиданиям — для многих болезненный вопрос

— Вы создали проект «Женский голос». На ваш взгляд, женщинам не хватает голоса?


— Этот проект мы придумали с моими подругами Саидой Саттаровой и Еленой Ляпиной. Мы пишем стихи, делаем к ним иллюстрации, проводим поэтические вечера. В рамках проекта вышло два зина. Мы боремся со стереотипом о женской дружбе, которой, как считается, не существует. Также мы стремимся разрушить клише, что женское искусство второстепенно.


— А какие сейчас, на ваш взгляд, проблемы у женщин?


— Мне кажется, что важно начинать с самых базовых вещей. В нашей Конституции записано, что у каждого человека есть право на жизнь, здоровье, безопасность. То, что в России до сих пор нет закона о домашнем насилии, как раз нарушает эти базовые принципы. Женщины звонят в полицию, заявки не принимают, говоря: «Приходите, когда будет труп», полиция уезжает с вызовов. Таких случаев очень много. Например, недавно «Такие дела» писали про женщину-инвалида, которая убила мужа. В тот день она уже дважды вызывала полицию, которая верила агрессору на слово и уезжала.

— На выставке вы говорите об инструментах агрессора — абьюзера. Какой из них самый страшный?


— Они все страшные. Чаще всего абьюзер не удовлетворяется одним инструментом, а использует сразу несколько. Например, изоляцию. Часто жертва практически ни с кем не общается. Дружеские и родственные связи при таком сожительстве постепенно меркнут. Часто она экономически зависима, поэтому не может уйти. Это ведь тоже частый вопрос (следующий после фразы «сама виновата»), почему она не ушла от него с тремя детьми. Контроль. Эти три инструмента так часто идут вместе.

Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием
Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием
Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием
Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием
Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием

— Вас коснулась эта проблема насилия лично?


— Многие мои знакомые и подруги, к сожалению, сталкивались с этим. И тут же возникает другая проблема. Многие не рассказывают о случившемся, потому что опасаются общественного порицания. Если мы вспомним времена флэшмоба #ЯНеБоюсьСказать, то я видела огромное количество хейтерских комментариев. Особенно под постами, где женщины называли имя. К сожалению, слишком часто общественное негодование выливается на женщину, а не на человека, который все это совершил. От нее требуют доказательств. Говорят, что она сама виновата, обливают грязью.


— Почему так происходит?


— Определенную роль играют патриархальные установки. Кроме того, виктимблейминг — психологический механизм защиты. Люди боятся, что с ними тоже может случиться что-то ужасное, и поэтому они наделяют пострадавших какими-то качествами, которых у них нет. Говорят, что она сама была виновата, так как была в коротком платье. Значит, если я не буду ходить в коротком платье, то этого со мной не произойдет. На самом деле это так не работает. Сейчас в Петербурге проходит выставка, на которой представлена одежда, в которой были пережившие изнасилование. И она совершенно разная. Это далеко не всегда что-то сексуальное и красивое. Уже известно, что девушка может быть одета хоть в мешок, и все равно с ней это может произойти.

Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием

— У вас не просто выставка, а своеобразная аудиоинсталляция. Вы используете стихи, в том числе и свои. Можете рассказать про других авторок?


— В записи приняли участие 12 поэтесс из разных городов и стран, не только из России, но и из Германии, и даже Белиза (небольшое государство в Центральной Америке). Я выбирала авторок, которые работают с темой гендерного насилия. Все откликнулись с большим энтузиазмом. В частности, здесь звучит отрывок из поэмы Оксаны Васякиной «Ветер ярости». Она посвящена женщинам, пережившим сексуальное насилие. В предисловии к поэме Оксана пишет, что не боится того, что ее текст призывает к наказанию, так как считает, что это то, что заслужил насильник. Это некая целительная ярость, которая помогает пострадавшей женщине сохранить себя. Когда Оксана написала поэму, то хотела прочитать ее на московском Фемфесте, который проходит каждый год, но организаторы сказали, что это слишком радикально. Оксану возмутила такая позиция, и тогда она подумала, что будет лучше, если тексты прочитают не ее коллеги по литературному цеху, а обычные женщины, которые столкнулись с этим. Оксана стала печатать свои стихи в виде зинов и рассылать по разным городам. Сборники разошлось в огромном количестве, а этим летом «Ветер ярости» вышел книгой в издательстве АСТ.

многие разводят руками — как мы можем

наказать насильника, мы не можем коснуться этого.

те — кто насиловал. или насилует сейчас. 

те — кто станут насиловать в будущем.

кто они

мы не можем предотвратить

мы не можем ответить насилием

мы вообще ничего не можем

мы глядим в оцепенении 

и ждем


<...>


моя мать сказала         он бил меня всего один раз          да всего один раз        по сравнению с тем насильником        который был у нее после развода     один раз       это просто пук       этот пук растворился в воздухе         когда она сказала         я всех простила       и ты научишься прощать         я не стану прощать


Оксана Васякина (орфография и пунктуация - авторские)

— Какой в принципе, на ваш взгляд, чаще всего видят женщину в современном искусстве в России? Возьмем, например, самое распространенное искусство — кино.


— Я не большая специалистка по сериалам, но, мне кажется, там, в частности, процветает миф о романтической любви, которая должна все претерпеть, все невзгоды и лишения, а в конце будет обязательный хеппи-энд. Только претерпевать должна почему-то женщина, а благополучное завершение в реальной жизни не всегда происходит. А вообще, я думаю, что сейчас время, когда меняются гендерные стереотипы. И этот процесс находит отражение уже и в массовой культуре. Но если мы говорим о России, то у нас это пока не так активно находит отклик. Однако я надеюсь, что постепенно это произойдет.

Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием
Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием
Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием

Добавим, тема семейного насилия, насилия над женщиной все чаще находит свое отражение в искусстве. Так, в феврале певица Манижа представила новый клип на песню «Мама», а также запустила мобильное приложение экстренной помощи с тревожной кнопкой — свой способ поддержать женщин, столкнувшихся с абьюзом и насилием в семье.

В конце лета в Томске был презентован гражданский проект «Как спасти женщин России». Организаторы собрали истории женщин, переживших домашнее насилие и сумевших об этом рассказать. Именно они стали вдохновением для выставки, которую делает дизайнер Ольга Макиенко. Она совместила оргстекло и интернет-пространство.

Почему портреты выглядят так? Они созданы из оргстекла — это тонкий пластик, который бывает разных цветов, может быть прозрачным или полупрозрачным. Когда я начала больше сталкиваться с ним в своей работе, я поняла, что это был бы отличный материал для создания чего-то классного. И вот появилась идея, — написала в Instagram дизайнер Ольга Макиенко. 

Стихи, звучащие из кастрюль: как искусство борется с домашним насилием

Посмотреть работы и прочитать истории героинь можно здесь.


Поддержи ТВ2! Мы пишем о том, что происходит, а не о том, что прикажут писать.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?