Back to USSR?

Началось общероссийское голосование «по вопросу одобрения изменений в Конституции». Впервые в мировой практике для голосования отвели не день, а целую неделю. Одобрять или не одобрять предлагается «оптом» сразу весь пакет поправок — а их около 200.

Back to USSR?

Что из себя представляют внесенные в основной закон изменения, чем Конституция-2020 стала похожа на советскую образца 1977 года, а также почему вопрос с одобрением решили выяснить в разгар пандемии коронавируса, а не ждать единого дня голосования в сентябре — разбираем с политологом Алексеем Макаркиным.

Back to USSR?
Фото: с сессии ASPS

«Люди живут своей жизнью, а власть своей»

— Недавний уличный опрос ТВ2 показал, что многие из тех, кто собираются идти на голосование по поправкам к Конституции, эти самые поправки полностью не читали. И голосовать собираются на основе только тех тезисов, что использованы в рекламе: на баннерах, в роликах по ТВ. Между тем, поправок около 200. Что они меняют?


— Это на самом деле большой комплекс поправок. И в нем можно выделить несколько компонентов. Первый — это поправки, связанные с новой конструкцией власти. И, как правило, эти поправки граждан не очень интересуют, потому что люди живут своей жизнью, а власть своей. Там, например, идет речь о том, что парламент (Госдума) получает возможность одобрять кандидатуры министров. Но если Госдума провалит более трети кандидатур министров, то она может быть распущена. Совет Федерации получил возможность проводить консультации с президентом по поводу кандидатур силовых министров. Таким образом, Госдума голосует по кандидатурам несиловых министров, а Совфед обсуждает персоналии силовых, но не может за них голосовать. Члены Совфеда могут высказать свое мнение — президент может учитывать, а может не учитывать его.

Back to USSR?

Далее. Одной из прерогатив Совета Федерации было назначение генпрокурора. Сейчас эта прерогатива переходит к президенту. У президента появляется возможность вносить в Совет Федерации представления об увольнении членов высших судов. То есть где-то полномочия президента уменьшились, например, по поводу назначения членов правительства. А где-то они расширились. Но, опять-таки, эти вопросы граждан не очень интересуют — не только потому, что они достаточно далеки от их повседневных нужд, но и потому, что они не совсем понимают, что здесь лучше, что хуже. И довольствуются обычно тем, что «начальству виднее, а мы — люди маленькие». Поэтому эти поправки не очень активно обсуждаются. 

Если не нравится винегрет, это не повод отказываться от обеда

— Но в сетях активно обсуждают «обнуление Путина»...


— Второй тип поправок — их две — связан со сроками полномочий главы государства. Причем здесь произошла эволюция. В январе была предложена поправка — ограничить двумя сроками полномочия президента. В марте была принята еще одна поправка, согласно которой это правило не распространяется на действующего президента. Более того, ему разрешается баллотироваться еще два раза. Вот эти два срока, на которые может баллотироваться действующий президент, пожалуй, политически самая значимая тема для оппозиции. 

Back to USSR?

И здесь есть такой момент. Власть концентрирует внимание на поправках, которые вызывают однозначно положительное отношение —  мы сейчас о них поговорим. Но эти поправки носят либо социальный характер, либо связаны с внешнеполитическим позиционированием России. А оппозиция концентрируется на поправке об «обнулении». Сталкиваются две логики. 

И для граждан тут непростой выбор. Потому что часть поправок им нравится, к части они относятся нейтрально, а надо голосовать «за» или «против» всего. 

Вот тебе нравится поправка о пенсиях и МРОТе, но не нравится об обнулении. Что делать в этой ситуации? Тут люди, скорее, действуют из общеполитических соображений: если человек в целом одобряет политику власти, он идет и голосует «за», даже если по обнулению у него есть сомнения. Если он в целом не одобряет — идет «против» или не участвует в голосовании. 

Здесь самая главная интрига — какая будет логика предстоящего голосования: «против» обнуления или «за» все хорошее, что есть в этих поправках?

Back to USSR?

— Поправки очень разные, справедливо было бы голосовать за них по отдельности.


