Юрий Хардиков: "Я не боюсь своих недоброжелателей"

В " Известиях" опубликовано интервью с бывшим томичем, экс-префектом Северного округа Москвы Юрием Хардиковым.

Материал под названием Хардиков: «Я сидел в одной тюрьме с неаполитанским мафиози»: Бывший префект Северного округа столицы рассказал, как после ошибочного задержания в Италии оказался за решеткой.

Итальянские власти освободили задержанного в этой стране по запросу Интерпола бывшего префекта Северного округа Москвы Юрия Хардикова. В России его обвиняли в причастности к хищению около 1 млрд рублей у компании «Интеко», которой руководила супруга экс-мэра Москвы Юрия Лужкова Елена Батурина. Однако недавно эти обвинения были с экс-префекта сняты. Хардиков рассказал «Известиям» о том, за что он был задержан в Италии и в чем, на его взгляд, кроется причина всех его неприятностей.

— Вы живете в Прибалтике, но были задержаны в Италии. Что вас туда привело?

— Я в Италию поехал к своему другу на машине — через Германию, Австрию и Швейцарию. В последней мои документы проверяли пограничники, поскольку страна не является членом Евросоюза. И никаких проблем не возникло. В Италии я заказал себе гостиницу в городе Пескара в провинции Абруццо — приехал, зарегистрировался, лег спать, а в три часа ночи меня разбудили полицейские, забрали документы, забрали меня и отвезли в полицию. Там почти сутки я находился в одном помещении, где толком не давали ни еды, ни воды, а полицейские постоянно бегали и пытались разобраться в этой истории.

— В чем именно разобраться?

— У меня были документы о том, что я имею защиту от Евросоюза и итальянцы не вправе меня задерживать. Более того, в прошлом году мой адвокат направил в итальянское управление иммиграции письмо, в котором указывали на эту защиту с спрашивали, могу ли я приехать в Италию. И получили ответ — да, вы спокойно можете приехать! Я этот ответ переслал своему другу — тот сходил в полицию, показал, и там тоже подтвердили — нет никаких проблем. Я показал этот ответ полицейским, показал все документы, карточки и виды на жительство в Латвии и Литве — ведь там тоже есть Интерпол.

— Так в чем была причина задержания?

— Итальянцы крайне малообразованные люди. Ни на каком другом языке, кроме своего родного, они не говорят и не читают. К счастью, у меня не сразу отобрали телефоны. Я позвонил своим адвокатам — они связались и с прокуратурой в Москве, и с консульством в Риме, ведь 20 декабря следователи ГСУ ГУ МВД по Москве сняли с меня все обвинения и розыск тоже должны были отменить. Но мы, русские люди, понимаем — 20 числа все обвинения сняли, а потом все ушли бухать и про тебя просто забыли. Я русский — я это понимаю!

— Как же вы общались с полицейскими?

— Наши дипломаты мне в этом не помогли. Я только раз видел сотрудника консульства на суде. Переводчиком была украинская девушка Юля, которую знает мой друг. Она работает в ресторане и не имеет юридического образования и диплома переводчика.

— После суда вас отправили в тюрьму?

— Из полиции меня отправили в тюрьму Сан-Донато. Оттуда в суд и снова в тюрьму. Суд меня арестовал и рассматривал только один вопрос — сбегу я или нет. А вопрос о законности задержания вообще не стоял. Я им говорил — соблюдайте законы Евросоюза. Но итальянцы не смогли прочитать на английском языке о данной мне защите. Меня арестовали на неопределенный срок, хотя за меня готовы были поручиться и консульство, и мой друг-итальянец, который предлагал предоставить свой дом под домашний арест.

— В каких условиях вы содержались?

