{{ currentDate }}
Добрые новости
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Поиск по сайту
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
{{ selectorTitle }}
  • {{ item.title }}
Что ищем? {{ errors.searchText }}
Искать
Главная Истории «ПАЗики вон из Томска»: обсуждаем с депутатом Анжеликой Белоусовой транспорт и остановки
Истории

«ПАЗики вон из Томска»: обсуждаем с депутатом Анжеликой Белоусовой транспорт и остановки

Виктория Мучник
ТВ2 Виктория Мучник
16.06.2021

ТВ2 продолжает знакомить томичей с депутатами Думы города Томска. На этот раз гостем инста-эфира стала член фракции «Справедливая Россия» Анжелика Белоусова. Поскольку Анжелика занимается пассажирскими перевозками и турбизнесом, мы с ней обсудили и общественный транспорт, поговорили о том, куда можно поехать отдохнуть летом. Все подробности разговора в нашем интервью.

Автор:  ТВ2
Анжелика Белоусова

— Анжелика, расскажите, что у вас за турфирма, что за бизнес? Как давно вы этим занимаетесь? И почему вы пошли в политику?

— Я руководитель организации, кто не знает, ООО «Медея». Занимаюсь пассажирскими перевозками в Томске очень давно уже, на протяжении более 10 лет, также я директор туристического агентства. В политику я пришла потому, что, скорее всего, настало время, когда хочется на самом деле помочь людям, себе помочь как-то. Я знаю Галину Григорьевну Немцеву (лидер томского отделения партии «Справедливая Россия»), очень уважаю ее, Константина Ушакова (член партии «Справедливая Россия»). Еще есть коллеги, которые уже давно состоят в партии, и когда встал вопрос о моем выдвижении, я, даже не раздумывая, конечно же, сразу вступила в партию «Справедливая Россия», о чем я ни минуты не пожалела, потому что данная партия не говорит, а делает. Пусть мы, может быть, не настолько популярны, как другие партии, не хочу коллег никого обидеть, оскорбить, но в Томске мы реально боремся за справедливость. 

— Почему именно «Справедливая Россия». Т.е. это в первую очередь личность самой Галины Немцевой или вы знали что-то про эту партию?

— Я про эту партию знала, да. Я на тот момент была немного осведомлена, потому что Сергей Миронов все-таки довольно популярная личность, и мне нравится его позиция. Тот факт, что он предлагает вернуть пенсионный возраст плюс помочь безработным, предпринять какие-то действия. Это не популизм, это на самом деле действия, которые делаются этой партией. В Томске все-таки Галина Григорьевна лидер и уважаемый человек, и я тоже вижу ее работу, мне нравятся ее выступления. На тот момент выбор был для меня очевиден – это «Справедливая Россия».

— Про Конституцию я чуть позже вас спрошу. Вы депутат от седьмого Академического округа, и сейчас активно и в соцсетях обсуждается конфликт, который произошел вокруг леса в Академгородке – там собираются что-то благоустраивать вокруг разрушенного трамплина. Знаете ли вы про этот конфликт, обращались ли к вам избиратели? Вы на чьей стороне – бизнесменов, которые хотят что-то благоустроить, или на стороне людей, которые против вырубки леса?

— Нет, я все-таки ближе, наверное, к жителям Академгородка, хотя в любой ситуации нужно разобраться. Конечно, бизнесмен Симкин Эдуард уже вложил туда деньги – я понимаю его позицию, потому что я сама как бизнесмен тоже не хотела бы, чтобы мои проекты не были реализованы. Но в то же время защита леса и жителей города, Академгородка мне очень близка. Я думаю, что в течение этой недели будет создан совет по благоустройству либо рабочая группа, куда будут приглашены не только депутаты, но и жители Академгородка. Томичи из других районов, кто неравнодушен, могут тоже присоединиться. На самом деле, будем работать, разбираться, никто сгоряча ничего рубить не будет. Компания «Академия» идет навстречу, на диалог, жители Академгородка тоже идут на диалог – я надеюсь, что мы найдем какой-то нормальный консенсус.

Автор:  Из личного архива
Анжелика Белоусова

– Недавно ехала мимо, и мне было так жалко этот полуразрушенный трамплин. Его сносить никто не берется, потому что это большие деньги. У вас есть какие-то мысли по трамплину? Вы эту тему случайно не изучали – можно ли вообще спасти трамплин?

