Я, СЫН ТРУДОВОГО НАРОДА

«Серега,  слетай в инструменталку за разводным зубилом». С этих слов бригадира Валеры Рогалева  начался мой личный рабочий класс.

Розыгрыши в комсомольско-молодежном цехе номер 13 научно-производственного объединения прикладной механики, в городе Красноярске-26, случались разные. Про иные и не рискну рассказывать, может вы еще ребенок. А полазить-поискать разводное зубило часа два-три, под смешливым прищуром трудового коллектива,  просто цветочки пролетарского юмора. 

Я не хотел  быть рабочим. Не то, чтобы к  профессии у меня было предубеждение, просто планы на жизнь были другие. Но срезавшись после 10 класса на вступительных в университет, я ни о чем другом, кроме работы на заводе до следующего года, и не думал. По ряду причинам. Стаж, даже незначительный, но  производственный, сулил льготы при  повторном поступлении, а я все же стремился на заветный истфак. Потом, к станку располагала полученная вместе с аттестатом корочка «фрезеровщик второго разряда». И, наконец, на этом заводе уже работали три моих друга, не попавших в военные училища и другие не менее высшие учебные заведения. В общем, и тогда это было в разных смыслах полезно, а сегодня и вовсе, по причине того, что моя теперешняя профессия все больше кажется мне виртуальной, то бишь возможностей приносить  реальную пользу в журналистике сегодня  вижу все меньше и меньше, я все чаще не без гордости вспоминаю, что когда-то был неплохим фрезеровщиком. Гайки-то я точил нужные.

В восемьдесят пятом НПО ПМ было не простым предприятием. Именно там  собирали  советские космические спутники. О чем, дав по пятнадцать подписок о неразглашении,  мы рассказывали другим нашим товарищам с гордостью людей причастных к большой светлой немножко тайне. После полета «Бурана» наш генеральный получил Героя Соц. Труда, а мой наставник Валера премию в 300 рублей. Чтобы  попасть на работу на механический завод, маме пришлось подключать знакомых. В рабочие по блату. Сегодня такое возможно?

Разумеется, были в СССР заводы попроще. Зарплаты пониже. Не было одного — унижения в рабочем промысле. Я не про ту, плакатную гордость, которая мозолистой рукой держала над земным шаром знамя борьбы и труда. И не про большое советское кино или прозу. Хотя среди агиток, воспевающих труды сталеваров и лесорубов, встречались, и не так уж и редко, настоящие фильмы и книги. «И это все о нем», «Премия», «Калина красная»,  «Звездный билет»... впрочем, это же не производственные темы, а скорее нравственные, и героями решающими как им жить, по каким канонам, могли быть  и юристы с экономистами. Но авторы допустили и, видимо, были на то у них причины,  что вопросами о профессиональной чести и человеческом достоинстве задаются лесоруб Столетов и   строитель Потапов. 

Я  говорю про реальное положение людей рабочих специальностей в социальной лестнице советского общества. Причем, первое я не считаю уж совсем распрекрасным, а второе, упаси Боже, идеалом мироустройства. Но все познается в сравнении. Мой тесть когда-то машинистом водил по Казахстану сверхтяжелые поезда. Даже был представлен к ордену, но поскольку по молодости сидел, хоть и не долго, награду не получил. Но получил квартиру,  имел зарплату неплохую, пусть и вкалывал за нее, а самое главное от труда  получал радость. Потому делал работу нужную. И не только начальству. А и тому, что над ним,  что когда-то называлось Наша Страна, и был в этих словах для него смысл. А сегодня, хоть уже и числиться формально начальником депо, фактически работает за копейки на побегушках в шарашкиной конторе. Где у директоров одна цель — очередной джип. Где работяг штрафуют по поводу и без. А чтобы было всегда за что, держат самых горьких пьяниц. Где после нас хоть потоп и трава не расти. Где тесть мой, по старой привычке, умудряется работать не за жалкий оклад, а за совесть. Хотя и понимает, что незачем. Случай частный, но готов биться, чем угодно обо что хотите, вряд ли единичный.  

Стране, как твердят верха, не хватает рабочих уже сегодня, а в будущем и вовсе непонятно, кто встанет к станкам. Прохоров предложил освобождать выпускников ПТУ от призыва в армию, а  Путин пообещал в своем послании завалить экраны  воспевающими героику рабочего труда произведениями какого-никакого искусства. Можно, конечно,  перекроить «Папиных дочек» в  "девчоночек фабричных", но кино на хлеб не намажешь, да и не хлебом единым...

Стране, и об этом вертикали помалкивают, не достает РАБОЧЕГО КЛАССА. Впрочем, как и класса крестьян или интеллигенции. Независимых профсоюзов. Партий, которые всерьез могли бы бороться за права всех трудящихся. Может и не до баррикад, но по-настоящему, как  это было в Европе и США в 20 веке. Да много чего не хватает, уважения к труду, в основном.  А между тем, стоить стереть знак равенства между словами «рабочий» и «раб», как сами собой отпадут  вопросы: кому на Руси тачать сапоги или точить «Е-мобили».

 

Ну, а пока, «Мир! Труд! Май - наливай!» Как говорил мой наставник Валера Рогалев, который, между прочим, отлично играл на саксофоне в свободное от фрезерного станка время..

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?