— Образно скажу так: если бы наши старики в домах престарелых и дети-сироты в интернатах имели такие питание и условия, мы могли бы с уверенностью сказать, что мы самая счастливая страна! В камере были биде, унитаз, умывальник, горячий душ. Питание: апельсины, яблоки, свежее мясо, спагетти, лазанья, тунец — всё в неограниченном количестве, хочешь есть — кушай! Спортзал, футбол, пинг-понг. Персонал Сан-Донато — уровня персонала пятизвездочного отеля, они никого не трогают, голос не повышают. Я сидел на третьем этаже, и когда меня вызывал адвокат, они подоходили к камере и вежливо говорили: «Юрий, пожалуйста — идите туда-то и туда-то на первый этаж». Без всякого конвоя. Заключенные ходят и между собой общаются, нет никаких провокаций.

— Кто были ваши сокамерники, не было ли с ними конфликтов?

— Я три года занимаюсь в Литве тайским боксом — по 12 тренировок в неделю, и могу за себя постоять! Там везде нормальные люди. Я сидел в камере с тремя албанцами. Один из них сидит уже девять лет. Двое других говорили, что скоро могут выйти. Много наркоторговцев, были грузинский вор, украинский хулиган, турок, колумбиец и африканцы. Был и неаполитанский мафиози, и осужденные за убийство. Кстати, только на днях выпустили итальянского полицейского, который незаконно отсидел 22 года, и теперь получит много миллионов евро. Про меня уже все знали через 15 минут после моего появления, объяснили мне распорядок.

— Освобождение произошло в суде?

— Нет. В тюрьме просто пришел охранник и сказал — на свободу! Собрал вещи, в камере кричали «Ура!», порадовались. Мы попрощались, пожелал всем, чтобы их тоже скорее освободили. Получил документы, вышел с пакетом на улицу и полчаса стоял, пока за мной не приехал адвокат.

— Власти принесли извинения?

— В тюрьме мне неофициально говорили: «Извините Юрий, просто так получилось!». Никто из официальных лиц мне ничего не сказал. Мои юристы будут обращаться в ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека. — «Известия») с иском о незаконном задержании. Итальянцы должны понимать, что надо читать законы и на других языках — они существуют внутри Евросоюза все-таки.

— 20 декабря в России с вас сняли обвинения по сделке с компанией «Олимп-2014». Почему с этим делом разбирались четыре года?

— Давайте вспомним, что со мной произошло. Когда я работал префектом Северного округа, я занимал принципиальную позицию по некоторым вопросам, и это не понравилось Юрию Лужкову. Меня стали преследовать — вызывал первый заммэра Виктор Коробченко и предложил написать заявление под собственному желанию или пообещал уголовное дело. Я отказался. Затем появилось некое дело — о семинаре в Подмосковье с якобы голыми официантками. Но это фантазии. Со мной стали разбираться. Любому русскому человеку понятно: устоять одному против миллиардов Елены Батуриной и административных ресурсов Лужкова — мягко говоря, непросто. Батурина пошла ва-банк и состряпала против меня второе дело. Литва признала его коррупцонным, хотя никаких связей у меня там не было. Если почитать последнее постановление следователя, следствие подтверждает: Хардиков не обманывал Батурину.

— Ждете нового давления на вас и ваших родственников?

— У меня фамилия начинается с «хард» — по-английски это «жесткий, твердый». За четыре года я ко всему привык! Я не боюсь своих недоброжелателей, ничего они со мной не сделают. Сейчас я житель Евросоюза и гражданин России. Я, конечно, приеду в Россию, но буду жить здесь (в Литве. — «Известия»).

— В Литве чем занимаетесь?

— Спортом, каждый день пишу 10 страничек для книги, у меня пять лошадок, две фирмы, развиваю туризм.

— Когда и при каких условиях вы можете вернуться на родину?

— Я живу здесь своей жизнью, и она меня устраивает. В России у меня одно дело — маму увидеть и дочку, других нет. Не знаю, когда приеду, не привязываю приезд к окончанию дела. Вот Солженицын приехал в Россию умереть. Вот, может, я так же поступлю годам к 80, если еще буду жив.

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?