ВЫ ДЕРЖИТЕСЬ ТАМ!

В этом районе на Черемошниках, состоящем из старых двухэтажек, уже третий месяц местные жители дежурят ночами. За две недели в апреле в их районе случилось 27 пожаров. Официально только три из них признаны поджогами, но такого количества возгораний хватило, чтобы перепугать людей.

Жители дома по улице Кедровая, 32 сами обработали свой старый двухэтажный дом противопожарной пропиткой, поэтому дом не сгорел снаружи, а выгорели только квартиры. Сами установили в подъезде противопожарную сигнализацию, она кричала во время пожара, но было поздно. Установили замок на входную дверь, чтобы ночью не было доступа в их дом, но его подожгли снаружи. Хотя сейчас им уже говорят, что это не поджог. Они живут по знакомым или в наименее пострадавшей части дома. И ждут,  когда кто-нибудь им поможет.

Эта деревянная двухэтажка была построена в 1959 году как общежитие завода измерительной аппаратуры. С тех пор дом ни разу не ремонтировался. Но до февраля 2013 года местное население жило спокойно. Пожар на Кедровой, 36 их спокойную жизнь изменил.

Двухэтажный барак по соседству сгорел в ночь на 13 февраля 2013 года. Из горящего дома были эвакуированы 60 человек. Но троих спасти не успели. Среди погибших молодой человек, который кинулся на помощь соседям. Десятки людей остались без крыши над головой. Тут же выяснилось, что расселять погорельцев некуда — в городском маневренном фонде не осталось ни одной квартиры. В итоге жильцов с Кедровой расселили по гостиницам и сьемным квартирам.

Сюжет программы "Час Пик", февраль 2013 г.:

С тех пор, дом по ул. Кедровая, 32 горел трижды. Жители начали обивать пороги с просьбой как-то их от пожаров защитить. Но в администрации им ответили, что сделать ничего не могут, и посоветовали позаботиться о себе самим. Люди сложились, купили противопожарную пропитку и обработали дом снаружи, установили противопожарную сигнализацию и замок на входную дверь. Но 20 апреля этого года — они все таки сгорели. Сейчас в доме, заняв наименее сгоревшие комнаты и собрав по соседям ту бытовую технику, что еще работает, живут всего три человека. Остальные скитаются по друзьям и родне. Пока их дом не признают аварийным, а комиссия еще не заседала, им не положено даже временное жилье в маневренном фонде.

Татьяна Рыбина, житель дома по ул. Кедровая, 32:  «В 2013 году рядом с нами сгорел барак на Кедровой, 36. После этого начались поджоги в нашем доме. Сначала на втором этаже поджигали мусор, потом на первом этаже под лестницей, но мы своими силами успевали тушить. Тогда мы написали письмо в мэрию, в РОВД и везде нам присылали отписки. Мы просили, чтобы какие-то меры приняты были, чтобы нас охраняли. В результате мы сложились своими силами, купили пропитку противопожарную, обработали дом, поэтому  он и не сгорел снаружи. Поставили противопожарную сигнализацию. Правда, она нам не помогла, когда дом горел. Она пищала, но было поздно. И поставили замок в дверь входную в дом, чтобы нельзя было ночью заходить, но это тоже не помогло, потому что нас с улицы подожгли. Администрация сказала в квартирах гари нет, только в коридорах, можно отмыть все и жить. Как тут можно жить?».

Ольга  Гузова, житель дома по ул. Кедровая, 32: «Сначала нам сказали, что была экспертиза и что это был поджог, — говорит житель дома Ольга  Гузова. — Но с тех пор больше ничего не известно. Говорили, что заводили уголовное дела, а теперь отвечают: вроде как нет уголовных дел».

Михаил Чапкин, житель дома по ул. Кедровая, 32: «У меня одна из самых пострадавших квартир. У нас 4 квартиры, которые полностью выгорели. Живу у сестры, с ее детьми и с ее мужем. А куда деваться».

Вячеслав Красильников, житель дома по ул. Кедровая, 32: «Начался пожар с пристройки, и сразу перекинулся в мою квартиру. В ней все выгорело. Но идти нам с женой некуда. Так что живем в доме, просто в другой квартире, благо места теперь много. Нам уже предложили комнату в маневренном фонде, мы с детьми туда съездили. Но там просто ужас какой-то, там ремонт нужен, и мы отказались. Лучше уж здесь, утеплимся к зиме и будем жить. Электропечь, телевизор, нашего в комнате, где мы теперь обитаем — ничего нет, все это нам дали, что еще работало, оттерли от гари как могли и пользуемся».

Жанна Гартман, житель дома по ул. Кедровая, 32: «Вчера я обращалась в администрацию Ленинского района, мне сказали маневренный фонд не выделяют, пока все экспертизы не пройдут, пока не будет заключений во всех инстанциях. Я сейчас живу у одноклассниц, у одной, второй. Вещи, которые не сгорели, оставила в гараже у знакомых, а сама скитаюсь».

Сейчас бывшие жители приходят к дому, чтобы собрать многочисленные квитанции за коммунальные услуги. И собираются их оплатить.