— Элла Памфилова сказала про комплексный обед. Что предлагается борщ, котлеты, и ты берешь весь обед сразу. Даже если тебе не нравится винегрет. Здесь две логики. Есть логика оппозиции — что все эти поправки вторичны. И главное — обнуление. И ты голосуешь за президента или против. И есть логика власти. Что есть большое количество поправок, и если часть этого «комплексного обеда» тебе импонирует — нравятся пенсии или приоритет Конституции над международным правом, то ты идешь и голосуешь. 

«Люди постарше считают, что настоящие выборы были 40 лет назад»

— В отличие от «обнуления», не обратить внимания на поправки про «все хорошее» невозможно: вся пиар-кампания голосования построена на тезисах о «традиционных семейных ценностях», безопасности, защите памяти... 


— Это третий тип поправок — связанных с различными популярными в обществе вопросами. Их количество увеличивалось со временем. Первоначально это все-таки были поправки, в основном, о конструкции власти, плюс две популярные поправки социального характера — о пенсиях и МРОТ. Потом добавились еще поправки — начиная от медицины и заканчивая гуманным отношением к животным. 

В связи с этим Конституция-2020 стала напоминать Конституцию СССР. 

Конституция 1993 года была альтернативной советской Конституции. В советской Конституции было достаточно много декларативных положений, которые однако же выполнялись зачастую плохо. Там, например, было положение, что каждый должен защищать окружающую среду. А на практике далеко не все его соблюдали, и оно как бы провисало. В том числе поэтому в 1993 году от этих положений отказались. 

Back to USSR?

Но у людей все равно есть тоска — у людей старшего и среднего поколения. У нас парадоксальная ситуация — многие люди старшего поколения считают, что настоящие выборы были лет 40 тому назад. Хотя выборы были безальтернативными и по сути являлись декларацией лояльности власти. Но люди вспоминают те выборы — музыку, праздник, молодых родителей, ребенку давали возможность взять заполненный родителями бюллетень и опустить его в урну. Никто не заходил ни в какие кабинки, никого не вычеркивал.

Но это ритуал — получается, что семья сопричастна к действительности великой страны, семья верна стране, это настоящие советские люди и так далее.

И можно, кроме того, еще в буфет зайти. Что тоже было весьма приятно для времени тотального дефицита. Выборы как праздник.

Back to USSR

— Не с этой ли тоской связано заигрывание с советской тематикой?


— В какой-то степени да. Это поколение — люди, которые поддерживают власть в большей степени, чем другие возрастные группы. У них изначально очень заниженные ожидания от власти, они многого от нее не ждут. Но они хотят, чтобы это была патриотичная власть. Которая укрепляет авторитет на международной арене, которая восстанавливает престиж, потерянный, с их точки зрения, в начале 90-х годов.

Поэтому это сигнал тому поколению. То поколение узнает свое. Родное. Что было утрачено из той, советской, Конституции.


Back to USSR?

Сейчас ведь вообще пошел интересный процесс. У нас есть целый ряд организаций, которые выдают документы граждан СССР. Разные организации, они друг с другом враждуют. Но многие люди бросились брать эти документы. Эти документы ничего не значат с точки зрения современного законодательства. Это бумажки. Но когда оказывается, что можно получить документ СССР, то вдруг очень большое количество людей идет к этим организациям. Люди стремятся вернуться в молодость. 

И в каком-то смысле эти поправки — от здравоохранения до охраны окружающей среды — это такая попытка вернуть что-то из молодости. 

Когда продуктов было поменьше, но и цены были пониже. Когда не надо было думать о том, что будет завтра. Когда ты примерно понимал, что будет с твоим ребенком, когда он вырастет. Что он пойдет на тот же самый завод, на котором ты работаешь — его будущее будет обеспечено. Стабильность. Можно прогнозировать. А если кто против власти пошел, то и правильно, что их гоняют, вот мы люди послушные, лояльные, верные.

Вот мы всегда голосуем. А нам за это — мы подождем годков 10 или 15 — квартиру дадут. 

Теперь понятно: квартиру не дадут. Но какие-то символические вещи, они в этой Конституции восстанавливаются. Она становится более советской по своему внешнему виду. 

Back to USSR?

— Но эти вещи, они и правда очень символические — вот индексация пенсий: их и так бы проиндексировали... 


