Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. Анна Подгорная (Касперович) в суде: В мэрии существовал общий фон, связанный с «Томским пивом»
Истории

Анна Подгорная (Касперович) в суде: В мэрии существовал общий фон, связанный с «Томским пивом»

ТВ2 Валентина Анкудинова

Анна Подгорная (Касперович) начала давать показания по делу мэра Томска Ивана Кляйна. Сегодняшний приход бывшего начальника департамента архитектуры и строительства Томска был неожиданным: изначально заявляли совсем других свидетелей, но планы неожиданно для всех поменялись. 

Анна Подгорная является одним из ключевых свидетелей по делу арестованного мэра Томска. Именно на ее показаниях построены два эпизода уголовного дела, связанных с превышением должностных полномочий. По версии следствия, именно Анна Подгорная по прямому приказу Ивана Кляйна дала указание внести в систему «Геокад» недостоверные сведения о наличии санитарно-защитной зоны «Томского пива». Это явилось формальным основанием для отказа бизнесмену Ринату Аминову, который просил изменить территориальную зону участка земли бывшего Радиозавода, чтобы построить там жилой квартал. 

Адвокаты настаивают: 300-метровая санитарно-защитная зона была всегда, так же, как и санитарно-защитная зона самого завода. Причиной же для отказа в разрешении на строительство послужил нерешенный вопрос транспортной доступности.

Иван Кляйн, в свою очередь, говорит: основной причиной для отказа в строительстве помимо проблем с зонами явился нерешенный транспортный вопрос Мокрушинского переезда. 

«Что же мы делаем!? Сегодня и так проблема с переездом! Что будет, если еще добавим? Касперович: Срочно! Зайдите посоветоваться», — написал Иван Кляйн на заключении начальника департамента архитектуры и градостроительства Анны Касперович, одобряющем строительство микрорайона. 

Что рассказала в суде сама Анна Касперович, в материале ТВ2.

«Ограничивал в премии»

В структурах мэрии Анна Подгорная проработала больше 25 лет. Однако ее карьера закончилась в феврале 2019 года, когда чиновницу задержали по подозрению в превышении должностных полномочий. По версии следствия, экс-заммэра решила обеспечить газоснабжение принадлежащего ее матери жилого дома в поселке Радиоцентр, где проживала и она сама. Для этого в поселке проложили 905 метров системы газоснабжения. При этом коммуникации проходили по особо охраняемой природной территории. Чтобы не платить деньги, Анна Подгорная организовала выдачу своей матери разрешения на использование земель для газопровода без документа на земельный участок, разрешения на строительство и согласования порядка использования особо охраняемой природной территории. В ноябре 2016 года, находясь в отпуске, она дала своему заместителю, исполнявшему обязанности начальника департамента, указание подписать заведомо незаконное распоряжение, что позволило газифицировать дом.

Свою вину Анна Подгорная признала. Суд рассматривал дело в упрощенном порядке и в октябре 2019 года вынес приговор — 1 год и 7 месяцев лишения свободы условно (с испытательным сроком в три года).

Спустя месяц Анна Подгорная стала индивидуальным предпринимателем. Ее ИП оказывает услуги в области землеустройства, разрабатывает проекты тепло-водо-газоснабжения, осуществляет инженерно-техническое проектирование. 

Несмотря на то, что давать показания Анна Подгорная пришла только сейчас, в суде ее фамилия звучала довольно часто. По словам начальник департамента архитектуры и строительства Алексея Макарова уже после своего увольнения Анна Подгорная приходила в мэрию «решать вопросы Аминова».

Ее же супруг, представляющий интересы Рината Аминова на Градостроительном совете, Павел Подгорный, впрочем, это утверждение не подтверждал. 

«Моя супруга на Аминова не работает, мой труд также Аминовым не оплачивался», — подчеркивал Подгорный, давая показания. 

Сама же Анна Подгорная свои отношения с Ринатом Аминовым описывает словами «приходилось общаться по работе». Отношения с Иваном Кляйном она характеризует как «начальник — подчиненная».

«Как таковых конфликтных отношений нет. Хотя Иван Григорьевич — строгий руководитель. Достаточно часто применял взыскания и ограничивал в премии», — говорит она. 

«В Генплане проблемы развязки нет»

Опрос Анны Подгорной начинается с вопросов прокурора про санитарно-защитные зоны. Свидетельница поясняет, что четко в законодательстве не прописано, как именно регулируются СЗЗ и как именно они прекращаются. 

«Поэтому возникали различные толкования, возникали споры и в том числе судебные разбирательства», — говорит она. Свои слова Подгорная иллюстрирует примером: в 2013 году был судебный спор о том, что жилой объект размещается в 300-метровой СЗЗ предприятия «Дорожное». В ходе суда исследовали радиус выбросов и оказалось, что фактически выбросы были на территории меньше нормативной СЗЗ. В итоге суд отказал в иске на запрет строительства жилого дома.