–  Насколько мне известно, сейчас никто не собирается его трогать. Единственное, что как раз бизнесмен Симкин хочет его облагородить, сделать какую-то иллюминацию, освещение. Я пока его проект до конца не изучила, поэтому точно не могу ничего комментировать. Но этот вопрос тоже будет разбираться депутатами. Конечно, хотелось, чтобы свой трамплин в Томске был.

Другая тема, которая очень активно обсуждалась на прошлой неделе – это стрит-арт, граффити, которые на домах появились во время фестиваля Street Vision. Елена Перетягина, глава комитета по охране культурного наследия, требует закрасить арт-объекты. Раз они ни с кем не согласованы, значит, их не должно быть. С другой стороны, даже некоторые депутаты поддержали художников, говорят «у нас город молодежный, все равно здания разваливаются, заброшены – пусть будет». У вас есть какое-то отношение к этим экспериментам?

— Я соглашусь с коллегами, которые поддерживают уличное искусство, потому что на самом деле мне очень понравилось граффити. Ярко, красиво, современно. На фоне старой стены смотрится очень хорошо.

— Это вы про что?

— Про принцессу-свинку. И вообще, мне граффити очень нравится, потому что это более современно. Есть молодые художники, они так видят мир. Можно специально отводить какие-то места для уличного искусства.

— Т.е. мэрии самой предлагать места для арт-объектов?

— Да, конечно.

Я недавно была в Перми, и там даже на центральной улице дом, на реставрацию которого нет денег, отдали художникам. Его раскрасили, вообще полностью. Пока нет денег, пока никто не реставрирует – почему нет?

 

Автор:  ТВ2
Дом на одной из центральных улиц Перми

—  У нас такая же ситуация с реставрацией домов.  Почему бы и нет, на самом деле. Не нужно, конечно, сейчас брать и полностью все заборы или стены разукрашивать. Пусть это будет с разрешения, какие-то отведенные дома, территории, заборы – я только поддержу, конечно.

—  Или, например, появился арт-объект, посмотрели, проголосовали и сказали «пусть будет»?

—  Вполне!

— На заседаниях Думы вы поднимали вопрос по общественному транспорту, в частности, по остановкам. Могли бы вы для тех, кто не в теме, рассказать подробнее – что не так у нас с остановками.

—  У нас действительно существует проблема с остановочными пунктами. Она существует очень давно. Многие остановки не обустроены, на некоторых даже отсутствуют знаки дорожные, именно остановочные. И люди, как уже привыкли годами, что там есть остановочный пункт, они туда и приходят. Соответственно, это же тоже нарушение правил дорожного движения, и автобусы не имеют права там останавливаться. Но сейчас все закрывают на это глаза, потому что опять же денег нет. Я надеюсь, что все-таки какое-то обустройство будет, хотя бы знаки дорожные поставят. Нужно наводить порядок. Если требуют с нас, то почему мы не можем требовать так же с власти? Это касается также доступной среды – автобусы закупили, а инвалиды не могут пользоваться, мамочки не могут пользоваться, потому что они не приспособлены.

— Насколько я знаю, вы в эту проблемы погружались – есть ли какое-то примерное понимание, сколько этих необустроенных остановочных комплексов?

— Сейчас я работаю на 38 маршруте – они на улице Смирнова полностью практически отсутствуют, везде. Плюс Усть-Каменка, Киргизка…

— А что значит «работаю на 38 маршруте»?

— 38 маршрут принадлежит мне.  У нас проходят конкурсы. Раньше я обслуживала 53 маршрут, но потом проиграла конкурс.  Сейчас я перевозчик по 38 маршруту. Конечно, эта проблема давно существует – отсутствие остановок. Мы снимали, фотографировали. С заммэра Вячеславом Михайловичем Черноусом  мы обсуждали эту тему, он уже сказал, что будет стараться выделять средства на остановки, устранять эти все нарушения.  Хочется, чтобы перевозки были безопасными и соответствовали условиям, заявленным в контрактах.

— Разговаривая об остановках, я хочу еще эстетической стороны коснуться. Появились на Кирова и в других местах массивные черные чугунные остановки. На мой вкус, они немного тяжеловесные и, мне кажется, не очень людей от ветра защищают. А вам как, лично вам, нравятся такие?

— Мне бы все-таки хотелось, чтобы в Томске было все красиво, более современно и стильно. А не так, что слепили, сделали, поставили «нате вам, лишь бы было».

