Добрые новости
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
Поиск по сайту
Что ищем?
Искать
  1. Главная
  2. Истории
  3. 1917 год. Глашатай революции Бубликов
Истории

1917 год. Глашатай революции Бубликов

ТВ2 Алексей Багаев

28 февраля 1917 года в Петрограде был создан Временный исполнительный комитет Государственной Думы под председательством М.В.Родзянко. Новый орган власти фактически исполнял функции правительства и первым делом решил задачу информирования населения о событиях в столице. Депутату А.А.Бубликову поручили взять под контроль министерство путей сообщения. Ведомство располагало собственной, независимой от  МВД телеграфной сетью. Именно этот человек с доброй и вкусной фамилией  известил Россию о победе февральской революции.

Во все губернии за подписью А.А.Бубликова  пришли телеграммы:

По всей сети. Всем начальствующим. Военная.

Старая власть, создавшая разруху во всех областях государственной жизни, оказалась бессильной. Комитет Государственной Думы взял в свои руки создание новой власти.

В Томске после получения известия о государственном перевороте центром обсуждения произошедшего стали не городские площади или общественные заведения, а перекресток ул.Дворянской (ныне ул.Гагарина) и пер.Ямского (ныне пер. Нахановича), где находилось здание типографии и редакции "Сибирской жизни". Вот как описывал репортер газеты картину, которую видел из окна своего кабинета:

Около редакции собралась огромная толпа. Все внимательно слушали чтение телеграмм под городскими фонарями и около лампочек в витринах магазинов. На улице встретившиеся знакомые радостно жали руки. Отовсюду раздавались поздравления. Городская полиция с улиц совершенно исчезла. Порядок нигде не был нарушен. Обыватель стал гражданином.

2 марта, люди часами стояли возле типографии издания, где печатались листки телеграмм, которые приходили непрерывным потоком. Печатные машины могли делать только тысячу оттисков в час. Ленты новостей раскупались горожанами моментально. К вечеру было продано 8 тысяч телеграмм по 3 коп за штуку. Спекулянты продавали телеграммы уже по 30 коп. Номер "Сибирской жизни" от 3 марта пользовался бешеным спросом. Обычный тираж газеты составлял 14 тысяч экземпляров, а в тот день вырос до 25 тысяч и к вечеру был полностью исчерпан. Информация будоражила умы горожан.

2 марта Томский губернатор Дудинский выразил через печать готовность исполнять все распоряжения Временного исполнительного комитета Государственной Думы. Томская городская дума на чрезвычайном собрании приветствовала новую власть. Местные депутаты обязывались направить свою работу на обеспечение порядка и спокойствия и привлечь к управлению городским хозяйством широкие слои населения.

Во время экстренного совещания томские депутаты сформировали Временный городской комитет общественного порядка и безопасности под руководством адвоката Б.М. Гана. В состав комитета вошли известные в городе люди: архитектор А.Д.Крячков, купец Г.И.Ливен, предприниматель А.Ф.Громов и другие.

Настроения в Томске мало чем отличались от людских настроений в других городах страны. Для большинства населения главной неожиданностью стало отсутствие запаса прочности у царской власти. Ее смели за одну неделю. В провинции революции не сопротивлялись, скорее радовались. Практически никто не пытался защищать престол и императора. Газеты сообщали о возможном отречении Николая II, но ничего не писали о его местонахождении.

С 22 февраля император находился в Ставке Верховного Главнокомандующего в Могилеве. Через неделю он получил телеграмму от супруги. Александра Федоровна сообщала:

Известия хуже, чем когда бы то ни было. Уступки необходимы. Стачки продолжаются. Много войск перешло на сторону революции.

Императрица точно описала ситуацию. Петроградский гарнизон не сумел восстановить порядок в столице. Большинство воинских частей отказалось сражаться с восставшими и перешло на их сторону. Командующий округом генерал С.С.Хабалов телеграфировал царю в Могилев:

Число оставшихся верных долгу солдат уменьшилось до 600 человек пехоты и до 500 кавалеристов при 13 пулеметах и 12 орудиях с 80-ю снарядами.

Утром 28 февраля Николай II отправился из могилевской Ставки в Царское Село на поезде. Царский эшелон задержали на станции Дно. Уже известный А.А.Бубликов своим приказом запретил движение поездов с войсками по направлению к Петрограду.