Описывает Подгорная и работу с системой ГеоКад. Она подтверждает, что действительно данные, внесенные в эту систему, периодически расходились с данными Роспотребнадзора. Отвечая на вопрос прокурора о том, есть ли СЗЗ у предприятия, которое фактически не осуществляет свою деятельность, Подгорная говорит следующее:

«Нам нужно было письмо от Роспотребнадзора о прекращении действия СЗЗ. То, что предприятие прекратило свою деятельность, не означает, что оно ее не возобновит. Поэтому без их письма мы ничего сделать не могли».

По ее словам, СЗЗ Радиотехнического завода должна была быть отражена на Генплане Томска, несмотря на то, что свою деятельность завод фактически не вел.

«Генплан готовился несколько лет и, наверное, на тот момент деятельность завода еще не была завершена», — поясняет Анна Подгорная.

Она вспоминает, как шла работа над проектом Рината Аминова. Анна Подгорная несколько раз консультировала его представителей, объясняла, какие документы нужно подготовить. А когда проект был внесен в департамент архитектуры и строительства, приняла решение проект поддержать.

«Во-первых, основным принципом генерального плана был вывод предприятий из города. Поэтому как только инициатива от собственника производства поступала в департамент, то она приветствовалась. Относительно транспортной доступности. Архитектором был проведен подробный анализ транспортных потоков, он подсчитал, сколько времени требуется, чтобы доехать до центра города. По моему мнению, этой проблемы транспортной доступности вообще не существует, так как в генеральном плане была предусмотрена транспортная развязка. Более того, уже шла работа по реализации прокола на 76-м километре», — говорит Подгорная.

По ее словам, Мокрушинский переезд в плане транспортной доступности мало чем, отличался от Степановки или улицы Энтузиастов.

«Время прибытия укладывалось в рамки», — подчеркивает она. Так же, к плюсам проекта она относит и то, что в микрорайоне было предусмотрено строительство сада и школ.

В ходе своего рассказа Анна Подгорная подчеркивает, что транспортная проблема была проблемой власти, а не инвестора. А чтобы ее решить, нужно просто реализовать Генплан

«Проблема транспортной доступности не является проблемой инвестора никак. Это является проблемой власти различных уровней. Планировать, проектировать и строить — это задача органов власти. Нам нужно было принимать какие-то меры для реализации Генплана. Наверное, нам нужно было стучаться в администрацию Томской области, изыскивать средства на проектирование, строительство, иначе никакого развития не будет и так все будет колом стоять, — говорит она. — Генеральный план эту проблему разрешил. Он предусмотрел строительство развязок: Южной площади, Транспортной площади, на 76-ом километре, малого транспортного кольца. И если бы эти решения были реализованы... Вопрос только в следующей стадии — стадии реализации», — считает Подгорная.

В Генплане это действительно все есть. Только денег на реализацию этих проектов нет. По оценкам на решение вопроса с транспортной доступностью Мокрушина и Степановского микрорайона, нужно было потратить от 5 до 7 млрд рублей. «В бюджете Томска таких денег не было никогда», — отмечал Иван Кляйн ранее.

О том, что открытие развязки на 76-ом километре фактически не улучшило ситуацию в Мокрушинском микрорайоне, ранее также говорили и другие свидетели. По словам Ларисы Сороковой, с улиц Мокрушина и Нефтяной выехать до 9.30 невозможно.

«Иван Григорьевич приглашает меня к себе в кабинет....»

Но вернемся к проекту, предложенному Ринатом Аминовым. Члены комиссии по землепользованию и градостроительству этот проект поддержали. Затем проект был представлен на заседании городской Думы. После этого события, по словам Подгорной, развивались следующим образом:

«Иван Григорьевич приглашает меня к себе в кабинет. Он сказал: что вы там творите, депутаты на Думе вопрос поднимают и вообще, какое может быть изменение зонирования, какое может быть жилье, если рядом планируется развитие предприятия «Томского пива», — говорит экс-начальник департамента архитектуры и строительства в суде. — Мне было сказано, что я получу письмо о том, какая там ведется деятельность и что при принятии решения это необходимо учесть и внести все необходимые изменения, в том числе в систему «ГеоКад».

Подгорная утверждает, что говорила Ивану Кляйну о том, что с точки зрения комиссии препятствий для изменений зоны нет. 

«Иван Григорьевич сказал, что подписывать положительное решение он не будет и сказал готовить отказ. На чем основывать отказ, мне, честно говоря, было непонятно, мне было сказано, что там существует проблема транспортная, существующие детские сады не обеспечат местами детей нового микрорайона и мне было сказано указать наличие существующих в генеральном плане нормативных санитарно-защитных зон. Я возражала, говорила, что все эти основания для отказа были проработаны на стадии подготовки и по сути своей не являются законными», — говорит Подгорная.

При этом, она отмечает, что «Иван Григорьевич просто так ни один документ не подписывал. Он тщательно все вычитывал».

Автор:  Валерий Доронин

В итоге Ринату Аминову в изменении территориальной зоны отказали. Он подал иск в суд, но потом встретился с Иваном Кляйном и забрал иск, согласившись разработать проект планировки территории. При разработке проекта планировки территории и выяснилось, что приграничная территория «Томского пива» относится к санитарно-защитной зоне третьего класса опасности.