— Нет, там не лишь бы было. Это у людей такое представление о прекрасном. Я даже боюсь подумать, сколько это стоит – там такие столбы с коваными массивными украшениями.

— Да, это как с фонарями на Ленина, где ресторан Пармезан. Все-таки хочется именно какой-то легкости.

Анжелика Белоусова

—  Меня еще беспокоит проблема с общественным транспортом, может, это как раз будет по адресу. Опять же про Пермь, и там нет ПАЗиков вообще. Там весь общественный транспорт – это большие автобусы марок КАМАЗ, ЛИАЗ, современные, красивые. Они все одинаково оформлены, с эмблемой города.  И это очень украшает город. Как вы считаете, у нас это можно сделать? Как вообще решить эту проблему перехода от ПАЗиков на нормальные автобусы? 

—  Да, у нас проблема в том, что в крупных городах, у них все дотируется, т.е. даже когда предприниматель берет лизинг, ему идут субсидии. Перевозчик тогда уже не думает, как многие говорят «набить карманы», перевозчик думает – как выполнить контракт, на самом деле, как качественно перевезти пассажиров. Мы же тоже несем ответственность за перевозку. Я была в Москве – там каждые шесть или восемь минут подходит автобус ЛИАЗ. Но когда я разговаривала с Минтрансом по этому поводу как раз, они говорят «у нас контракты долгосрочные, десятилетние, мы все оплачиваем полностью перевозчику, за это мы с них и требуем». Если невыполнение требований – это расторжение контракта. Я думаю, тут уже никто не захочет расторгать контракт, когда тебе оплачиваются все твои убытки, все твои издержки, лизинги, платежи и все остальное прочее.

—  Т.е. в Москве все вот эти красивые автобусы принадлежат частникам? Это не муниципальный транспорт?

—  Как правило, это не государство, это организации, которые заключают так же контракт и обслуживают.

—  Я не понимаю, в чем разница – большой или маленький город – мы живем все в одной стране. Чем Томск хуже Перми?

—  Пермь же больше – там миллион жителей. Нас – 500 тысяч. Соответственно, если мы закупим сейчас большие автобусы, у нас будут интервалы увеличены. ПАЗик может объехать, он все-таки более мобильный, чем любой другой большой транспорт какой-то. Я думаю, что пока проблема в этом, но мы постепенно отходим от ПАЗиков. Сейчас у нас есть другие ПАЗики, которые…

— Я вижу, появились новые.

—  Правда, они по вместимости меньше идут за счет того, что задняя площадка опускается и есть место для колясок либо инвалидного кресла.

—  В перспективе мы можем надеяться, что мы тоже получим какие-то современные комфортабельные автобусы?

—  В перспективе – опять же это будет зависеть от администрации, как они подойдут к этим конкурсам в будущем. Как сейчас у нас прошли конкурсы, то я могу за себя сказать, что в следующих конкурсах, возможно, я не буду участвовать.

—  А в чем проблема?

—  Проблема в том, что это все дорого – один автобус стоит порядка 3,5 млн рублей – это на дизеле и около 5 млн – это на метановом топливе. Они не окупаются. Мы несем, сейчас особенно, в связи с пандемией, очень большие убытки. Это очень сложно. Хотелось бы, конечно, поддержки. Вот если бы она была, как в других городах…

—  Поддержки какой вы хотите? Финансовой?

—  Да, финансовой.

—  А большой  автобус все-таки сколько стоит?  

—  КАМАЗ, ЛИАЗ идут от 7 млн рублей.

—  Т.е. в два раза, получается, дороже.

—  Поэтому мы бы, конечно, с удовольствием. Мне нравится этот транспорт – он и красивый, и удобный, но в связи с экономической ситуацией, конечно…

—  Люди пишут: «ПАЗики вон из Томска!»

—  Это, конечно, у нас головная боль уже давно.

—  Еще пишут: «Ничего мы не получим: и людям, и владельцам автобусов неважно, как смотрится наш город». Ответите?

—  Это неправда. Это очень важно. Сейчас, когда старые ПАЗики заменили на новые – они все равно смотрятся лучше. У нас проблема в том, что все связано с экономикой.

—  Вот еще у нас спрашивают: «Требования муниципальных контрактов не планируете начать соблюдать?» Я не знаю, о чем речь, какие требования. Вы понимаете?