— Пенсионерам нравится, что на них обратили внимание. В советское время, когда принимали Конституцию 1977 года —  понятно, что это был абсолютно декларативный документ — но люди тогда увлеклись. Было всенародное обсуждение — люди предлагали массу поправок к первоначальному тексту. Людям было интересно. Они предлагали поправки самые разные, включая ту же самую окружающую среду. Люди особо не думали, будет это работать – не будет. Важно было на символическом уровне зафиксировать. А там как получится.

Идеологические отличия

— Четвертый тип поправок — это поправки, связанные с идеологией и внешнеполитическим позиционированием. И вот тут достаточно серьезно. Если поправки предыдущие отличаются тем, что они как бы не вписываются в стилистику Конституции 1993 года, то вот эти поправки отличны уже идеологически. 

Back to USSR?

Причем здесь возникла такая немножко парадоксальная ситуация. У нас без конституционного собрания нельзя менять основополагающие главы – первую и второю. Основные права и свободы — они во второй главе. Ее трогать нельзя. Поэтому вместо изменения первой и второй глав, которые фактически подвергли ревизии, соответствующие положения были включены в другие главы. 

И сейчас Конституция оказывается противоречивым документом. Начинается она с одного, а продолжается иным.

Самый яркий пример здесь — это, например, положение о международном праве. То есть приоритет международного права — он в неизменяемой части. А в изменяемой указано, что вопрос приоритета над международным правом решает Конституционный суд. Такая практика у нас уже была, существует несколько лет. Была опробована в связи с делом ЮКОСа, чтобы не платить его бывшим акционерам. А сейчас это переведено на конституционный уровень. 

Back to USSR?

Далее, была включена статья, где в придаточном предложении упомянут Бог. Этого не могло быть в советской Конституции, которая была атеистической. Этого не могло быть в Конституции 1993 года, которая была подчеркнуто светской. И вот теперь появилась по просьбе РПЦ. 

Причем тоже возникла парадоксальная ситуация, потому что упоминание Бога имеется в Конституции ряда европейских государств, но оно там в основном в преамбуле. Торжественно провозглашается связь с историей, традицией, корнями. А здесь же стали смотреть, куда включать, и включили в одну из рядовых статей Конституции.

В неизменяемой главе есть запрет официальной идеологии. А уже в изменяемой части появилось положение, которое можно трактовать по-разному — это уважение к подвигу предков. Здесь тоже, кстати, интересно. Потому что не имеется в виду конкретно Великая Отечественная война. Тут возникает вопрос о том, какие могут быть исторические дискуссии по поводу войны. В каких рамках. Конституция эти рамки не устанавливает. Ну, а дальше может быть принят закон, который эти рамки установит.

Back to USSR?

Историческая правда

— В обновленной Конституции появилась еще одна вещь довольна странная — понятие об исторической правде. Кто будет ее определять, по каким критериям...


— Тут не только это. В Конституции упомянут подвиг защитников Отечества. Защитники Отечества были разные. И тут появляется сразу два уровня проблемы. Один уровень — можно ли принижать роль защитника Отечества по фамилии Сталин. Он же тоже был защитник Отечества, никто не может против этого возразить. Он был верховным главнокомандующим. Можно ли принижать его роль? Можно ли его ставить в один ряд с Гитлером, например, когда речь идет о событиях 1939 года? 

Или конкретно пакт Молотова-Риббентропа. Молотов — защитник Отечества. Хотя он не был в армии, но он был членом Государственного комитета обороны. А Риббентроп — военный преступник, казненный по приговору Нюрнбергского трибунала. Можно ли их равнять? Пакт вообще подписывали оба, их подписи стоят рядом.

И вторая проблема связана с тем, что защитники Отечества — не только участники Великой Отечественной войны. Вопрос о том, как оценивать участников других войн? У нас в нашей досоветской историографической традиции — она была честнее — имелось в виду, что любая война, которая ведется Россией, Русью, она является справедливой. Начинает ли ее Россия или кто-то другой — это справедливая война. Потому что она в интересах страны, расширения ее границ. В XIX веке так написал бы любой историк — и французский, и немецкий, и российский – конечно, каждый про свою страну. А вот в XX веке уже другой был подход.

И в традиции советских учебников все наши войны были справедливыми не потому, что они справедливы по определению, а потому что мы везде оборонялись. Мы везде защищались от врагов. 

Back to USSR?