«От «Томского пива» поступило письмо о том, что на территории завода осуществляется деятельность, относящаяся к третьему классу опасности. Мне было сказано - учтите эти данные при дальнейшем планировании и внесите в базу. Хотя вопрос о том, что за деятельность там ведется, в письме указано не было. Сама по себе деятельность третьего класса в промышленной зоне запрещена. Откуда взялся третий, было непонятно и, к сожалению, выяснить мне это так и не удалось», — говорит Подгорная.

По ее словам, она неоднократно пыталась узнать, что именно за деятельность ведется на той территории. Однако ясного ответа ни от Роспотребнадзора, ни от «Томского пива» не получила.

«Тут все очевидно, — отвечает Подгорная на вопрос прокурора о возможных причинах действий Кляйна. — Видимо, это связано с дальнейшим развитием «Томского пива». В санитарно-защитной зоне не должно быть жилья. Аминов запланировал строительство жилья, а потом мы хотим развивать деятельность «Томского пива», тогда это будет невозможно. Это ограничит будущую деятельность предприятия».

В целом, экс-чиновница считает, что санитарно-защитные зоны сами по себе не являются основанием для препятствования в переводе промышленной зоны в зону общественно-жилого назначения.

«Зона ОЖ предусматривает размещение не только объектов жилого назначения, но и объекты, которые могут находиться в санитарно-защитных зонах. Также защитная зона может быть сокращена. Такой пример у нас был с территорией «Сибэлектромотора», — пояснила свидетельница.

Подгорная говорит, что в мэрии существовал «общий фон» того, что Иван Григорьевич связан с «Томским пивом». Прокурор просит озвучит конкретные факты:

— Мне было поручено организовать подготовку разрешительной документации для строительства газопровода к площадке на Мокрушина. Я еженедельно проводила встречи со всеми участниками процесса — с землеустроителями, проектировщиками. Была задача — организовать работу по изготовлению исходно-разрешительной документации до получения разрешения на строительство. Строго с меня это спрашивали.

— Кто спрашивал?

— Иван Григорьевич. Как продвигается, как быстро. Мне несколько раз делались замечания, что это долго, что мы саботируем процесс.

— А вообще касался этот вопрос деятельности администрации?

— Подготовить исходно-разрешительную документацию какому-либо предприятию: нет.

Говорит Касперович и про другие случаи. Например, департамент согласовывал места размещения квасных бочек.

— Также мэр просил принять сотрудников «Томского пива» и оказать им консультацию: как правильно подать заявление, какие документы приложить», — говорит свидетельница.

— Проявлял ли Кляйн какую-то личную неприязнь к Аминову?

— Высказывалось недовольство по поводу того, что Ринат Аминов пишет жалобы, обращается в суд, в прокуратуру. Иван Григорьевич был недоволен этим фактом.

Второй эпизод обвинения

Во время дачи показаний Анна Подгорная пользуется рукописными заметками, чтобы структурировать «хронологию». Говорит четко, мало сбиваясь. Заседание продолжалось больше трех часов, был взят всего один 15-минутный перерыв.

И, как раз после перерыва, прокурор переходит ко второму эпизоду обвинения, который связан с покупкой участка земли Светланой Кляйн по цене ниже кадастровой стоимости.

По ее словам, о том, что Светлана Кляйн планирует приобрести один из земельных участков на улице Пастера Подгорная узнала от самого Ивана Кляйна.

Рассказывает о том, что мэрия занималась работой по формированию порядка 10 земельных участков в 2015 году. Составлялась схема земельных участков. О том, что на один из земельных участков претендовала дочь Ивана Кляйна, свидетель знала от самого мэра.

«Мэр пригласил меня и сказал, что надо организовать процедуру оформления земельного участка его дочери. Было дано задание организовать процедуру предварительного согласования, подготовить соответствующие документы. Это произошло в кабинете у мэра в мае 2015. Надо было делать "быстрей-быстрей", потому что начинался благоустроительный сезон. Меня все время подгоняли, — утверждает Подгорная.

Автор:  с сайта администрации Томска

При этом она замечает, что участки на улице Пастера представляли интерес только для конкретных людей, чьи участки были смежными со вновь образованными участками.

По ее словам, Иван Кляйн стремился избежать торгов, процедура предварительного согласования только внедрялась и поэтому активности у людей не было - не обращали внимания на информацию, опубликованную в рамках процедуры.

Подготовку документов Подгорная доверила консультанту Любови Климовой.

«Климова написала и зарегистрировала заявление от заинтересованного лица самостоятельно. Из-за спешки вопрос о рассмотрении заявления был включен в протокол ранее состоявшейся комиссии. В течение месяца с момента регистрации мэр с определенной периодичностью интересовался решением этого вопроса, сетовал на то, что это долго», — говорит Подгорная.

В результате на торги никто не заявился, Светлана Кляйн приобрела участок по кадастровой стоимости.

«При постановке на учет, межевании и выполнении прочих процедур я отчитывалась за каждый шаг. Мэр полностью отслеживал данный процесс», — говорит она.

Вопросы у прокурора заканчиваются. Теперь спрашивать будут адвокаты. Но уже на следующем заседании.

Поддержи ТВ2!