Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. 32 сонаты Бетховена в шесть лет
Истории

32 сонаты Бетховена в шесть лет

ТВ2 Виктория Мучник

32 сонаты Бетховена Дмитрий Юдин сыграл, когда ему было 6 лет. Об этом нам рассказал папа Дмитрия Александр, который приехал вместе с сыном на гастроли в Томск. 

В 6 лет, конечно, это было ещё не исполнение. Первую по счёту сонату Бетховена Митя сыграл, кажется, через пару лет, точно уже не помню,— рассказывает Александр Юдин. — Но благодаря этому 6-летнему опыту и отличной памяти он мог сыграть начало первой части (а часто и других частей) любой из 32 сонат. Он вообще обожал читать новые ноты, долгое время это был его любимый подарок. Он их читал запоем: проснувшись утром, иногда бежал к пианино, ещё не надев штаны. Благодаря этому, кстати, ещё в младшей школе переиграл (для себя, разумеется) весь классический репертуар, поэтому ему было легко разучивать новые произведения в школе.

Автор:  Виктория Мучник
Пианист Дмитрий Юдин с папой Александром Юдиным

Сейчас  Дмитрию 17, он учится в Московской средней специальной музыкальной школе(колледже) им. Гнесиных, лауреат Международного конкурса имени Крайнева и солист Санкт-Петербургского Дома музыки. В Томске Дмитрий исполнил вместе с нашим симфоническим оркестром под управлением Михаила Грановского Концерт номер 5 для фортепиано с оркестром Бетховена и Концерт номер 2 для фортепиано с оркестром Прокофьева. Накануне выступления мы поговорили с юным пианистом об учебе в Гнесинке, трудностях подросткового возраста, Познере и Дуде.

– Дмитрий, ты принимал участие в мастер-классах таких известных пианистов, как Евгений Королев, Виктор Деревянко, Борис Березовский. Чья манера исполнения тебе ближе всего?

– Есть, конечно, пианисты, которыми я восхищаюсь, на которых я пытаюсь равняться, у которых учусь, но я стараюсь не создавать себе кумиров. Среди тех, кем я восхищаюсь, можно назвать Гилельса, Соколова, Березовского. Среди молодых музыкантов это ученик моего педагога Юрий Фаворин. Я стараюсь у него учиться.


Что касается моей манеры исполнения, то мне ее пока трудно описать. Все говорят, что у меня разумное начало превалирует над эмоциональным. Может быть. Но я меняюсь и не могу фиксировать, где и какая у меня манера исполнения. Я играю, как чувствую. Мне, например, ближе Борис Березовский.

– А как началось твое увлечение музыкой? Я знаю, что родители у тебя не музыканты.

– Да, это так. У меня мама и папа переводчики. Но если быть точным, то мой прадедушка имел некоторое отношение к музыке. Он учился даже в консерватории некоторое время. Но из-за революции ему пришлось музыку бросить. А дед мой стал математиком, но вплоть до окончания университета он колебался, кем ему быть — музыкантом или ученым. И хотя в итоге он выбрал профессию математика, всю свою жизнь он любил музыку и постоянно музицировал в кругу семьи. Поэтому какие-то предпосылки к тому, чтобы я стал пианистом, были.


Как мне рассказывают мои родители, я с раннего детства любил слушать музыку и в три года пытался дирижировать. Они это заметили и решили отдать меня в музыкальную школу. Но в 4 года педагог сказал, что немножко рановато, и меня тогда отдали к сольфеджисту Вадиму Абрамовичу Березовскому, отцу знаменитого пианиста Бориса Березовского. У него я прозанимался год, и тогда мой педагог Лидия Александровна Григорьева взяла меня в свой класс. Так вот с пяти лет у нее и учусь.

Автор:  фото со страницы ВКонтакте музыкального училища имени Гнесиных
Лидия Григорьева, педагог пианиста Дмитрия Юдина

– Сколько в среднем в день у тебя уходит на занятия музыкой?

– По-разному. В 5 лет было не больше часа в день, сейчас в среднем по три часа в день. Иногда бывает меньше, а иногда перед ответственными выступлениями, перед конкурсами бывает и по 6 часов в день приходится заниматься.

– Как ты проводишь свободное время? Оно у тебя есть?

– Да, конечно. Я очень люблю кино. Разное. Последнее время люблю фотографию. Недавно мне подарили фотоаппарат, и я даже сам пытаюсь что-то снимать. Но больше мне нравится ходить на фотовыставки, последнее, что я посмотрел - это выставка японских фотографов в Мультимедиа арт-музее. Если говорить, чем мне нравится фотография, то, наверное, тем, что она более социальная, чем живопись. Живопись — это больше фантазия художника, баланс реальности и воображения, а в фотографии главное — постановка кадра. Реальные события могут отображаться по-разному благодаря почерку фотографа.

– А можешь ли ты, как большинство твоих сверстников, зависать во ВКонтакте, других социальных сетях?

– Конечно! У меня есть страничка во ВКонтакте, и я там постоянно общаюсь с друзьями.

– А знаешь ли ты, кто такие Данила Поперечный, Oxxxymiron? Тебе это интересно?

– Я не очень люблю элитарность. Любое проявление элитарности больше говорит об узости человека, чем о каких-то высоких помыслах. Поэтому я считаю, что нужно смотреть и слушать разную музыку, разные передачи, в том числе и рэп, и юмор. Я знаю, кто такой Данила Поперечный, но не его фанат. Одно время я смотрел программу Урганта довольно часто, мне нравился его юмор. Я люблю еще программы Владимира Познера. Мне нравится наблюдать, как происходит общение между людьми.

