1917 год. Квартирный вопрос испортил томичей.

Напуганное мятежом генерала Корнилова и близостью германских войск к Петрограду население столицы в поисках более спокойной жизни начинает в массовом порядке выезжать в Поволжье и Сибирь. Поток беженцев формируется и в Москве, где возникла реальная угроза голода. Об этом московские власти информировали Временное правительство:

Распределены последние запасы хлеба. Избежать катастрофы Москва может только при условии немедленного прибытия зерновых и мучных эшелонов. Имеющегося хлеба хватит на 2 - 3 дня. Наступления голода ждут два миллиона жителей.

В начале сентября 1917 года огромное количество людей направляется в центральные и восточные губернии России. Из- за недостатка подвижного состава и пассажирских вагонов руководство железных дорого решило использовать «теплушечные» составы, чтобы в них могло размещаться не менее тысячи человек. На вокзалах Петрограда и Москвы царило столпотворение. Пассажиры буквально дрались за билеты. Спекулянты взвинтили цены даже на самые дешевые места.

1917 год. Квартирный вопрос испортил томичей.

В Томск на временное проживание прибывали, как правило, представители среднего класса: преподаватели высших учебных заведений, инженеры, коммерсанты. После петроградской и московской дороговизны цены на продукты питания им казались невероятно дешевыми. А вот с поисками жилья возникали серьезные проблемы. Свободных и доступных по стоимости аренды квартир, комнат, усадеб в Томске практически не было. 

Об аренде таких апартаментов можно было только мечтать.
Об аренде таких апартаментов можно было только мечтать.
Фото: Интернет

Состоятельные «переселенцы» могли позволить себе снимать номера в гостиницах, но такое транжирство было не всем по карману. Проживание и питание в томских отелях стоило больших денег. Достаточно посмотреть на меню и прейскурант гостиницы «Европа» от 8 сентября 1917 года (все даты приведены по старому стилю).

1917 год. Квартирный вопрос испортил томичей.

Сто лет назад Томский университет, Технологический институт, Сибирские Высшие женские курсы резко увеличили набор студентов. К началу учебного года в город стали приезжать поступившие, которых ректораты и деканаты не могли разметить в надлежащих условиях. В общежитиях не было мест, многим не хватало средств на съемное жилье, вот и приходилось иногородним студентам ночевать на томских вокзалах. По причине бытовой неустроенности учащихся занятия в высших учебных заведениях перенесли на несколько недель.

Студенты Томского Технологического института (теперь Политехнический университет)
Студенты Томского Технологического института (теперь Политехнический университет)

Выходили из положения всевозможными способами. В госпитальных клиниках университета выделили помещение для расквартирования 25 студентов - медиков старших курсов. Месячную плату за такую «комфортную» казарму определили  в 15 рублей с человека. И это считалось дешево! Между прочим за такие деньги на томском рынке можно было купить пуд свежей стерляди или более 30 ведер картошки. Ну а плата за годичный курс обучения  составляла в университете 50 рублей, а в технологическом институте 100 рублей. Намного дороже высшего образования оказались съемные комнаты и квартиры. В сентябре 1917 года в Томске впервые прозвучали слова — реквизиция жилья. Городская жилищная комиссия приступила к регистрации пригодных для постоя помещений. Такая мера, по мнению властей, должна была привести к снижению непомерно выросших цен на сдаваемые квартиры, комнаты, углы и т.д. В газете «Сибирская жизнь» можно найти сведения о стоимости аренды жилья в тот период:

Квартиры месяц назад шедшие по 15 рублей, теперь сдаются за 35 - 40 рублей. Появились комнаты за 60 - 90 рублей. Такое явление небывалое для нашего города.

В первую очередь инспекторы обратили внимание на владельцев доходных домов и состоятельных горожан. Им предлагалось в добровольно - принудительном порядке брать постояльцев на подселение:

Городская жилищная комиссия считает, что зажиточные домовладельцы, без особого ущерба для себя, могут отдавать одну или несколько комнат для размещения студентов, беженцев и временных переселенцев за умеренную плату. 

Желаемого результата реквизиции не дали. Цены на сдаваемое жилье продолжали расти...

1917 год. Квартирный вопрос испортил томичей.

Куда более тревожными для простых обывателей выглядели не бытовые, а политические проблемы в стране. 1 сентября 1917 года Временное правительство объявило Россию республикой и приступило к формированию нового состава кабинета министров. Формально вся полнота государственной власти сосредоточилась в руках министра - председателя и Верховного главнокомандующего А.Ф. Керенского. Другой реальной силой стремительно становился Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов, который с 9 сентября возглавил Лев Троцкий (1879 - 1940), выпущенный по распоряжению правительства из тюрьмы. Именно он стал лидером большевиков (Владимир Ленин все еще находился в бегах). Вскоре на одном из заседаний Петросовета была принята резолюция фракции большевиков об отношении к Временному праительству. Документ содержал несколько важных пунктов:

1. От власти должны быть отстранены представители кадетов.

2. Исключительные полномочия и безответственность Временного правительства недопустимы.

3. Необходимо создание власти из представителей революционного пролетариата и крестьянства.

4. Немедленная отмена частной собственности на помещичью землю без выкупа.

