3D-Андрей:
томский грузчик
и его страсть
к трехмерной печати
Исследование ВЦИОМ за 2020 год показывает, что значимость изобретения 3D-принтера признают 15% россиян. В 3D печатают клапаны сердца, космические спутники, защитные экраны для врачей и жилые дома. Вместе с этим 3D-принтинг развивается как хобби благодаря доступности оборудования. Людей с таким увлечением стали называть мейкерами. Это про вас, если занимаетесь материально-электронными проектами или делаете что-то своими руками.
Разговор
на фоне
жужжания

– «Если вы достаточно безумны, чтобы заниматься делом, которое любите – вы обречены прожить жизнь, полную смысла [Герберт Келлехер, американский бизнесмен]», – это высказывание мотивирует? — объясняет мне 3D-мейкер Андрей Божков.

– Нужно быть безумным?

– Нет. Вот 3D-печать – моё хобби. А если бы она была еще и моей профессией, если бы я этим на хлеб зарабатывал, у меня была бы жизнь, полная смысла. А я грузчик. Я таскаю грузы.
Фото Дарьи Гришановой
«Гугл вывел» Андрея Божкова на 3D-принтер, когда он захотел скопировать одну деревянную хлебницу. Увидел ее на мини-базарчике Подмосковья, и все – не выходила из головы.

– Полгода думал и купил китайский дешевый принтер тысяч за 13-14. Пришел он в разобранном виде, часть деталей сломаны. Собрали, жена помогала. Сначала ничего не получалось – пока все настроил, в компьютере программы изучил. Все на английском! Освоил, начал печатать. Но процесс этот долгий, шумный, потому и стоит машина на кух­не.

– А хлебницу-то скопировали?

– Не стал. Мне АBS пластик пришел, он с пищевыми продуктами не контачит. А потом само собой отпало. Когда понял, что можно что-то более интересное делать.
Андрей печатает сувенирные фигурки – в виде животных-символов года, героев мультфильмов, ангелов, бюста Путина. Декор для дома – шкатулки, вазы, абажуры, и модели архитектурных сооружений.
Из пластика, светящегося в темноте, мейкер сделал каркас для люстры.

«Люди спросят: «А сколько эта красотища стоит?» Ну, говорю, сколько. Раньше отвечали «дорого» или «не дорого», а теперь на другое разговор переводят... Они скорее на продукты питания потратятся, чем на такое. Многие сейчас с этим коронавирусом просто стали хуже жить. Посмотрите: рыба по цене мяса! Обычная дешевая рыба».
Любой пластик
за ваши деньги

Шумиха по поводу новизны 3D-печати улеглась уже давно, поэтому напоминаем, что это вообще такое.

3D-печать – создание трехмерных объектов путем нанесения материалов слоями. Так, как задано в цифровой 3D-модели этого объекта. Для обычного струйного принтера покупают картриджи с чернилами, а для 3D-принтера — филамент. Это нитеобразный пластик различного химического состава.
Этот замок Андрей напечатал с помощью пластика
на основе экстракта кукурузы.
«В интернете говорят, что это экологически чистый пластик. Во влажной среде разлагается лет за 7-8. Этому замку года 4, и он уже там, где тонкие стенки, начинает выкрашиваться. PLА пластик тоже экологически чистый, разлагаемый. PETG пластик – материал, из которого делают бутылки. SBS – вообще уникальный, в медицинских целях используется…».

Первое время Андрей покупал филамент местного производства в Томске: «Кстати, у нас его выпускают!». Но теперь, говорит, на заказ дешевле.

«В Томске один килограмм стоит примерно 2000 рублей, а если заказывать из Нижнего Новгорода – 750 рублей за килограмм получается. Да и большие катушки тут не делают».

При этом первый в России 3D-принтер для печати керамики придумали в Томске. Космический 3D-принтер тоже в Томске. Первая в мире 3D-ручка – вишенка на торте томских 3D-открытий. Для мейкеров из народа открытий не позволительных.

«Житейские проблемы у людей. Государство вогнало в огромные кредиты. Поэтому люди не могут посвятить себя и часть своих средств на увлечение. Заняться тем, чем хотят. Я, может, процентов 40 своей зарплаты отдаю этому принтеру».
Любимая
нервоистребляющая
машина

– Ну, расскажите про этого монстра.

– Да нет, это не монстр. Это нервоистребляющая машина. Ложишься спать ночью, а он печатает. Моторы постоянно гудят, и они не гудят монотонно, а то одним звуком, то другим. Он то рычит, то пищит, то визжит. Это очень мешает.
«А вообще, если он, как человек, то южный.
Не любит сквозняков. Горячий».
«От старого китайского принтера остались только стол, экран и моторы. Акриловая рама не выдержала моих запросов, и я нашел металлическую. Пересобрал».

Мы застали «машину» за печатью детали для модели паровоза. Один слой – 0,25 мм, 1 мм – четыре слоя. На печать одной такой детали уходит примерно час.

«Жаль, что сам в черчении слаб – приходится брать модели из интернета. И что это будет американский паровоз, а не наш, российский. Вот на пенсию пойду [Андрею 51 год], тогда сделаю свою модель».
«Аля у меня говорит всегда: «Что ты перед ним сидишь? На что ты там смотришь?». А я просто сижу и смотрю, как он все это делает. Взрослый человек, а сижу и думаю: «Сделали же китайцы такую машину». Конечно, я никуда не улетаю, когда смотрю, как наркоман. Просто мне интересно. Нравится. Я могу целый день так сидеть. Если сломался, не успокоюсь, пока не настрою. Сейчас опять надо подшипники менять».
Настольная версия Нотр-Дам де Пари, напечатанная на 3D-принтере по частям и собранная Андреем.
В прошлом столяр, Андрей мечтает построить Нотр-дам из дерева: «Да такой, чтоб в него заходили, как в веранду. В человеческий рост. И на Дне топора выставить. Но для этого нужно сделать машину, управляемую компьютером – ЧПУ фрейзер, нужны помещение и пиломатериал. А это деньги немалые. Мечта – есть мечта. Сбудется, не сбудется?».
Текст, фото и видео: Дарья Гришанова