Врачебная ошибка, халатность врачей повлекшая смерть

Прошу не оставить это письмо без внимания. Я, Тельцова Ольга Сергеевна, сестра погибшей, прошу помощи у всех кто может помочь, не оставить без наказанными врачей загубивших мою сестру. Вопиющий случай грубейшей врачебной халатности произошел в селе Александровском Александровского района Томской области. 09 октября 2015 года в 11 часу моей сестре Борисовой Марине Сергеевне стало очень плохо (был жидкий стул, слабость), вызвали скорую помощь, её госпитализировали в инфекционное отделение ОГФУЗ Александровской районной больницы, поступила в отделение Марина в 10.45, приняла её врач общей практики Мельниченко Олеся Николаевна, после осмотра, ей поставили предварительный диагноз отравление грибами, на кануне вечером Марина ела грибы. Марине начали ставить капельницы, уколы, оказывать медицинскую помощь при отравлении, поднимали давление. Так же её осматрел заведующий отделением врач-хирург хирургического отделения Харин Павел Николаевич, назначил ФГДС, с подозрением на кровотечение в желудке. ФГДС проводил врач-хирург поликлиники Бортников Дмитрий Алексеевич, ФГДС провести не удалось, так как Марине было очень больно, была рвотная реакция, мы пытались всячески помочь, Марина понимала как это важно. Она говорила, я понимаю, что надо, но я не могу я не специально, давайте попробуем еще, Бортников Д.А. нервничал, попытался еще раз, но безрезультатно. Собрал оборудование и ушел. Марине лучше не становилось. Я находилась с сестренкой от самой скорой и до самого конца, так же в палате находилась наша мама Гавриловская Валентина Николаевна и наша младшая сестра Лобанова Валентина Викторовна. Марина жаловалась на боли в животу, говорила болит весь живот, горят груди, не хватало воздуха. Мама попросила сделать кардиограмму, провели кардиограмму, сказали, что ничего страшного, немного тахикардия. Мы вспомнили, что на кануне она жаловалась, что тянет низ живота, я просила пригласить гинеколога, может что-то по-женски, так как у неё была миома и была операция в 2012 году, удалили одну трубу. Пришла заведующая отделением врач-акушер – гинеколог родильного отделения Корзунова Анна Алексеевна, потрогала ей живот, попросила её лечь на спину, Марина не смогла ей было очень больно и она задыхалась, Корзунова А.А. потрогала ей еще раз живот и ушла, мы ей сказали, что была операция и проблемы по гинекологии. Так же приходил реаниматолог Буров Андрей Генадьевич, смотрел назначение врача, что капают. Было принято решение провести ей УЗИ. Ближе к обеду ей подняли маленько давление и она как то лучше даже стала выглядеть. Мы реально думали, что кризис миновал. В 14.30 Марину привезли на УЗИ. УЗИ проводила врач-терапевт участковый терапевтического отделения поликлиники Козлова Наталья Николаевна, так же в кабинете находились хирург Харин П.Н., гинеколог Корзунова А.А., мед.сестра и я, я от Марины не отходила. Козлова Н.Н. сказала, что селезенка увеличена, печень увеличена, расширенный кишечник, брюшная полость чистая, жидкости не обнаружено, однозначно пищеварение, отравление пищей. После чего предложила Корзуновой А.А. провести осмотр, на что Корзунова ответила, цитирую её слова: «Что толку её смотреть, если она на спину лечь не может. Я смотреть её не буду». Марину повезли обратно в инфекционное отделение, я спросила у Козловой Н.Н., что с моей сестрой, она мне сказала, цитирую: «Отравление пищей, Вы же видите женщина большая много ест, она очень много съела пищи. Организм отторгает то, что она съела. Сейчас её будут капать и все восстановится». После УЗИ я подошла к врачу Мельниченко О.Н. спросила, как долго она может находиться в таком состоянии и что все таки с ней? Мельниченко О.Н. сказала, что в таком состоянии она может пробыть сутки- двое, а потом пойдет на поправку, что это отравление грибами. Далее ни один врач к ней не пришел, после трех Марина стала еще больше задыхаться, я говорила медичкам, что ей плохо, медсестра дала ей кислород, позвонила реаниматологу Бурову А.Г., он пришел отрегулировал краны с кислородом, сказал, что можно капать побыстрее и ушел. Около 16.00 Мариночке становилось все хуже, я уже умоляла позвать врачей, что ей очень плохо, пришла Мельниченко О.Н., я говорила Олеся может её в реанимацию, но ей же плохо, она задыхается, у неё все болит, все горит. Она сказала, сейчас позвоню реаниматологу, и начала звонить, позвала его подойти, так как больной хуже, после чего положила трубку и сказала, цитирую: «Как всегда никому ничего не надо». Реаниматолог не пришел. У Марины началась отходить жидкость изо рта и носа, Валя (сестра) пыталась что-то подставить, я стоя с другой стороны кровати подняла её голову что бы она не захлебнулась, Мельниченко О.Н. слушала её сердце и все говорила, Мариночка держись, Мариночка держись. Потом Валя крикнула- язык, почему то у меня в голове сразу возникла мысль, что она может заглотить язык и я бысто беру её двумя руками, одной рукой за голову, другой за грудь, что бы приподнять её, приподнимая, её как то всю скрутило, мышцы сильно напряглись, ноги резко вытянулись, в этот момент Мельниченко её слушает и говорит, что всё…., не могу описать, что было дальше, слезы душат. Потом все как во сне, самое страшное, что могло случиться, случилось. Её не стало. Марина умерла. Но мы ошибались, самое страшное нас ожидало еще впереди. В понедельник 12 октября я сопровождала её на вскрытие в г. Стрежевой, вскрытие проводила врач судмедэксперт Вишневская Любовь Генадьвна. При вскрытии было обнаружено: а) обильная кровопотеря б) Разрыв левой трубы в) Внематочная трубная беременность слева сроком около 10-12 недель Когда Вишневская Л.Г. сообщила мне результат вскрытия, у меня земля ушла из под ног. В нашей больнице её лечили от отравления грибами. Вишневская Л.Г. сообщила в следственный комитет и в департамент здравоохранения по Томской области о грубейшей врачебной ошибке, вопиющей халатности врачей. Вишневская Л.Г. сама была в шоке, как она мне сказала, что за 12 лет практики такой халатности она ещё не видела. По приезду в село я сразу поехала в следственный комитет написать заявление о случившемся, мне объяснили, что как только с полиции дело передадут, мне сразу позвонят, что бы я могла придти написать заявление. Вчера 13 октября 2015 года мы похоронили нашу горячо любимую дочь, сестру, маму. Нет слов, что бы писать, что мы чувствуем, зная, что она могла жить, если бы ей правильно врачи поставили диагноз, хотя их врачами трудно назвать. Они УБИЙЦЫ! Зная какая коррупция у нас в стране, где человеческая жизнь ничего не стоит, где деньги делают всё, я хочу дать огласке об этой вопиющей грубой врачебной ошибке. Я даже не могу подобрать слов, как это назвать. Мы все родственники погибшей хотим, что бы все врачи виновные в смерти Марины ответили по закону, они не должны заниматься врачебной практикой их нее место в тюрьме. Я не отступлюсь, я и моя семья мы будем бороться до конца.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?