Простояв на станции, царский поезд направился в Псков. В пути никто из ближайшего окружения императора не предлагает ему возглавить сопротивление. Наоборот, подданные убеждают Николая II как можно быстрее отречься от власти. Особенно усердствует главнокомандующий армиями Северного фронта генерал-адьютант Н.В.Рузский. В дороге государь читал многочисленные однотипные послания от своих полководцев А.Е.Эверта, А.А.Брусилова и прочих. Вот телеграмма от генерала В.В.Сахарова:

Рыдая, должен сказать, что  наиболее безболезненным выходом является решение пойти навстречу условиям отречения.

Родственники предлагали аналогичный вариант выхода из политического кризиса. Великий князь Николай Николаевич не был оригинален в просьбе:

Как верноподданный считаю по долгу присяги коленопреклоненно молить Государя отречься от короны, чтобы спасти Россию и династию.

Сделал свой выбор и Великий князь Кирилл Владимирович. 1 марта он явился к Таврическому дворцу во главе гвардейского флотского экипажа и заявил:

Как весь народ, я желаю блага России. Я разъяснил значение происходящих событий и могу сказать, что весь флотский экипаж в полном распоряжении Думы.

Николай II  рвался в Царское Село, чтобы защитить жену и детей, но на кого он мог там рассчитывать? Преданных ему и семье людей в резиденции уже не было. Посол Франции в России Морис Палеолог наблюдал, как первого марта в Петроград для выражения лояльности новой власти пришли элитные части.

Во главе шли казаки свиты, великолепные всадники, цвет казачества. Затем полк Его Величества - священный легион, назначенный для охраны особ царя и царицы. Шествие замыкалось дворцовой полицией. Это  - отборные телохранители, принимающие участие в интимной и семейной жизни властелинов, и все они заявляли о преданности новой власти, которой даже названия не знают! Позорный эпизод и унизительное поведение.

Второго марта 1917 года представители Временного исполнительного комитета А.И. Гучков и В.В. Шульгин прибыли в Псков, и были приглашены в вагон-салон царского поезда. Там уже находились генерал-адъютант Н.В.Рузский, министр императорского двора граф В.Б. Фредерикс и начальник канцелярии К.А.Нарышкин, который и вел протокол.

Его Величество, войдя в салон, милостиво поздоровался с прибывшими, и попросив всех сесть, приготовился выслушать делегатов. Первым выступил А.И. Гучков.

В народе глубокое сознание, что положение создалось ошибками власти. Единственный путь - это передать бремя верховного правления в другие руки. Ваше Величество, объявите, что передаете свою власть Вашему маленькому сыну при регентстве  великого князя Михаила Александровича. Прежде, чем на это решиться, Вам, конечно, следует хорошенько подумать, помолиться, но решиться надо не позже завтрашнего дня.

Николай II на предложение Гучкова ответил:

Я был готов на отречение в пользу своего сына, но теперь пришел к заключению, что ввиду его болезненности мне следует отречься одновременно и за себя, и за него, так как разлучаться с ним я не могу.

В разговор вступил делегат В.В. Шульгин

Разрешите нам подумать хотя бы четверть часа, если Ваш брат, великий князь Михаил Александрович,  как полноправный монарх присягнет конституции одновременно с вступлением на престол, то это будет обстоятельством, содействующим успокоению.

Второго марта 1917 года в 11 часов 40 минут ночи Николай II подписал Манифест об отречении в пользу Михаила. После этого император превратился в полковника Николая Романова, а переговорщики Гучков и Шульгин повезли документ в Петроград. В столице исполнившие миссию депутаты сошли с поезда и прямо на перроне стали кричать  приветствия "императору Михаилу". За что их едва не растерзали рабочие. Третьего марта квартиру претендента на российский престол посетили члены Временного правительства и настоятельно посоветовали Михаилу не принимать верховную власть. Никто не гарантировал ему личной безопасности. В тот же день Михаил Александрович отказался от притязаний на власть.

В мемуарах великого князя Александра Михайловича можно встретить упоминание о реакции Николая Романова на отречение брата Михаила:

"Миша не должен был делать этого. Удивляюсь, кто дал ему такой странный совет," - Это замечание, исходившее от человека, который только что отдал шестую часть Вселенной горсточке недисциплинированных солдат и рабочих, лишило меня дара речи.

В томских газетах Манифесты об отречении Николая и Михаила были напечатаны 4 марта. В городе уже шли митинги, а порядок на улицах обеспечивали отряды народной милиции. В тот день номер "Сибирской жизни" начинался со стихотворения П. Второва, котрый до этого все свои сочинения подписывал псевдонимом "Ветлужский".

Губернская столица продолжила жить в новых условиях при новой власти. О мартовских событиях в Томске, в Сибири и в России читайте в следующем выпуске хроник 1917 года.

Поддержи ТВ2!