И вот здесь возникает вопрос. Как оценивать, например, Северную войну, которую вел Петр Первый за выход к Балтике. Война типичная европейская, коалиционная. Скажешь, что она была несправедливой с обеих сторон, уже можешь нарваться на формулировку о защитниках Отечества. О принижении. Потому что в обычном массовом сознании здесь все просто: мы обороняющая сторона, а они агрессор. Даже финны в 1939-м в этой логике первыми начали – кстати, многие этому до сих пор верят.

По сути дела, здесь достаточно серьезная ревизия идеологии Конституции 1993 года. Но при сохранении положений этой Конституции здесь можно апеллировать одним к одной статье, другим к другой. Но более действенными, скорее всего, будут более актуальные статьи.

«Советский период не исключишь»

— В Конституции 1993 года не было прописано, что РФ является правопреемником СССР. Здесь прописали. Зачем?


— Правопреемство, в том числе и в отношении зарубежных активов, было определено в конце 1991 года. Россию не принимали заново в Совбез ООН — она сохранила место СССР. Условно говоря, утром наш дипломат представлял СССР, а вечером Россию. Сейчас просто в Конституции было зафиксировано положение, которое и так было принято в конце 1991 года. В 1993 году его не включили в Конституцию, потому что это была Конституция антисоветская. И упоминать в ней СССР не хотелось. Даже в смысле преемничества, которое никто и не отрицал. А сейчас включили это положение, оно в значительной степени идеологическое. Потому что никто не претендует на здания посольств, никаких претензий не выдвигает, времени прошло много — странам, образовавшимся после распада СССР, будет в следующем году по 30 лет. 

Просто — это идея непрерывности государства. Она включена в Конституцию как идеологическое положение. Что была Российская Империя, был СССР, в настоящее время существует РФ, и они преемники. Из этого идеологического положения следует простая вещь — что ни один из этих этапов нельзя отрицать.

Back to USSR?

Кстати, по консерватизму новые положения Конституции чем-то близки Конституции Венгрии, которая была принята при Орбане. Там были включены упоминания о христианстве, что семья — союз мужчины и женщины. Но там было одно важное отличие — в венгерской Конституции есть преемственность с исторической Венгрией, она подчеркнута. Но период Народной республики — советской Венгрии — считается периодом-аномалией. Считается, что преемственность была нарушена и у страны не было фактической независимости.

В этом смысле современная Россия исходит из противоположного подхода, что советский период — такой же, как все остальные, и его нельзя исключать. Почему это произошло? Потому что Советский Союз — это период Великой Отечественной войны. 

Можно сколько угодно говорить, что советский период — это диктатура, аномалия, но по всем опросам общественного мнения главное событие всех времен для современных россиян — это Великая Отечественная война. Событие не только отечественного, но и всемирного масштаба. И поэтому советский период не исключишь.

Back to USSR?

Другое дело, что и в 90-х власть искала легитимность в советских историях — поставила памятник Жукову рядом с Историческим музеем в Москве, провела военный парад, посвященный тогда 50-й годовщине победы в Великой Отечественной войне. Но это не подчеркивали в Конституции. Власть тогда старалась не очень демонстрировать связь с СССР. А во-вторых, из советской истории она вычленяла что-то приемлемое для себя — Жуков не только как один из победителей в войне, но и альтернатива Сталину. А в этих поправках советский период уже однозначно воспринят как полноправный по отношению к другим периодам.

Публичная власть

— Появилось понятие «публичной власти». Правильно понимаю, что теперь местное самоуправление будет включаться в некую вертикаль — потому как теперь есть положение о том, что «органы местного самоуправления и органы государственной власти будут входить в единую систему публичной власти»?


— Что это будет за вертикаль, непонятно. Потому что — что такое «публичная власть», тоже непонятно. Это не прописано. Есть формулировка. Наверное, будет принят закон на эту тему. Но у нас возникает парадоксальная ситуация, потому что, с одной стороны, независимость местного самоуправления сохраняется в качестве конституционной нормы и есть обязательство по присоединению к Европейской хартии по местному самоуправлению. А с другой стороны, вводится понятие публичной власти. 

Таким образом, сильная вертикаль в плане полной ликвидации местного самоуправления вряд ли все-таки будет. Ну, а независимость местного самоуправления будет и дальше уменьшаться, думаю. 

