Золото - партии?

Бывший генеральный директор Сибирского химического комбината Владимир Короткевич в зале Ленинского районного суда, комментируя обвинения в свой адрес в коммерческом подкупе, сообщил о регулярном финансировании коммерческими структурами «имеющих договорные отношения с Сибирским химическим комбинатом» северского отделения партии Единая Россия.

По словам В.Короткевича делалось это по просьбам «руководства северского отделения, и первого руководителя томского областного политсовета партии «Единая Россия»».  «Говорить про коммерческий подкуп на протяжении ряда лет смысла нет…», - добавил В.Короткевич.

Также Владимир Короткевич заявил, что "необходимую мне информацию для объяснения именно причинно-следственных связей моих действий я буду в любом случае излагать в ходе последующих судебных слушаний, и она будет достоянием СМИ.".

Мы предлагаем читателям стенограмму и аудиозапись выступления бышего генерального директора СХК в зале суда. Напомним, 19 февраля Ленинский районный суд продлил срок ареста бывшего гендиректору СХК  Владимира Короткевича до 22 апреля.

Короткевич:

- Ваша честь! За прошедшие восемь месяцев содержания в СИЗО я уже в седьмой раз (с учетом кассационных заседаний) слышал одни и те же доводы следствия и прокуратуры. Я не буду их повторять… Это становится уже скучно…

Я просто уверен, что если сегодня будет принято решение о продлении мне срока содержания в СИЗО, то это никак, ни в коей мере не декларируется процессуальной необходимостью. Я не случайно задал прокурору вопрос «Все ли свидетели допрошены?» Поскольку мы очень долго и трижды слышали о том, что около тридцати свидетелей нужно еще допросить, уверяю вас, ваша честь, что никаких других свидетелей, кроме тех, кто уже допрошен, за это время не появилось и, подозреваю, что их просто не будет. Поэтому я не очень понимаю, кто кроме обозначенных лиц как-то там чего-то боится… Процессуальной необходимости моего ареста нет. Думаю, что за восемь месяцев, учитывая профессионализм следствия, дело уже на финише и ничего там уже не сделаешь. И хоть еще раз там по какой-нибудь статье «халатность», хоть еще три раза уголовное дело возбуди суть останется одна и та же, уголовное дело – то же. Но тогда возникает вопрос: в чем же причина? По моему мнению: по тихому в СИЗО довести дело до моего участия в банальном коммерческом подкупе. Но поскольку сегодня время маленечко другое, то я позволю себе напомнить, что последние нормативные акты в области уголовно-процессуального производства не дают теперь возможности в ходе судебных слушаний запретить средствами массовой информации проведение по крайней мере аудиозаписи. Так? И таким образом дальнейшее широкое размещение озвученной информации в различных средствах массовой информации. На этот счет сегодня есть определение – если я не ошибаюсь – пленума Верховного суда: если видеозапись сегодня может запретить суд, то аудиозапись запретить никто не может. Поэтому необходимую мне информацию для объяснения именно причинно-следственных связей моих действий я буду в любом случае излагать в ходе последующих судебных слушаний, и она будет достоянием СМИ. Я только хочу подчеркнуть, что сегодня впервые… Поскольку находясь в закрытой системе, имея допуск не просто к совсекретным, а к документам особой важности, и как руководитель Департамента, в свое время, и как генеральный директор я всегда тесно взаимодействовал с федеральной службой безопасности. Вот сегодня мне, ваша честь, за эту мощную уважаемую организацию неудобно, я испытываю чувство неловкости. Потому, что применить против меня термин «узник совести»… Ну, извините! Это только про несогласных так сегодня говорят! Не надо меня к узникам совести и к диссидентам причислять. Для этого я никаких оснований, как сторонник «Единой России» и остающийся им, я, в общем-то, не давал. Поэтому я хочу сказать, что в последние годы общественно-политическая ситуация в закрытых городах Росатома (в том числе и в Северске), а также те процессы, которые после акционирования и вхождения под управляющую компанию ТВЭЛ, идут на Сибирском химическом комбинате, они просто не могли не вызвать активизации общественно-политической работы, а значит – участия в нем и Сибирского химического комбината и его руководства, и, понятно, изыскания дополнительных финансовых средств на эти цели. И чтобы не быть голословным, а уж тем более, если сегодня об этом высказывается наша уважаемая федеральная служба безопасности… Вот теперь (!) я себе гласно позволю в качестве пока (!) первого примера на этом (!) судебном заседании, которое рассматривает меру пресечения, правда, а не дело мое, сделать заявление. Первое. Под номером один…

