Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. Алексей Навальный: У нас избирательная кампания, а не партизанское движение
Истории

Алексей Навальный: У нас избирательная кампания, а не партизанское движение

ТВ2 Юлия Корнева

*Штабы Навального внесены Росфинмониторингом в перечень организаций, причастных к терроризму и экстремизму 30 апреля 2021 года

Репортаж ТВ-2 об открытии предвыборного штаба Алексея Навального в Новосибирске. В Томске штаб Навального будет открыт 17 марта.

Автор:  Лидия Симакова

Предвыборные штабы в Крыму и в Чечне не планируем открывать.


— Одна из задач избирательной кампании, мы хотим вернуть политику в регионы, хотим чтобы регионы влияли, чтобы активно участвовали в избирательной кампании, а у нас 20 лет выбирает только Москва.


В этом смысле Новосибирск сейчас передовой город, когда я вижу, что у вас на морозе митинги о проблемах ЖКХ собирают больше народу, чем в Москве. Вот то же ЖКХ - это проблема, которая не может быть решена никаким другим методом, кроме президентских. выборов и смены власти в стране. Ведь у вас же формально оппозиционный мэр города, но когда этот формально оппозиционный мэр голосует за повышение тарифов ЖКХ на 15-20 процентов — это показывает полный отрыв власти от народа. Мы абсолютно убеждены что в регионах мы найдем большую поддержку и что здесь, в сердце России, мы сможем наращивать и организовывать тот уровень политического давления, чтобы заставить власть в стране регистрировать независимых кандидатов, меня в том числе, но это не исчерпывается только мной.


У нас сейчас очень большое количество волонтеров записалось: 405 человек, готовых бесплатно работать. Две с половиной тысячи подписей они уже собрали, всего нам нужно собрать 7500.

Мы покажем всем: самим себе, волонтерам, власти — что мы будем вести настоящую избирательную кампанию, то что в России никто не делает. Потому что результат ясен, проценты ясны, распределение мест известно, ну вроде зачем что-то делать. Но мы так не считаем и мы эту ситуацию собираемся изменить.

— ТВ-2, Томск: будете ли вы организовывать штаб в Крыму?


— В Томске вашу прекрасную телекомпанию закрыли, но вас все-равно интересует Крым. Мы будет проводить кампанию везде. И нам достаточно пишут из Крыма. Что касается открытия штаба пока решения нет, но уровень полицейского противостояния и полицейского прессинга в Крыму таков, что там арестовывают всех подряд за что угодно. Поэтому пока в Крыму и в Грозном штабы мы открывать не планируем. Потому что туда можно инвестировать любое количество усилий, там можно получить поддержку, но там не будет у нас никаких голосов, потому что там тотальная фальсификация.


— Как известно Путин категорически отказывается участвовать в дискуссиях. А вы что-либо делаете, чтобы все-таки заставить его участвовать в дискуссиях или вы окончательно утратили на это надежду?


— Я никогда не утрачиваю надежду. Иначе меня бы здесь не было. Здесь я разговариваю с вами в том числе для того чтобы заставить его участвовать в дискуссии. Да, я требую, чтобы он поучаствовал в дискуссии не только с вами, но и с мной. Например на тему тех же тарифов ЖКХ. Например, на тему вашего четвертого моста через реку, который то стоил 93 млрд, потом его стоимость упала до 50 млрд — ну как это так туда-сюда 40 млрд? Эта та дискуссия, в которой должен участвовать президент, но он ее избегает. Но вы же знаете анекдот, который ходит среди журналистов в Кремле, что он же никогда даже моей фамилии не называет: этот господин, он, еще куча каких-то эвфемизмов.

Мои уголовные дела


— Когда открывал штаб в Санкт-Петербурге — это было еще до решения Кировского суда и мне задавали аналогичный вопрос: а каким как вы считаете будет решение? Я тогда сразу сказал, что приговор будет обвинительным, это даже не обсуждается. Ну, не для того у нас в России фабрикуются дела, чтобы потом в суде человек мог триумфально оправдаться. Нет никаких сомнения, что в апелляционной инстанции приговор устоит. Так же как нет сомнения что мы этот приговор отменим в Европейском суде по правам человека. И я думаю, что это может случиться даже до формального объявления президентской компании. Да, действительно, мы обжалуем решение в конституционном суде. И закон абсолютно на нашей стороне.

