Железнодорожная романтика глазами томского журналиста

В "Томских новостях" опубликован "Репортаж под стук колес":

Впервые за последние 8 лет мне довелось проехаться на поезде. Мой путь по маршруту Томск – Иркутск был не так долог, как у попутчиков, следующих по направлению Томск – Владивосток (пять суток дороги), но и полутора суток оказалось вполне достаточно, чтобы хлебнуть железнодорожной романтики и цепким взглядом журналиста зафиксировать изменения в системе РЖД.

На перроне как всегда суетливо: отъезжающие желают счастливо оставаться, провожающие – доброго пути. В воздухе витает предвкушение странствий: поскорее хочется запрыгнуть на подножку уходящего поезда, чтобы под часто сменяющиеся декорации за окном и чаёк под стук колес отправиться навстречу новым впечатлениям.

В купе воздушное настроение сменяется более приземленным: присматриваемся к попутчикам, постепенно погружая друг друга в сценарий своего маршрута. Где-то через час, благополучно завершив «гнездование» в купе, пассажиры спешат на «выход» и по узкому коридору народной тропой к «самовару».

В поезде начинается чаепитие. Тех, кто давно не ездил на ж/д транспорте, в этот момент ждет первая новость: теперь РЖД стаканами не разбрасывается. Чтобы почаевничать, недостаточно в ритме спешащего поезда дойти до проводницы. С недавних пор стакан сдается в аренду до конца поездки, но за покупку пакетика чая или кофе. Мелочь, и все же такое новшество заставило подавляющее большинство пассажиров отправляться в дорогу с походными кружками.

– В продаже есть стаканы с фирменными подстаканниками РЖД – мельхиоровые за 810 рублей, позолоченные – за 3 тыс. рублей, – как коробейник, наряду с чаем и сладостями предлагает проводница.

– Покупают ли? – удивившись расценкам, интересуюсь у проводника.

– Предлагаем, а что еще остается: зарабатывать на продаже сувенирной продукции и сопутствующих товаров – установка РЖД. Есть норма. Не выполнил, премии лишают.

Откровенность проводницы спровоцировала среди попутчиков жаркий обмен эмоциями:

– Стакан за 3 тысячи, – загудели пассажиры.– Билет из Томска до того же Иркутска в купе стоит 5 тыс. рублей, а комфорт как в плацкарте (за 1,5 тыс. рублей). Условия бы сначала создали, а потом фирменные подстаканники предлагали, глядишь, кто-нибудь бы и приобрел.

– Духота, окно открыть хочу, а его «заело» – не открывается.  Где, к примеру, кондиционеры, о которых так часто говорят представители РЖД? Где новые вагоны, которые, как обещалось, будут уже с лета 2013 года курсировать в поездах дальнего следования? – не унимались пассажиры.

Уставшая проводница, у которой, похоже, давно выработался иммунитет к подобной критике, лишь дополнила картину:

– Вагоны им новые подавай. Сначала они побегают в составе фирменного «Томича», потом уйдут на «Анапу», а вот когда от них мало что останется, отправят на другие поезда дальнего следования. Года через три ждите.

Воспринимая претензии в адрес РЖД как личное оскорбление, проводница, бурча, раздавала постельное белье. У последнего купе женщина притормозила и, повернувшись к собравшимся в вагоне пассажирам, будто бросила козырного туза:

– За биотуалеты спасибо скажите: теперь их не закрываем на станции, ходи, сколько хочешь.

 

 Иланская – узловая станция Красноярского края на Транссибе. Находится между Красноярском (до него 279 км) и Тайшетом (уже Иркутская область, от станции более 600 км).

«Если что-то нужно купить, берите здесь, – советуют бывалые неопытным пассажирам, – на других станциях торговцев нет – поразогнали».

 

Проводники, для которых за годы железнодорожной службы, лица многих продавцов стали родными, поясняют: в России борются с торговлей на ж/д путях, но Иланская пока не сдается: «Местные, как мураши, – поезд только подбирается, торгаши с тележками, сумками холодильниками тут как тут. И милиция их особо не гоняет, с пониманием относится: другой работы в Иланском практически, нет»

 

«Чужие здесь не ходят», – покрикивают торговки на подоспевшего к поезду незнакомца, решившего заработать на продаже лесной земляники. Как ни пытался, поторговать мужчине не удалось.

Оказывается, у своих здесь жесткие правила: места на перроне Иланской поделены, на пассажирах зарабатывают одни и те же торговки, ради финансовой справедливости от поезда к поезду меняя место у вагонов. Женщины рассказали: поезд Томск – Владивосток стоит минут 20, но торговля идет первые минут 10, когда пассажиры спешат на перрон и в охотку покупают товар.  Потом задача продавцов стремительно перемахнуть через пути и занять новое место на перроне: на станцию прибывает следующий состав с «кошельками», как называют пассажиров торговцы.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?