Запрет на жизнь

Отказных детей, возможно, в ближайшее время станет больше. В августе прошлого года правительство ограничило социальные показания на прерывание беременности с большим сроком. Ожидается, что те женщины, которым разрешения на аборт не дали, от ребенка все-таки откажутся. ОТК – отказник. Некоторое время для девочки, родившейся во втором роддоме, эта аббревиатура будет именем. Ребенок в планы 18-летней мамы не входил. Она не дала ей своей фамилии, не взяла на руки, не взглянула. Более того, оказавшись в роддоме без документов, новоявленная мать не смогла подписать документы на отказ, и теперь эта девочка считается брошенной. А значит, удочерить ее будет намного сложнее.
Большая часть городских отказничков приходится на долю второго роддома. Сказывается территориальная близость социально менее благополучного района - Черемошников. Живу одна, неустроенна, материально не обеспечена - в отказных заявлениях, написанных от руки, а не на типовых бланках, проскальзывают подробности этой трагедии.
Советова Валентина, заведующая отделением патологии новорожденных первой детской больницы: «Население беднеет, матерей-одиночек становится больше. Если раньше их было 20-30, то в прошлом году уже 72 человека».
А в этом году, возможно, станет еще больше. Правда, такой прогноз врачи делают очень осторожно. Но основания есть. С августа прошлого года постановлением правительства ограничены социальные показания на прерывание беременности с большим сроком - когда это уже не просто аборт, а преждевременные роды. И теперь основанием для такого шага являются только очень веские причины: лишение будущей мамы свободы, лишение родительских прав, беременность в следствие изнасилования или гибель мужа. Бедность - теперь не порок.
Светлова Надежда, главный врач роддома им. Семашко: «Безработная женщина, отсутствие квартиры, незарегистрированный брак - это были три основных момента, по которым шло прерывание беременности до прошлого года».
Главный врач роддома им. Семашко ставит под разрешением на поздний аборт последнюю подпись. В данный момент за дверью ждет приема очередная беременная женщина. По понятным причинам мы женщину не показываем. Это постановление резко сократило шанс решить ее проблему задним числом. Количество поздних абортов уже сократилось почти в три раза. Со 157 за первый квартал прошедшего года до 50 в этом году.
Поздний аборт, или иначе преждевременные роды, делают до 26 недель. Если малыш развивается нормально, его при этом сроке можно выходить. Но такой задачи у врачей нет. Если мама решилась, и есть на то законные социальные показания, не говоря уже о медицинских - нежеланный ребенок не выживет.
А ведь очередь из бездетных семей на усыновление намного больше, чем отказничков. Если ребенок здоров и есть подписанные родной мамой бумаги - малыш может стать желанным всего за месяц. В этом случае процедура усыновления - процесс недолгий. Только бы дать ребенку этот шанс.
Врач роддома им. Семашко: «Я считаю, что если мама не хочет, она все равно от него откажется. Но к каждому нужно подходить индивидуально».
Индивидуальный подход. Действительно, кому-то для решения оставить ребенка достаточно было бы, например, реальной материальной помощи от государства. Не девяноста двух рублей в месяц, а хотя бы тысячи. Повышать рождаемость надо, но на увеличение детского пособия у правительства денег нет. А вот запретить - ничего не стоит.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?