– Все твои ровесники смотрят Дудя, а ты Познера?

– Я совершенно не отрицаю Юрия Дудя, но мне не очень нравится его манера ведения разговора. Он старается вывести собеседника на чистую воду, а мне кажется, что это совершенно не обязательно делать. Люди бывают разные — есть такие, у которых накопилась настолько толстая броня, что они могут не реагировать на его агрессивные посылы. А Познер дает больше воздуха своим собеседникам. Я сравнивал начало программ Дудя и Познера. Дудь начинает всегда резко, а Познер, пока представит гостя, введет в курс дела, и у него получается постепенный вход в разговор. Познер своей дипломатичностью нравится больше.

– В Томске ты исполняешь Сергея Прокофьева. Один из самых сложных  концертов для исполнения. Долго готовился?

– Если честно, то интенсивно я начал его учить в конце февраля. Сегодня я первый раз буду играть и Бетховена, и Прокофьева с оркестром, и, конечно, для меня это серьезная задача. Мне очень нравятся эти концерты, но они достаточно трудные оба. Для меня это очень важный опыт еще и потому, что я играю с оркестром. Я уже играл с саратовским оркестром, на разных конкурсах, когда доходил до финала, играл с разными оркестрами. С оркестром Санкт-Петербургского музыкального училища имени Н. А. Римского-Корсакова я довольно-таки много играл, с ним у нас были гастроли по Прибалтике. Какой-то опыт у меня есть.

Автор:  Игорь Волк
Дмитрий Юдин и Михаил Грановский

Михаил Грановский, художественный руководитель и главный дирижер Томского академического симфонического оркестра:


Сомнения, выдержит ли, сможет ли молодой пианист взять такую нагрузку, были развеяны на первой репетиции. Прекрасная школа, прежде всего. Ощущение прикосновения к материалу, глубина прочтения - все говорит о том, что через пару-тройку лет мы будем слышать эту фамилию - Юдин - на лучших концертных площадках.

– Тебе сейчас 17 лет. Только-только прошел возраст, который называют переходным. Каким он у тебя был?

– Иногда я специально шел вразрез с тем, что мне говорили, хотя это были правильные вещи. Я не соглашался с педагогом, с родителями, мог что-то наперекор им не делать. Где-то в глубине души я понимал, что они правы, но все равно не делал так, как они говорили мне. В какой-то период я стал меньше заниматься музыкой. Сейчас, мне кажется, что все прошло.


У нас совершенно замечательная школа. Мы можем иногда ссориться, ругаться, но мы всегда находим общее понимание. Педагоги у нас очень терпеливые и я бы даже сказал демократичные. Мне со школой очень повезло, и я ее очень люблю.

– А как там все устроено, в знаменитой музыкальной школе имени Гнесиных?

– Это школа, которая соединяет в себе общеобразовательные предметы и музыкальные. К общеобразовательной программе у нас относятся снисходительно, основной крен, конечно, на музыку. В школе созданы все условия для того, чтобы не мешать людям заниматься музыкой. Это очень хорошая система, в которой лично мне очень удобно.


В девятом классе при переходе в колледж, когда мы сдавали ГИА, общеобразовательная нагрузка у нас была больше. После того как мы сдали экзамены, на общеобразовательную программу по большому счету учителя закрывают глаза. Музыка становится главной.

Автор:  Игорь Волк
Концерт Дмитрия Юдина в Томске

– Возвращаясь к семье. Тебя часто просят дома сыграть что-то для друзей?

– Довольно часто просят, когда к нам приходят гости. У нас есть традиция на праздники приглашать друзей. Их у нас немало. И мама просит, и друзья просят, и это как-то по-домашнему, по-семейному получается.


Моя мама очень любит Моцарта, и я хорошо понимаю – почему. Когда целыми днями суета, то остановиться на гармоничном Моцарте хорошо для всего. И для нервной системы тоже.

Автор:  Игорь Волк
Дмитрий Юдин с Томским симфоническим оркестром

Художественный руководитель Томской областной государственной филармонии Дмитрий Ушаков:


Сыграть два таких разных концерта – это серьезная задача, которая под силу не всякому даже концертирующему музыканту. Концерты Бетховена и Прокофьева — это концерты в разных стилях и из разных эпох. Есть произведения, которые более эффектно получаются в молодом возрасте. Возьмем Пятый концерт Бетховена. Если смотреть на его виртуозную часть, бравурные пассажи, то, конечно, чтобы их эффектно сыграть, так, чтобы музыка разлеталась, как пена от шампанского, то, конечно, здесь нужен молодой музыкант. Для того чтобы концерт приобрел философическое звучание, то здесь уже нужен жизненный опыт. 


Сейчас есть общий тренд, когда серьезные произведения начинают исполнять все в более и более раннем возрасте. Лет 20-30 назад такой концерт, как только что мы послушали, был просто немыслим. Это не норма, но это возможно. Все в нашей жизни ускоряется.


И на мой взгляд, Прокофьев сегодня у Дмитрия Юдина был более убедителен, чем Бетховен. Потому что он был близок пианисту по возрасту. Прокофьеву было 22 года, когда он написал этот концерт.  Он любил в музыке похулиганить. Он любил эпатировать публику. И то, что мы услышали Второй концерт Прокофьева в молодой интерпретации, получилось очень аутентично.

Поддержи ТВ2!