«Военная тайна» губернатора Сергея Жвачкина

По прошествии диалога Томского профессорского собрания (ТПС) и губернатора Сергея Жвачкина трудно сказать, кому первому пришла мысль встретиться и поговорить на темы, которые являются брендом области: научно-образовательный комплекс, ТВЗ и проект «ИНО Томск 2020». Волновался, выступая со вступительным  словом, председатель правления ТПС профессор Александр Шелупанов, но волновался и глава области, выступая в непривычной аудитории – перед сотней профессоров -  «золотыми головами», как он их сам назвал.

Это было видно по его длинной сбивчивой речи (без бумажки, как он заявил, желая, видимо, завоевать доверие аудитории). Только собственное выступление в этом диалоге заняло у губернатора более часа. А всего встреча продолжалась немногим меньше двух часов. Так долго говорят, когда хотят, чтобы задавали поменьше вопросов -  из опасения попасть впросак. Их и было всего шесть, из которых дважды вопросы задавал ведущий собрание – председатель ТПС, желая повернуть разговор с абстрактных рассуждений на конкретные темы, заявленные в  начале встречи.

Для установления контакта можно было бы начать встречу с радостного события – губернатор приехал в Дом ученых из аэропорта, где только что состоялось открытие международного сектора. Тем более, что международный статус аэропорт получил только благодаря тому, что в Томске  есть особая экономическая зона, которая здесь появилась именно благодаря сложившемуся здесь научно-образовательному комплексу. Однако губернатор вспомнил об этом  только через час. И, кстати говоря, вызвал в зале довольно двусмысленные аплодисменты.

Сознание неуверенности, определившее и его волнение, проявилось и в отношении к СМИ. Губернатор дважды заметил о желательности разговора без представителей СМИ. По форме это заявление выглядело, как желание создать атмосферу доверительного разговора (как будто речь с «посвященными» шла о военной тайне), по сути же оказалось элементарной боязнью публичности, которая проявляется у людей, привыкших все решать в кабинетах, в узком кругу. Да, собственно, губернатор это и сам подтвердил, говоря, что он не политик (!?) и неоднократно намекая на особые связи в высоких кабинетах – работа, мол, идет, и вы о ее результатах еще в свое время узнаете. Недостаток публичности (в самом широком смысле слова)  - неотъемлемого свойства политических фигур такого масштаба губернатор возмещал замечаниями типа «мы с таким-то ректором на охоте…», «мы с президентом  (страны, компании)…». 

С.Жвачкин говорил долго. Обратила на себя внимание образность и метафоричность его выступления. Так он заметил, что у нас существуют как бы две параллельные прямые: одна – это наука, другая – производство. Параллельные - потому, что не пересекаются.   И сама наука, хотя и является «гордостью», но – «замедлила свое движение». «Я, - сказал губернатор, - на ощущениях чувствую, что идем куда-то не туда». Да и от особой экономической зоны,  как выяснил губернатор, проведя собственное расследование,  толку не будет, если все оставить как есть. По его словам, он побеседовал с разработчиками концепции ОЭЗ и они, по его словам,  сами признали наличие концептуальных ошибок. Правда, губернатор не уточнил, в чем суть этих ошибок. Ведь одно дело, если сама структура нынешней российской экономики такова, что не готова воспринимать разрабатываемые в особых зонах инновации, и это, по сути, говорит, о политических ошибках при выработке политического курса. И совсем другое – если ошибка носит чисто технический характер.

Собственно, уточнений для «золотых голов» не потребовалось – народ здесь понятливый и деликатный. Разворот томского инновационного форума в сторону единственного сектора, работающего с полной отдачей – сырьевого, в сторону «экономики Трубы», говорит сам за себя.  Ведь нефтяная и газовая отрасль, по словам губернатора, это «дойные коровы», а наука это пока, по его словам, «кенгуру». И вовсе не за большую сумку, как это могли бы подумать читатели, а за то, что от этого животного ждут большого прыжка.    

В духе чеховского персонажа Сергей Анатольевич сказал профессорскому собранию: «Делом надо заниматься».  Перспективу  он обозначил: «Наша с вами задача – выставить маячки». И еще – «наводить мосты между непересекающимися прямыми».

Подробного и конкретного разговора о НОКе, ТВЗ и «ИНО Томске 2020» так и не получилось. Поговорили об известном: о набережной Томи, на которой будут построены и студенческий кампус, и конгресс-холл, и отель «Хилтон». Вспомнил губернатор о «богатейшем в мире» Бакчарском железорудном месторождении, о месторождениях меркеля, бурого угля и циркония.   

Со знанием дела и с удовольствием губернатор рассказал о том, в какое время и в каких условиях нерестится рыба, поддержал решение не запрещать охоту в весеннее время. А охотникам пообещал проведение космического мониторинга с целью более удачливой охоты.

Правда, губернатор высказал одно соображение, которое не могло не порадовать аудиторию. Он сказал: «За Томь будем биться», имея ввиду давнее решение о запрете добычи гравия в русле Томи. И, кстати сказать, рассказал об истории левобережной дороги, которую раскопал, занимаясь комплексом проблем (застройкой левобережья, дорогой, добычей гравия).  

Выяснилось, что еще в 80-е годы было принято решение прекратить добычу гравия в русле Томи, а добыча его должна была осуществляться в сухоройных карьерах. Левобережная же дорога и должна была быть предназначена именно для перевозки гравия.

Встреча губернатора с профессурой оставила странное впечатление. Губернатор боится открытого общения с аудиторией, ему не близкой (учеными, журналистами), предпочитая более камерную обстановку. Но такая боязнь чревата нехорошими последствиями. Вспоминаю прежнего губернатора Виктора Кресса. У него, если учитывать высокую должность, которую он занимал, было не очень престижное образование – сельхозинститут. И начинал он свою деятельность на посту губернатора не блестяще. Но потом выправился, осмелел. Не боялся идти ни на какие контакты. Выступления его на форумах (с присутствием даже первых лиц государства) носили характер смелый, конкретный, без общих рассуждений о пользе просвещения и вреде темноты, конструктивный. Он не боялся журналистов, общался с ними охотно, хотя бывало, что ему и «прилетало». Главное его качество - В.Кресс умел учиться. И не в последнюю очередь, благодаря именно этому обстоятельству он обязан своим политическим долголетием.

Конечно, первое лицо в регионе – фигура политическая. И он не обязан быть погружен в отраслевую проблематику так глубоко, как отраслевые начальники департаментов. Но определенный уровень знания и понимания он должен иметь. У С.Жвачкина, на мой взгляд, в основном, неплохая команда, с которой можно работать, на которую можно опираться. Но для обретения большей смелости нужно выходить за пределы своего «газпромовского» кружка, влияние которого очевидно.  Ей Богу, это не принесет ничего,  кроме пользы.         

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?