—  Я не знаю. Если про какой-то маршрут говорят конкретно, пусть напишут. Я готова ответить на вопросы, пусть люди обращаются, пишут мне в Думу. В транспорте я немного понимаю и в контрактах тоже. За 38 маршрут я могу сказать одно – что у нас последний автобус уходит, насколько я помню, в 22:00 или в 22:15. Автобусы с интервалами в 15 минут. За других перевозчиков я не готова отвечать сейчас,  не разобравшись и не посмотрев какие-то моменты.  Это можно сделать запрос в центр контроля организации пассажирских перевозок. Они могут дать эту информацию.

—  Вы сказали, что в следующий раз и не пойдете на конкурс. На сколько лет вы заключаете контракт?

— На пять лет.

—  Т.е. это мало? По-вашему, надо на десять и больше?

—  Если бы у нас были условия. Я все-таки за качественные перевозки. Я на 53 маршруте, кто помнит, работала, обслуживали мы, накатывали этот маршрут. Многие пассажиры поддерживали меня, когда я проиграла этот маршрут, то мне звонили люди. Бывают и такие моменты приятные. На 38 маршруте тоже звонят и говорят «спасибо вам большое, что его накатали».  Но много проблем. У нас отсутствует водительский состав. Очень большая нехватка людей, поэтому многие автобусы, бывает, простаивают. Тут такая широкая проблема. Это со стороны кажется, что маршрутка поехала, денег загребла. Но это не так. На самом деле существует очень много вопросов, которые, я надеюсь, что мы в перспективе до конца следующих контрактов все-таки как-то решим.

—  Пришел вопрос по теме благоустройства: «Как вы относитесь к обрезке деревьев в городе?»

—  Я, вообще, противник. Когда подходит время как-то облагородить дерево, то да, конечно, это нужно делать. Но если это просто вырубка, уничтожение – я против. Я хочу, чтоб город был зеленый, чтоб у нас было все красиво.

—  Про благоустройство. Не так давно закончилось голосование по объектам благоустройства на 2022 год. Как вы относитесь к этому голосованию, насколько оно было важно? Может быть, мэрия просто должна разработать план и просто с людьми обсуждать уже дизайн-проекты. Мне кажется, это голосование немного фикция. Согласны?

—   Да, полностью согласна. Я тоже за то, чтобы общаться с людьми, принимать их мнение. Пусть будет создан какой-то чат, куда будут какие-то проекты, предложения направлены. Я думаю, что этот момент тоже можно проработать. Как-то нужно в этом направлении работать.

—  Потому что на самом деле места-то люди выбирают, а потом проекты никто не видит, их уже никто не обсуждает. И потом удивляемся, почему так много плитки! Хотелось бы, чтобы депутаты тоже больше обращали на это внимание и обсуждали.

—  Да, чтобы не было, как с нашей набережной.

—  Какой?

—  Гранитной. Мы сейчас контролируем эту ситуацию. Я надеюсь, что проект второй очереди будет доработан с учетом мнения людей, а не то, что сейчас предлагается.

—  Вам тоже не нравится набережная Ушайки?

—   Нет, мне не нравится. Я против того, что там все гранитом обложено, камнем застелено. Я хочу, чтобы это было более натурально, зелено, свежо и доступно для людей, которые могли бы и на велосипедах покататься, и просто посидеть на лавочках, на травке полежать, подышать свежим воздухом, а не этой пылью.

—  Проекту «Комфортная городская среда» уже несколько лет. Несколько скверов сделано, несколько улиц. Есть ли место, о котором вы бы сказали: «Да, вот это хорошо сделано, мне это нравится!»

—  В Михайловской роще сделали площадку детскую хорошую. Но опять же нет доступной среды. 

— Там сделали еще футбольное поле и баскетбольную площадку. Я несколько раз была в Михайловской роще и ни разу не видела, чтоб кто-то играл. А вы видели?

—  Нет, я видела только, что там маленькие ребятишки играют на детской площадке.  Поэтому и нужна какая-то комиссия, которая будет принимать решение – нужно ли это там, нужно ли это людям или нет. А не так, что мы деньги ввалили, вот вам, пожалуйста, идите, занимайтесь. А нам это не надо, получается.

— Давайте представим, что вас неожиданно избрали мэром города. Три ваши первых указа. Что вы сделаете в первую очередь?

—  Поменяю руководство!

— Хорошо. Это первый указ. Второй?