«Чтобы перестать платить за электроэнергию и воду нам нужно подтвердить, что дом сгорел. Получается это справка с ЖКХ, которую не дают без признания дома аварийным, а такого подтверждения пока нет», — рассказывает Михаил Чапкин.«Вчера мне позвонили: у вас задолженность. Сегодня я сходила туда, попыталась разобраться. Мне говорят: у вас же там остались приборы учета. Ну какие приборы учета, у нас там все сгорело», — рассказывает Зоя Копылова.

Вячеслав Черноус, глава Ленинского района г. Томска:

Я думаю, что этот дом скорее всего будет признан аварийным. Но это будет решать межведомственная комиссия в мэрии, пакет документов мы туда направили. Комиссия заседает раз в месяц. В этом месяце она пока не заседала. Если дом признают аварийным, он встанет в очередь на расселение. Очередь большая, в ней сейчас только по нашему району больше 70 одно- двухэтажных домов.

Как быстро движется очередь?

Расселяет дома мэрия, она объявляет аукционы на покупку квартир. На сегодняшний день, был объявлен аукцион на покупку квартир для жильцов тех домов, которые мы должны были расселить еще в 2014 году.

А сколько в этот аукцион было квартир приобретено?

Пока я еще не могу сказать, нам эту цифру не доводили. Сейчас уже не строят социальные дома, как было раньше, а приобретают жилье через аукционы — потому что это дешевле.

Пока люди ждут очереди на расселение, могут ли погорельцам  дать временное жилье в маневренном фонде?

Тем кому положено, жилье в маневренном фонде предложим, но это только при отсутствии у них другого жилья. Как было на Кедровой, 36, там по пяти квартирам нужно было принимать решение куда их расселять, а когда начали разбираться, оказалось по четырем квартирам, там у людей уже есть другое жилье. В этом случае мы не имеем право предоставлять маневренный фонд. По дому Кедровая, 32 — запросы в Росреестр мы уже отправили, не дожидаясь решения комиссии, чтобы понимать к чему нам готовиться и скольким людям нужно будет выделить маневренное жилье.

Сейчас свободное жилье в маневренном фонде есть?

С этим напряженно. В основном это дома без туалета в квартире, есть вода, отопление, но туалет на улице.

Есть информация по данному дому: это был поджог или нет?

Пока уголовного дела нет, потому что там окончательно решение еще не принято. И не факт, что это действительно поджог. Вот, например, в этом районе в течении двух недель в апреле было 27 пожаров. Из этих 27 пожаров было только три случая поджога и в двух случаях жители сами себя поджигали: один ревнивец, один по пьяни. Один случай — неисправность электроприбора. А все остальное — это короткое замыкание или неправильное обращение с электрооборудованием.

Из этого «проблемного» фонда сколько квартир муниципальные?

Примерно треть квартир — муниципальные. Но вопрос собственности не важен, когда дом
признан аварийным. Когда очередь подходит на расселение, без разницы есть у людей другое жилье или нет — всем предоставляется жилье взамен.
А застройщики сейчас вообще не активны, нет возможности расселять дома за счет застройщика?
Пока не будет ясности по дому, позиция мэрии однозначна, если окажется, что там был поджог, то никакого застройщика там вообще не будет.

Как сейчас обстоят дела с охраной этого района?

Есть договоренность с охранной фирмой «Аргус». Жителям доведены их телефоны, и даже проверена реакция: две-три минуты и машина прибывает. Пока эти договоренности с «Аргусом» в силе, охраняют они на безвозмездной основе.

Несколько лет назад этот район из ветхих двухэтажек в мэрии планировали под застройку.  Рядом активно строился новый микрорайон «Радужный» и расширением своей стройплощадки интересовалась ТДСК. Но все осталось в планах.

Александр Шпетер — ген. директор ТДСК:

«Действительно, когда прорабатывался район планировки шпалопропиточного завода, эта территория рассматривалась пошире, не только в пределах забора шпалопропиточного завода. Занималась этим вопросом мэрия. В каком состоянии этот вопрос теперь, сложно сказать, после того как тут смена власти произошла. В первую очередь, там город потерял интерес к этому району. А у нас и так есть чем заниматься , там 30 гектаров бывшего шпалопропиточного завода, мы ее застраиваем. К концу года, кстати, будет будет новый генеральный план, вот и посмотрим на планы мэрии. Но сами мы этот район не разрабатывали».

По информации мэрии г. Томска:

На территории города Томска все дома, признанные до 1 января 2012 аварийными, расселены. Сейчас расселяются дома, ждущие своей очереди с 2012 года.

В период с 1 января 2012 до 1 июня 2016 аварийными и подлежащими сносу (реконструкции) признано еще 419 многоквартирных домов. В указанных домах проживают более 8,4 тыс. граждан. На расселение этого аварийного фонда требуется более 7 млрд. рублей.

В условиях дефицита бюджета, на решение проблемы ликвидации аварийного жилищного фонда в бюджете Томска предусматривается по 94,5 млн. руб. в год. На 94,5 млн. руб., предусмотренные в городском бюджете в 2016 году, удастся переселить 105 человек в 41 благоустроенную квартиру.

 

Метки: Томск, Томская область, пожары на Черемошниках, поджоги на Черемошниках, маневренный фонд, аварийный дом, вы держитесь там.

"Телеканал "Телерадиокомпания ТВ-2". Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ТУ 70-00370 от 23.07.2015, выдано Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Томской области"

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь