Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. 1917 год. "Марсельеза" и арест томского губернатора
Истории

1917 год. "Марсельеза" и арест томского губернатора

ТВ2 Алексей Багаев

По улицам до полночи, сохраняя всюду порядок, вступая в оживленные беседы со встречными воинскими патрулями, бродила публика. Все говорили об отречении Николая и Михаила Романовых от престола, аресте царских министров, горячо обсуждали грядущие реформы Временного правительства. Так, с верой в будущее, с осознанием важности и исключительности происходящего, город вступил в новую жизнь.

Газета "Сибирская жизнь" очень эмоционально описывала события первых мартовских дней в губернской столице. В публикациях вековой давности рассказывают про митинги, собрания и шествия, которые собирали огромное количество горожан.

А вот о работе временного городского комитета общественного порядка и безопасности в царящем столпотворении, в обстановке революционной эйфории репортеры того времени  рассказывали не очень подробно. Комитет взял на себя управление городом, в котором за годы Первой мировой войны численность населения возросла вдвое (добавились мобилизованные солдаты, военнопленные, беженцы). Задачи пришлось решать непростые.

Надо сказать, новый орган местного самоуправления с первых дней  работы вышел далеко за рамки  прежних муниципальных полномочий. Об этом можно судить по заметкам напечатанных в "Сибирской жизни".

Городской комитет, идя навстречу желаниям томского губернатора Дудинского, признал необходимость устранить его от управления губернией".

Губернского начальника не просто отправили в отставку, а поместили под домашний арест. К губернаторскому дому поставили караул из представителей городской милиции. Встречи с В.Н.Дудинским разрешались только при наличии особого удостоверения.

Сейчас можно найти объяснение столь строгих мер по отношению к губернатору, отставку которого еще не утвердило Временное правительство. 4 марта (все даты приведены по старому стилю) неизвестные осведомители сообщили в Томский комитет общественного порядка о тайном арсенале в здании губернского управления (ныне СФТИ). При проверке в подвальном помещении нашли 96 ящиков с оружием. В 78-ми находились винтовки, а в остальных - револьверы системы «Наган» и патроны.

Почти сразу выяснилось, что оружие поступило на хранение в губернское управление еще в декабре 1916 года и предназначалось для сотрудников земской стражи. Конфискованные винтовки и револьверы передали отрядам городской милиции.

Подозрения в подготовке заговора с губернатора сняли, но к своим должностным обязанностям В.Н.Дудинский так и не вернулся. По инициативе городского комитета для временного управления огромной территорией создали специальный комиссариат. Тайным голосованием, в его состав избрали трех человек: А.А.Барока - члена губернского управления по крестьянским делам, М.А. Воскобойникова - чиновника переселенческого управления, и присяжного поверенного П.В.Вологодского.

Из всех представителей Комиссариата наибольшую известность получит П.В.Вологодский (1867 - 1925). В период гражданской войны  он возглавит Временное Сибирское правительство. При власти адмирала А.В.Колчака займет пост председателя Совета министров. До полной победы Советской власти успеет эмигрировать в Китай. Скончается в Харбине.

С чего же началась работа комисcариата? Первым делом члены "триумвирата" отправились  к арестованному губернатору, чтобы получить от него рапорт о положении дел в Томской губернии. Обстоятельства визита "Сибирская жизнь" передала очень лаконично.

Бывший губернатор любезно принял пришедших и поблагодарил за корректное отношение к нему.

Официально отставку В.Н.Дудинского оформят в конце марта 1917 года. Летом Владимир Николаевич с семьей уедет из Томска. Во время гражданской войны он примкнет к белому движению. В 1920-м эмигрирует во Францию. Затем переберется в Белград. Там и умрет в 1938 году в возрасте 77 лет. В.Н.Дудинский похоронен на кладбище, где покоится прах одного из лидеров февральской революции М.В.Родзянко и многих других русских эмигрантов "первой волны".

В начале марта 1917 года на томских улицах хотя и редко, но все еще можно было встретить людей в полицейской форме. Документы Государственного архива Томской области сохранили имена должностных лиц, до последнего исполнявших служебный долг. 5 марта полицмейстер Шеремет назначил дежурным по городу пристава Самарина.  На пяти полицейских участках дежурили офицеры Толченников, Комаров, Иванов, Мошкин и Тарасенок. Городовые Емельянов и Зайнчковский приняли наряд на служебную конюшню. Околоточный надзиратель Василевский заступил на пост в здании губернского управления. Особой надобности в этом не было. Все функции по охране порядка уже были переданы городской милиции, сформированной из студентов, служащих и рабочих.

В Петрограде во время февральских событий восставшие жестоко расправлялись с полицейскими и жандармами. Многих чинов министерства внутренних дел убили. Принадлежность к ведомству была  опасной для жизни.

В столице громили полицейские участки, уничтожали судебные и следственные архивы, жгли документы с агентурными данными. В Петрограде сгорели Литовский замок (тюрьма) и здание Окружного суда. Бытует мнение (не без оснований), что особую жестокость при погромах и в преследовании бывших чинов полиции проявляли уголовные элементы, которые вышли на свободу вместе с политическими заключенными после объявленной Временным правительством амнистии.