—  Взорванные дороги. Это проблема, беда города Томска, которой уже не первый десяток лет. Когда асфальт каждую весну сходит – это, конечно, кошмар. Плюс отсутствие ливневок. Это первое, что приходит на ум. Плюс канализация. У нас с водой вечные проблемы. То есть хлопот много, можно говорить про это бесконечно.

— Я говорила, что вернемся еще к Конституции. Коммунисты тут по всему городу развесили плакаты, что они против обнуления президентских сроков. Мне интересно ваше мнение. Считаете ли вы, что должна быть сменяемость власти?

— Я считаю, что сменяемость власти должна быть обязательно. Я за то, чтобы и срок президентский все-таки уменьшить, и возраст вернуть до 65, конечно.

— Я часто слышу: «Кто, если не Путин?» У вас есть кандидатура? Кто мог бы быть следующим президентом?

—   Я помню по прошлым выборам – Грудинина, сразу вспоминается, почему-то всплывает сразу.

—  Т.е. вы даже за коммуниста готовы проголосовать?

—  Да. Он на самом деле был лидером. Пока вот так.

—  Давайте поговорим немножко про вас, про ваш бизнес. У вас еще есть турфирма. Расскажите, как вы выжили в пандемию, когда все было закрыто и когда никуда никого не выпускали. 

— Сейчас происходит примерно то же, что и было в прошлом году – у нас открыто очень мало направлений – это Египет до Каира, Турция закрыта и откроют только, скорее всего, в сентябре. Да, сейчас всем очень тяжело. Эмираты открыты. Я как раз была недавно на учебе в четверг в Новосибирске с коллегами из Глобус-Тура. Нам очень подробно рассказывали про Эмираты, про Сейшелы и про Мальдивы. Конечно, направление Мальдивы и Сейшелы – оно дороговато, но я думаю, что в разные сезоны все-таки люди могут себе позволить выезжать туда. Точно так же Эмираты – летом они доступны тоже. У меня прилетели как раз туристы, сказали, что погода была комфортная, море теплое.

—  А от государства вы получили  какую-то помощь?

— Да, в этот раз государство помогло, они дали помощь, которую я должна вернуть через полгода.

— Это кредит?

—  Да. Такая небольшая поддержка. Нет, больше никакой помощи не было.

— Что в вашей среде происходит? Как много фирм не пережили коронавирус?

— Есть фирмы, которые закрылись. Есть которые ушли на удаленку и работают из дома. Но я все-таки считаю, что работа на дому – это неправильно, человек должен приходить в офис и видеть, кто твой турагент. Понятно, что наши многие туристы, с которыми мы знакомы давно и летаем, уже по телефону какие-то моменты решаем, по вотсапу переписываемся. Но я считаю, что офис должен быть.

— На сайте Думы я прочитала, что ваше хобби – туризм. Расскажите про ваше самое сногсшибательное путешествие, где вы были, что вам запомнилось.

—  Я чаще летаю в рекламные туры…

—  Тогда расскажите про самый лучший рекламный тур или страну, которая на вас произвела особенное впечатление.

—  Знаете, наверное, Индия. Это нищета и блеск в одном месте. У них настолько интересная культура: когда стоит шалаш и рядом вилла, и друг к другу нет никакой зависти!

—   Нет зависти? Т.е. вас это больше всего потрясло?

— У  них касты. Когда я говорю: «Как так? Ты живешь в богатом доме, а другой человек живет в каком-то шалаше!» Говорят: «Нет, не завидуют!» Потому что это идет испокон веков, что если ты умрешь, то в следующей жизни ты будешь жить в богатом доме. У них очень жестокая, мне кажется, вера, потому что, когда мы были в Панаджи – это северная столица Гоа, и там я видела маленьких ребятишек, которых просто родители калечат и они зарабатывают на этом деньги – это ужасно, конечно. Поэтому вот это, наверное, и осталось в памяти настолько, что это первая страна, которая меня поразила своей жестокостью. И еще переработка риса. Там женщины собирают рис, выращивают его в полях, они высыпают его на дорогу, накрывают его полиэтиленом, машины его шлифуют, что дает женщинам дополнительный заработок хотя бы за рис! Они его потом собирают в мешки и сдают куда-то.

—  Он не пыльный, не грязный?

—  Они его обрабатывают потом, моют. 

—   Это вы прямо своими глазами видели или вам рассказывали?

— Мы ездили по этому рису! Он прям вдоль дорог везде рассыпан у них.

Поддержи ТВ2!