Я еще раз призываю вас посмотреть конституцию, где четко написано: запрещается баллотироваться только тем, кто находится в местах лишения свободы.Право в целом на нашей стороне, мораль на нашей стороне. Мы даже не обсуждаем этих вещей. Всегда есть какие-то уголовные дела на меня. С 2010 года у меня не было момента в жизни, чтобы не было какого-то уголовного дела.

Был момент, когда во времена пика протестной активности в Москве, за неделю против меня возбудили четыре уголовных дела. Поэтому мы точно не собираемся ставить нашу политическую кампанию в зависимость от того, какие они там еще изобретут против меня новые уголовные дела . Мы понимаем отлично — эти люди защищают свои миллиарды долларов, которые они получают нелегально и даже легально — они любые дела изобретут. Но мы для этого и идем в политику, чтобы изменить систему.

Судебная реформа: не должно быть телефонного права


Судебная реформа — это приоритет. Без реформы не случится ни одна реформа вообще. Мой любимый пример. У нас сейчас председатель верховного суда Лебедев — он утверждал приговор «Пусси Райт» за то, что они танцевали . И он же, будучи судьей районного суда, отца журналистки Зои Световой в 70-ые годы приговорил за то, что тот распространял Библию. Один и тот человек посадил и за то что танцуют в церкви, и за то что распространяют Библию.

Наша судебная система это сборище лицемеров, которые принимают любые решения, что им говорят по телефону.

И кроме того они чудовищно непрофессиональны. Кто такой судья сейчас? Этот человек закончил заочный институт, он не понимает ничего в праве, его просто научили каким-то процессуальным вещам и тому самому телефонному праву. Так что судебная реформа — ключевая вещь. Мы должны отменить систему, когда администрация президента назначает судей и руководит всеми квалификационными комиссиями, мы должны изменить систему набора судей, чтобы они не только из секретарей шли в судьи, систему диктата председателей судов, которые распределяют дела между судьями и превращают их в рабов.

Агенты госдепа, Трамп - наш и Сирия.


— Содержательной дискуссия на федеральном уровне нет, вот они и будут ходить и говорить, что мы агенты Госдепа. Но вы федеральные каналы смотрите — там этот сплошной Госдеп, там Трампа больше, чем Путина сейчас, это они сейчас агенты Госдепа.


— Алексей, а вы бы с Трампом сработались?


— А почему бы нет, он вроде хочет наладить отношения. Не очень понятно какие, правда. Да, я со всеми сработаюсь. Если страна проводит миролюбивую политику, если усилия страны направлены на внутреннее развитие, а для меня это приоритет. Я хочу быть президентом для Новосибирска, Москвы и Томска, а не для Трампа и выступления на Большой двадцатке. У нас страна не заселена, у нас население сокращается, у нас 25 процентов людей живут ниже прожиточного минимума. Вот о чем должна болеть голоса у Кремля. А у них Аллеппо и Сирия.

Прозрачность избирательной компании


— На избирательную кампанию нужно собрать около 150-200 млн рублей, сейчас мы собрали около 21 млн. Я хочу добавить, мы давно установили стандарт самого прозрачного в смысле финансирования политического движения. И наш штаб намеревается этого стандарта придерживаться. Вы четко знаете, откуда эти деньги, это жертвователи, мы пофамильно называем людей, которые вносят самые большие пожертвования. Самое крупное сейчас, по- моему, это 300 тысяч рублей. Мы говорим, какие у нас бюджеты, какие у нас зарплаты, у нас белые договоры, мы платим со всего налоги. И мы не сомневаемся, что благодаря этому мы сможем собрать деньги именно с людей.

Мы, конечно же, не откажемся, если завтра придут какие-то крупные жертвователи, однако хорошо понимая политическую ситуацию в стране, рассчитываем в первую очередь на небольших доноров, которые будут вносить суммы в районе 500 рублей. Я напомню, что в 2013 году, во время мэрской компании, мы собрали 105 млн рублей таких пожертвований за три месяца. Поэтому у нас нет сомнений, что мы сможем профинансировать таким же образом и президентскую кампанию.

Вы видите это помещение в центре города, мы легально его арендуем, мы ни от кого не прячемся . У нас избирательная компания, не партизанское движение. Понятно, власть нас ненавидит, понятно, она сделает все, чтобы я не зарегистрировался. Понятно, что они сделают все, чтобы заблокировать информацию о нас. Но на сегодняшний момент с каким-то прямым противодействием мы пока не сталкиваемся и очень этим удовлетворены. Потому что, еще раз повторю — это не партизанское диссидентское движение. Это настоящая большая политическая кампания.

Поддержи ТВ2!