Мэр Кляйн голосует за поправки
Мэр Кляйн голосует за поправки
Фото: пресс-служба мэрии, Валерий Доронин

Она и так уменьшалась явочным порядком. Только использовались методы, не связанные с изменениями в Конституции — были изменения в законодательстве. Например, связанные с порядком формирования местного самоуправления, отменой прямых выборов глав муниципалитетов — переход к их подбору с участием региональной исполнительной власти. Что резко снижает самостоятельность самоуправления. Ну а сейчас вполне возможно, что будет принят какой-нибудь закон о публичной власти, где будет написано, что это такое и каковы взаимоотношения исполнительной власти и местного самоуправления.

Зачем такая спешка

— А почему процедуру голосования решили провести именно 1 июля, в разгар пандемии коронавируса? 


— Осенью тема стала бы уходить — хотели же изначально 22 апреля проводить. А тут уже и так отложили, а осенью поправки эти были бы многими изрядно забыты. Тем более что большинство этих поправок для обычного человека на его какие-то планы и жизнь мало влияют. Обычный человек не сравнивает Сталина с Гитлером. И хотя есть статистика, что большинство жалоб в Европейский суд по правам человека — от обычных людей, они не политические, но все равно большинство людей в ЕСПЧ не подает жалобы. Поэтому для них это все не очень актуально. Это не связано с их повседневностью. Может, лишь с эмоциями. Поэтому тема бы уходила.

Back to USSR?
Фото: с сайта admin.tomsk.ru

Второй момент связан с тем, что в сентябре будут свои выборы, единый день голосования. Наверное, было бы соблазнительно провести еще и голосование по Конституции. Есть аргумент, что они проводятся по разным законам, но теоретически можно было бы совместить. В 1993 году совмещали референдум и выборы в Госдуму, и даже выбирали членов Совета Федерации — и ничего, проголосовали. Но тут для власти была бы какая проблема — голосовали бы за губернаторов, законодательное собрание, и вот эта логика голосования за Конституцию — она бы уходила, размывалась. То есть люди, которым нравятся поправки, но не нравится губернатор, могли бы проголосовать и против Конституции. 

Губернатор Жвачкин голосует за поправки
Губернатор Жвачкин голосует за поправки
Фото: администрация Томской области

А губернаторы от власти, наоборот, продвигали бы себя через поддержку Конституции, и здесь зависело бы от их рейтинга. Высокий — помогали бы. Если не очень — ослабляли бы мотивацию для избирателей. Соответственно, объединить с единым днем голосования в сентябре было бы для власти не очень целесообразно. Они могли бы часть голосов потерять на протестном голосовании.  

Ну и третий момент заключается в том, что сейчас у людей некоторое облегчение. Это видно. 

Вот я в Балашихе живу, под Москвой, и у нас на улицах никто масок не носит, даже в магазинах мало кто. Люди радуются тому, что вернулась привычная жизнь, люди не хотят думать про пандемию, даже при том, что в Балашихе есть перепрофилированный роддом под ковидную больницу. Люди хотят думать о хорошем — строят планы на отдых, на отпуск, как поедут на садовые участки. Жизнь входит в нормальное русло. 

Back to USSR?

И в то же время много говорится, что проблемы у малого бизнеса. Могут закрыться предприятия сферы услуг — после выхода из карантина такие предприятия еще работают, у них есть надежды, что удастся сохраниться. Но проблема в том, что, как правило, многие предприятия сферы услуг зарабатывают весной и в начале лета — особенно в майские праздники. Кроме того, люди в ресторанах отмечают последние звонки, выпускные. 

А июль-август — мертвый сезон, люди разъезжаются. Доходы меньше, смогут ли они продержаться с учетом того, что у них весна была убыточной. 

Эксперты исходят из того, что сейчас у людей облегчение, протестные настроения ослабились. У людей снизилось ощущение драматизма. И в то же время у многих еще остается работа. Что будет осенью, продержится ли сфера услуг? Что будет со штатами предприятий — пока многие работодатели в сомнениях: сокращать – не сокращать, а к осени они определятся. Кто-то в одну сторону, кто-то в другую. К осени возможен рост протестных настроений. Так что аргументов для того, чтобы провести голосование сейчас, много.

ПОДДЕРЖИ ТВ2! Мы пишем о том, что важно.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?