Защита настаивает на гибели. Адвокаты Геннадия Никифорова выступили в суде

В областном суде продолжились слушания по делу экс-сотрудника ОБЭП Геннадия Никифорова. Ему предъявлены обвинения в серии превышения должностных полномочий, а так же убийстве предпринимателя Игоря Вахненко. Процесс близится к завершению - сейчас идет финальная стадия - прения сторон. На прошедшем заседании право высказаться получили потерпевшие по всем вменяемым Никифорову эпизодам. А накануне перед присяжными выступала адвокат подсудимого Марина Жилко. Игорь Вахненко погиб в стенах ОБЭП, но это было не убийство - убеждает присяжных адвокат Марина Жилко. Гособвинение в своей версии опирается на судмедэкспертизу. А защитник обращает внимание присяжных на показания свидетелей. В основном, это бывшие коллеги Геннадия Никифорова. Адвокат напоминает присяжным о том, что рассказывал Сергей Гильденбрандтн - основной свидетель по делу. Когда Никифоров разговаривал с Вахненко в своем кабинете один на один, Гильденбрандт находился в соседней комнате.
Марина Жилко, адвокат Г.Никифорова: «Тут он услышал звук, как будто стул ударился о стенку и пошел выяснить, в чем дело. Этот же звук слышал Чепурин, но обращаю внимание, особо громких звуков не было!».
Как тело бизнесмена выносилось из здание? Версия защиты и версия обвинения принципиально различны. Адвокат Жилко настаивает, что его вполне могли выбросить из окна, как и утверждает ее подзащитный. Версия обвинения - что тело вынесли через задний ход на первом этаже - не подтверждается еще одним выступавшим в суде свидетелем - акцентирует адвокат. Женщиной по фамилии Тучина. В ту ночь она дежурила на проходной здания ОБЭП.
Марина Жилко, адвокат г.Никифророва: «Здесь два варианта: или этого не было и мы верим свидетелю Тучиной, или же она нам врет, потому что не услышать это невозможно».
Адвокат настаивает, что ее подзащитный если и виноват, то гораздо в меньшем степени, чем это представлено в речи гособвинителя.
Марина Жилко, адвокат Г.Никифорова: «Как бы это не прозвучало ужасно, но я хочу сказать, что само по себе то, что Никифоров не сообщил никому о том, что в его кабинете умер человек, отнюдь не доказывает, что он совершил в отношении него насильственных действий. Доказательств этому нет, все остальное, скажем так, - версии».
Чья версия убедительнее? Этот вопрос предстоит решать не профессиональным юристам, а обычным жителям нашего города - коллегии из 12 присяжных заседателей. Их вердикт, вероятнее всего, будет вынесен на следующей неделе.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?