Судья:

- Так, обвиняемый, я вас вынуждена прервать. В соответствии со статьей 252-й уголовно-процессуального кодекса, вы не вправе выходить за рамки…

Короткевич:

- Хорошо! Хорошо, тогда я заявления не делаю. Я просто прошу полковника федеральной службы безопасности в отставке, бывшего секретаря политсовета северского отделения партии «Единая Россия» Петрушева Виктора Ивановича публично в средствах массовой информации подтвердить, что по просьбе и руководства северского отделения, и первого руководителя томского областного политсовета партии «Единая Россия», мною на протяжении нескольких лет по их просьбе – по их просьбе (!) – периодически решались вопросы привлечения финансовых средств коммерческих структур, имеющих договорные отношения с Сибирским химическим комбинатом, для финансирования текущей организационной деятельности северского отделения всероссийской политической партии «Единая Россия». Я думаю, что у бывшего полковника (а бывших полковников ФСБ не бывает), наверное, хватит гражданского мужества подтвердить, что была необходимость, было взаимодействие. И говорить про коммерческий подкуп на протяжении ряда лет смысла нет…

Судья:

- Обвиняемый, я вам еще раз… Я вас предупреждаю… Я вам запрещаю…

Короткевич:

- Хорошо, заканчиваю. Поэтому, ваша честь, я могу только выразить удивление, что теперь, вдруг, по истечении восьми месяцев, появилось опасение и забота, как я понимаю, за здоровье, за жизнь так сказать этих свидетелей… По крайней мере я понимаю так, что серьезно об этом такая мощная структура даже и размышлять не может. И уж кто-кто, а я не настолько глупый человек, чтобы такими глупостями заниматься. Поэтому объяснение здесь одно, к сожалению: видимо у некоторых свидетелей появились какие-то страхи, видимо исключительно в силу внутреннего разногласия с незначительными остатками своей совести. Поэтому, ваша честь, я прошу все-таки, поскольку я заинтересован в скорейшем завершении всего этого расследования и передачи его в суд, я еще раз подтверждаю, что никакого намерения скрываться, и уж никакого намерения воздействовать физически и так далее на каких-то свидетелей за восемь месяцев ни я, ни адвокаты, ни какие-то другие доверенные лица не дали никаких поводов говорить о том, что сделана хоть единая попытка воздействия на обозначенных вот в этих мощных судебных документах, лиц. Поэтому я считаю, что в содержании меня под стражей необходимости нет, и прошу вас изменить меру пресечения на домашний арест. Спасибо, ваша честь.

 

Бывший секретарь политсовета северского отделения партии «Единая Россия» Виктор Петрушев в интервью агентству новостей ТВ2 подтвердил, что обращался к Короткевичу за финансовой помощью для партии.

По словам Петрушева, он обращался к Короткевичу каждый квартал, а деньги «шли» десятками тысяч рублей в месяц. Как подчеркнул бывший секретарь политсовета, «наличных средств никогда не было».

Для справки:

Генеральный директор СХК Владимир Короткевич и его заместитель по финансам Юрий Кунгуров были задержаны 22 июня 2012 года , в отношении них возбуждены уголовные дела о коммерческом подкупе, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Также был задержан заместитель по снабжению Леонид Романенко. По версии следствия, Владимир Короткевич и его заместители договорились и получали "откаты" от ООО "Международный центр технологий и торговли" и ЗАО «Багомес» за содействие в заключении контрактов для поставки угля предприятию. В июле 2012 года стало известно, что Следственный комитет возбудил третье уголовное дело в отношении Короткевича и Романенко. В начале ноября 2012 года следствие заявило о возбуждении четвертого уголовного дела о "коммерческом подкупе".

Дела объединены в одно производство. Короткевич и Кунгуров были арестованы. Им несколько раз продлевали срок ареста, последний - до 22 февраля. Бывшего исполнительного директора материально-технического обеспечения компании «ТВЭЛ» Тимура Букейханова отпустили под залог в 5 миллионов рублей, а Леонид Романенко находится под подпиской о невыезде.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?