В Томске обошлось без насилия и массовых расправ над полицейскими. Однако отдельные аресты все же случались. 6 марта были взяты под стражу начальник губернского жандармского управления Субботин и его помощник Потоцкий. В тот же день в охранном отделении провели обыск, после которого все дела и служебная переписка были изъяты и поступили под ответственность временного городского комитета. Любопытно, сохранились ли те документы и где сейчас они могут находиться?

Несмотря на роспуск полиции, в Томске взаимодействие между новой  властью и "силовиками" продолжалось. Уездный исправник И.И.Загарин  подтвердил в рапорте, что "вверенные ему чины словом и делом докажут готовность служить новому строю". Для членов временного комитета общественного порядка исправник сделал доклад (увлекательный по форме и информативный по содержанию) о настроениях в деревнях.

Сельское население встретило приход новой власти сочувственно. Двойственное впечатление произвело отречение двух государей от престола, но никаких эксцессов не случилось. Большую тревогу вызывает готовность крестьян из пригородных деревень, ехать на телегах в Томск, если по примеру 1905 года там начнется разгром магазинов. Такие разговоры среди мужиков ведутся ежедневно..."

Вот она, пресловутая крестьянская сметка! Революция - революцией, а добро, пусть и награбленное, в хозяйстве пригодится.

Одним из первых актов Временного правительства стал указ об амнистии для политических заключенных. Из Нарымской ссылки освободились те, кто был осужден при царском режиме. Из томских тюрем вышли участники запрещенных политических партий и движений. Сколько их было всего? Точные цифры назвать трудно. В Государственном архиве Томской области есть документ о численности уголовных преступников в губернской тюрьме на 1 марта 1917 года. В графе «политические» данные отсутствуют, по арестантским отделениям сведений нет.

В Томске уже к 10 марта исчезли практически все символы царской власти. Императорский вензель был сброшен со зданий почтамта, управления Сибирской железной дороги, губернских ведомств и учебных заведений. Портреты Николая II и членов царской семьи выносились из чиновничьих кабинетов, студенческих аудиторий и присутственных мест. Акции проходили при большом скоплении народа. В городе повсюду звучали революционные речи и песни. В обиходе появляются непривычные еще слова: товарищ, гражданин, комиссар.

Все томские печатные издания пишут только о политике. Обычная городская тематика исчезла из повестки дня. Из материалов «Сибирской жизни» в эти дни невозможно понять, что происходит с ценами на продовольствие, удалось ли избежать топливного кризиса, как работают больницы и учебные заведения. Всего неделю назад именно такие новости считались главными. С марта площади газетных полос заняты сообщениями о бесконечных митингах, демонстрациях, собраниях...

5 марта по Почтамтской улице церемониальным маршем в полном составе прошел 32 Сибирский пехотный полк. Сопровождающий оркестр исполнял "Марсельезу", самую популярную песню той поры (был вариант исполнения на русском языке). Солдаты несли красные знамена с надписью: «Да здравствует Республика». За военными шли толпы ликующего народа.

Епископ Томский и Алтайский Анатолий (в миру Алексей Каменский) публично заявил о поддержке центральной революционной власти в Петрограде:

Томское духовенство приветствует Временное правительство и изъявляет готовность содействовать скорейшему установлению прочного государственного строя через Учредительное Собрание.

Судьба епископа Анатолия (1863 - 1925) будет непростой. Во время гражданской войны он станет архиепископом Иркутским и Верхоленским. В 1922 году будет приговорен большевиками к расстрелу. Смертную казнь заменили 10-летним лагерным сроком. Освободили досрочно. Некоторое время возглавлял Омскую епархию. Скончался и похоронен в Омске.

Вслед за православным духовенством, общее собрание томских мусульман утвердило текст телеграммы в адрес Временного правительства:

Мусульмане Томска горячо поддерживают новую власть за героическую инициативу в деле создания свободной России!

В Томском Технологическом институте (ныне Политехнический университет) состоялась общестуденческая сходка, на которую пришло более двух тысяч человек. На митинге приняли резолюцию:

Революция, лишь первый шаг к широкой демократизации управления страной. Признаем, что установление гарантий гражданских свобод должно быть отложено до созыва Учредительного собрания...

Томский исполнительный комитет общественного спокойствия, тем временем проводил разъяснительную работу в частях гарнизона. Делегаты выступали перед солдатами и объясняли, как могли, смысл происходящих политических перемен. Нижним чинам рекомендовалось запоминать фамилии и должности министров Временного правительства.

Судя по газетным публикациям, агитационная работа в войсках проходила успешно. К пятому марта все части томского гарнизона признали власть Временного правительства. Тем не менее, одна "накладка" произошла. Офицеров 39 пехотного полка заподозрили в измене и в желании восстановить царский режим. Вполне по-революционному, через газету "Сибирская жизнь" офицеры обратились напрямую к горожанам:

Подобные слухи имеют характер провокации и служат для проникновения анархии в нормальное течение жизни. Офицеры полка подчиняются требованиям новой власти и призывают всех без исключения идти с ней рука об руку.

Такой оказалась первая неделя революции в губернском Томске. Дальше, людей ждали новые политические потрясения и перемены - об этом в следующем выпуске хроник 1917 года.

Поддержи ТВ2!