Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. 1917 год. Пепелище вместо роллердрома.
Истории

1917 год. Пепелище вместо роллердрома.

ТВ2 Алексей Багаев

Сто лет назад пожар в Томске уничтожил уникальный спортивный объект. Сибирским самогонщикам объявили очередную войну, а пушной промысел вновь стал выгодным делом. Хроника вековой давности о самых интересных событиях января.

Первый месяц 1917 года в Томске был снежным, но не очень холодным. В середине января наблюдались относительно мягкие температуры от -3 градусов до -25. Глубина снега в черте города достигала 60 см, а в некоторых удаленных от центра районах превышала один метр. Уборка улиц и вывоз снега нареканий со стороны горожан не вызывали.

Поздним вечером 17 января (все даты приведены по старому стилю) сильный пожар полностью уничтожил здание скетинг-ринг манежа. Огромный развлекательный комплекс размещался на углу улицы Дворянской (ныне ул. Гагарина) и переулка Ямского (ныне пер. Нахановича) как раз напротив помещений редакции и типографий «Сибирской жизни». Сотрудники газеты стали очевидцами происшествия.

Огонь очень быстро охватил деревянное здание. Из редакции была вызвана пожарная команда, которая прибыла на место через 15 минут. Огнеборцам не удалось спасти строение. Причиной пожара стала плохая печная система и несоблюдение правил пожарной безопасности, за что владельцев часто штрафовали.

Скетинг-ринг был открыт в январе 1914 года. Жительницы Томска Гаращенко, Алясина и Лютынская вложили в его постройку более 25 тысяч рублей. Манеж для катания на роликовых коньках мог вместить 200 человек катающихся и 500 зрителей. Главный зал с губернаторской ложей имел три этажа. В здании действовал шикарный буфет, играл оркестр, использовались световые эффекты. Билет в будний день стоил 15 копеек. В цену включался и прокат роликовых коньков.

В Томске неоднократно проводились чемпионаты по скоростному бегу на «колесных» коньках. С гастролями приезжали всемирно известные роллеры и звезды фигурного катания. Подобные спортивные объекты действовали в крупных европейских городах, а в России -  только в Москве и Санкт-Петербурге.

В январские дни 1917 года томский полицмейстер написал очередной рапорт губернатору о соблюдении правопорядка в столице губернии.

Первые недели после новогодних и рождественских праздников прошли благополучно. Ни поножовщины, ни драк, ни особенного пьянства среди простого населения не наблюдается. Это вызвано полным безденежьем и торговым кризисом. Последняя декада января привлекла большое количество публики на городские ледовые катки.

Дела с народной трезвостью и тягой горожан к здоровому образу жизни были не такими благостными, как писал о них полицмейстер. Рапорт сильно отличался от данных, которые содержались в статье «Сибирской жизни» под названием «Надвигающееся бедствие». В тыловых городах разрешалась ограниченная продажа некрепкого вина и пива. Прежде всего -  в ресторанах и аристократических клубах, куда простолюдинов не пускали. Замена алкоголю в виде суррогатов и самогонки нашлась быстро.

Город и деревня легко освоились с положением о запрете продажи и изготовления водки и вина на весь период войны. Богатые классы пьют по прежнему, а бедные и средние слои потребляют самогонку. В деревнях развивается тайное винокурение. Городское население теперь использует аптеки, которые остались вне запретительных мер. Что же делать? Только усиливать карательные меры в борьбе за народную трезвость и рассказывать людям о вреде пьянства.

Во второй половине января 1917 года в стране начинает постепенно оживать политическая жизнь. Несмотря на отсрочку очередного созыва IV Государственной Думы до 14 февраля, в Петроград прибывает большое количество действующих депутатов. Избиратели требовали, чтобы члены парламента в любой момент находились на своем посту. В кулуарах Таврического дворца приехавшие из провинции депутаты проводили консультации и совещания в думских комитетах.

Российский Кабинет министров тоже активизировал деятельность. «Сибирская жизнь» сообщала:

В настоящее время вся работа правительства сосредоточена исключительно на вопросах снабжения армии и населения продовольствием, а также на урегулировании непрерывности транспортного сообщения.

Чтобы понять насколько острыми для страны считались эти проблемы достаточно прочитать еще одну выдержку из газетного материала.


Невероятные объемы мяса были сложены не на складах, а на железнодорожных станциях под открытым небом. Репортер натуралистично описал картину царящей бесхозяйственности:

Для вывоза мороженных туш требуется 100 поездов из 50-ти вагонов. Такого количества составов нет. Мясо клюют и обгаживают голуби, а собаки устраивают в тушах логовища и выводят там щенков. Все это чрезвычайно нервирует обывателей и проезжающих.

Вскоре после этой публикации «Сибирская жизнь» перепечатает заметку из севастопольской газеты «Русская воля» с заголовком «Без мяса». Вот о чем писало крымское издание:

Не только Севастополь, но и все города Крыма переживают мясной кризис. Земство ввело недельную норму душевого потребления в четверть фунта мяса на человека (примерно 100 гр.). Мяса достать нельзя, за ним стоят длиннейшие очереди и значительная часть крымчан обречена на безубойное питание.

Итоги скандальной теме подвел постоянный автор «Сибирской жизни» под псевдонимом Ветлужский. Он разместил в колонке «Рифма дня» сатирическое стихотворение.

17 января 1917 года в Томске застрелился профессор Технологического института Лев Тове. Перед роковым выстрелом он оставил записку:

Для пользы дела должен поторопиться и передать его в более надежные руки. Желаю успеха, чтобы все шло быстрее.

Что же заставило выдающегося ученого и преподавателя в области горного дела и рудного производства свести счеты с жизнью? Объяснение можно найти в некрологе, который написал главный редактор «Сибирской жизни» А.В.Адрианов. Он хорошо знал Льва Тове и был в курсе его назначения уполномоченным Председателем особого совещания по топливу. В компетенцию профессора входили вопросы обеспечения углем и дровами территории от Акмолинской области до Иркутской губернии. Адрианов писал:

Укоры и требования потребителей издергали его нервы. Лишили отдыха и сна. Со своим мягким, по детски добрым характером, Лев Львович сжался от холодного дуновения действительности, и … поник. Он ушел надломленный тою грозою, что уже третий год бушует в пространстве Старого Света и прямо, или косвенно унесет еще много жертв.

Из хороших новостей издание отметило возникший интерес к пушному рынку в Сибири. Заготовители подняли закупочные цены на меховые шкурки. После продолжительного перерыва заниматься промысловой охотой вновь стало выгодно.

«Сибирская жизнь» напечатала прейскурант закупочных цен ( за одну шкурку) в Енисейской губернии.

Белка — 52-55 коп.

Колонок — 1руб. 80 коп-2руб.

Горностай — 3 руб.

Рысь — 18-20 руб.

Выдра — 22-35 руб.

Лиса — 25 руб.

Росомаха — 30 руб.

Возросший спрос был вызван тем, что заготовители стали активно скупать пушнину для отправки в Маньчжурию, где крупная американская компания занималась выделкой мехов по новейшим технологиям.

После яркой премьеры картины "Клеопатра" и выступлений оперной дивы Надежды Ван-Брандт, томичи могли посмотреть новое и как всегда грандиозное  представление, но не развлекательного, а патриотического жанра. Обратите внимание на последнюю строчку афиши. Может быть именно на "уморительный шарж" должна была "клюнуть" публика?

Такими выдались еще несколько январских дней для главного города Томской губернии сто лет назад. О других событиях в следующем выпуске хроники 1917 года.

Поддержи ТВ2!