5. Предложение всем воюющим странам всеобщего мира.

6. Созыв Учредительного собрания и уничтожение сословных преимуществ.

Лев Троцкий
Лев Троцкий

Заявленные цели явно противоречили политическому курсу Керенского и сулили новый государственный конфликт, еще более тяжкий, чем скоротечный и почти бескровный корниловский мятеж. В редакции «Сибирской жизни» пытались предугадать развитие событий:

За Корниловым, могут прийти последователи, быть может, менее благородные, но более решительные. И тогда твердая власть окажется не в руках отважного генерала, а в руках поздно разгаданного авантюриста.

Поводом к таким размышлениям стала публикация в московских «Известиях». Издание прямо говорило о недопустимости союза с Временным правительством:

Бесконечному бегу на месте, бесконечным переговорам и соглашениям, бесконечным попыткам соединить несоединимое пора положить конец. Пришло время установить диктатуру революционной демократии.

В первые сентябрьские дни 1917 года в томской газете «Знамя Революции» (сейчас «Красное знамя») была напечатана статья «Как мы должны разрешить вопрос власти». Автор публикации член РСДРП (б) Крутиков призывал к «прекращению сотрудничества с буржуазией и к физической ликвидации участников корниловского заговора». «Сибирская жизнь» не стала медлить с ответом и высказала свою точку зрения:

Они (большевики) продолжают заряжать людей недоверием и злобой. Они продолжают кидать в топку щедрой рукой угрозы в адрес инакомыслящих, огульно обвиняя их в контрреволюционности. Их слова открывают путь к братоубийственной войне. Да разве это не та же корниловщина? Где ваш разум и совесть, если вы призываете к гражданской бойне?

Для «Сибирской жизни» вести полемику с леворадикальными оппонентами было занятием довольно опасным. Еще в июле томские социал - демократические организации объявили газете бойкот. Доходило и до прямого насилия: закрывались киоски продающие «вредную газетенку», у разносчиков отбирались напечатанные номера. Губернские и городские власти такая ситуация похоже вполне устраивала, ведь высшие должностные лица часто критиковались в «Сибирской жизни». После того, как председатель губернского исполкома Б.М. Ган назвал «Томскую губернию самой демократической в России, в которой сосредоточены наиболее совершенные органы народной власти», «Сибирская жизнь» отреагировала мгновенно:

Величайшая скромность не позволила гражданину Гану сообщить, что Томская власть наиболее совершенная не только в российском государстве, а и во всем мире. Вот только Ган не вспоминает, как он захватил управление губернией, заняв посты председателя губ. исполкома и губернского комиссара, вопреки распоряжению Временного правительства о несовместимости в одном лице двух обязанностей.

Бойкот, объявленный «Сибирской жизни», вынудил руководство газеты обвинить административные органы губернии в умышленном препятствовании профессиональной деятельности:

Официальные учреждения и лица, такие как губернский исполком и городское народное собрание , стали во главе кампании, предпринятой против частной на легальном основании газеты, ни в чем не нарушившей существующих законов. И это власть, которая любит называть себя выборной? Губернская власть не просто препятствует деятельности частной газеты, но и возглавляет этот процесс.

1917 год. Квартирный вопрос испортил томичей.

Ну а что происходило в других сибирских городах в сентябре 1917 года? В Омске объявили траур по оставленной немцам Риге. Местная Дума призвала население на неделю отказаться от увеселений, но увидела обратную реакцию:

Город веселится. Кинематографы переполнены. В театрах идут спектакли. Ничем не проймешь улицу, как в эпоху падения Рима, жаждавшей только «хлеба и зрелищ». И то правда, нашли чем удивить —  Рига! «Кроме Риги у нас есть еще много городов» — так комментируют омские улицы свое отношение к ужасам военных поражений.

1917 год. Квартирный вопрос испортил томичей.

В Новониколаевске (Новосибирск) из квартиры председателя городского народного собрания А.К. Скворцова воры вместе с поношенным платьем и бельем похитили регалии городского головы: треуголку и фрак со шпагой стоимостью 625 рублей. В Ачинске и Красноярске в гигантских очередях за табаком дежурят все слои населения: врачи, учителя, священники, рабочие и солдаты. Цены на курево резко выросли. Настоящими виртуозами спекуляции проявили себя китайцы.Они продавали папиросы собственной набивки по 26 рублей за тысячу штук. Санитарные службы сообщали о последствиях приобретения контрабандного товара:

После курения китайских изделий многие жалуются на сильные головные боли. Выявлены случаи, когда в табак добавляли мох и сухую траву.

Табачная очередь в Москве
Табачная очередь в Москве

Видимо под впечатлением от таких газетных новостей профессор юридического факультета Томского университета И.И. Аносов 5 сентября 1917 года сделал запись в дневнике:

Как живет народ, чем — загадка. Власти говорят о скором изобилии, достаточных запасов всего, что нужно. Однако в реальности совсем другое. Голод и холод. Нищета у большинства и везде. При этом «левые» твердят: «Все будет благополучно, когда буржуазия перестанет «гадить». Но это нашей стране так на роду написано — нам всегда кто - нибудь  да гадит.

Такими были новости нескольких сентябрьских дней 1917 года. О других событиях вековой давности в следующем выпуске хроник.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?