Вице-губернатор обнаружил в Белом доме заразу. Часть 1

             Недавно заместитель губернатора Юрий Сухоплюев в большом выступлении по местному радио, посвященному проблемам коррупции, сообщил о том, что за 7 месяцев текущего года возбуждено 165 дел коррупционной направленности, а также познакомил и со структурой этих дел. Согласно представленной информации, больше всех берут «на лапу» работники образования (32 уголовных дела) и сотрудники МВД, которые «насотрудничили» на 35 дел.

 

Силовики знают точную цифру средней взятки

Известна и средняя сумма взяток — она составляет 13,5 тыс. руб. Из интервью не совсем понятно: это средняя цифра тех «должностных лиц невысокого ранга» числом 30, в отношении которых были возбуждены дела конкретно за взятки, или же это средняя цифра по всем делам коррупционной направленности. А то бы за потенциальных взяткодателей можно было бы порадоваться. Ведь  согласно точным данным, доведенным в прошлом году до сведения общественности бывшим начальником областного УВД Виктором Гречманом, на тот момент «средняя сумма взятки, даваемая чиновникам и должностным лицам в области, составляла 44 тыс. 447 руб.» (Точность просто поражает!). А нынче вот — ударили по загребущим «лапам».

Впрочем, ударили или нет, вопрос еще тот. Известно, что чем выше риск для взяточника, тем и ставка выше, чем риск ниже, тем и ставка, соответственно, ниже. 

В интервью обратила на себя внимание одна фраза г-на Сухоплюева. Когда ему напомнили о задержании за взятку чиновника департамента природных ресурсов, он сказал: «Этот случай открыл на многое нам глаза, эта зараза проникла и в администрацию области, это надо признать, раньше такого не было».  Такое признание не может не удивлять. Неужели раньше там в самом деле такого не было? А нам казалось, что было. Да и сам Юрий Кузьмич уже в прошлом году догадывался о многом. Когда журналист «АиФ» в ходе прошлогоднего интервью спросил его о том, «что в списке взяточников все больше стрелочников» и усомнился в том, что «у нас "первый эшелон» сплошь добропорядочный», заместитель губернатора ответил, что «неблаговидные связи отслеживаются, просто до них руки еще не дошли» и пообещал: «будут и отставки, и новые уголовные дела».

И вот: и глаза открылись, и руки дошли. Есть и отставка - от неудобного кадра решили избавиться, не дожидаясь решения суда — точно так же,  как это раньше делала КПСС, и как это сейчас делает «Единая Россия». Чистота рядов — превыше всего!

Но если ответственные чиновники, по их собственным словам, только сегодня  делают «открытия» в отношении кадров (которых, кстати сказать, они сами же и подбирали),  и, видимо, полагают, что это удивление с ними разделяют и рядовые граждане (между прочим, избиратели), то пусть на счет граждан не заблуждаются.  Они все видят. И делают свои выводы.

Тонкая нюансировка

Вот Юрий Кузьмич в интервью провел тонкую нюансировку: есть дела «коррупционной направленности», а есть дела по конкретным взяткам.  Взятка, или говоря другими словами, «барашек в конверте», хотя и практикуется по-прежнему, но участники данной трансакции демонстрируют подход грубый, я бы даже сказал, тупой. Это - день вчерашний день, подход -  не системный, сопряженный с  высоким риском. А вот «направленность» предполагает тонкую работу в «системе». Эта система настолько распространена, что новейшие исследователи всю российскую экономику называют «экономикой РОЗ» («распил», «откат» и «занос»).

Именно работа в  «системе» дает ее труженикам не только «бонусы», но и определенные гарантии безопасности, а в случае форс-мажора и возможности для широкой интерпретации понятия «коррупционная направленность». Вот, например, «радение родному человечку» - это что,  коррупция, коррупционная направленность или же радение, как таковое? Тут все зависит от политического контекста...

«Человек человеку — рознь»

Вспоминается недавняя история с двумя персонажами, один из которых  гендиректор ОАО «ЗПП «Томский» Борис Мамоян, а другой — бывший глава управления Росимущества по Томской области Михаил Нужный. Оба — наши люди, несмотря на то, что, казалось бы, возглавляли федеральные структуры. Против обоих были возбуждены уголовные дела. Поначалу эти дела имели общий криминальный эпизод — продажа госпакета акций ЗПП "Томский" (гендиректор Б.Мамоян) по заниженной (на 42 млн. руб.!) цене. М.Нужный в ходе следствия признал, что, да, в меру своих сил и возможностей посодействовал такому урезанию.

Закончилась же эта история по принципу: «мухи — отдельно, котлеты — отдельно». Дело М.Нужного было рассмотрено в «особом порядке», на закрытом судебном заседании. И хотя все предъявленные ему статьи обвинения сохранились, чиновника «наказали» условным сроком (3 года), практически только за халявную поездку на Алтай ценой в жалкие 23 тыс. руб.(стоило ли мараться?), проплаченную предпринимателем А.Рябковым. Ну, а Мамояна ему не то, чтобы простили, а учли активное сотрудничество со следствием. По словам следователя по особо важным делам областного управления следственного комитета при прокуратуре РФ О. Астафьева, «оперативно собрать внушительную доказательную базу... без содействия со стороны М. Нужного сделать было крайне сложно».

О.Афанасьев разъясняет: «Не нужно сравнивать М. Нужного, взявшего взятку, с А. Рябковым, который ему ее дал. Вот томичи пишут в Интернете: "За 23 тыс. взятки человека посадили, а М. Нужного, который едва не причинил ущерб государству на 42 млн., отпустили". Судья принимает решения, опираясь и на характеристики личностей. Человек человеку — рознь". Кто бы сомневался в том, что учитываются характеристики личностей.

Дело Б.Мамояна тоже, хотя пока и «живет», но все более и более чувствуется, что не «побеждает». Руководитель СУ СКП по Томской области П. Сбышко на пресс-конференции в октябре прошлого года прямо сказал: "По Б. Мамояну возбуждено уголовное дело по другим фактам, касаются они вопросов отчуждения объектов недвижимости, принадлежащих предприятию, которое было произведено по схеме, вызывающей большие вопросы. Явно занижены цены". То есть о сговоре с М.Нужным о том, чтобы на 42 миллиона снизить продажную цену пакета акций, уже не говорится ни слова. Речь идет только о том, что цену снизило незаконное отчуждение объектов недвижимости.

Кроме того, во время ведущегося расследования выяснилось, что у этого предпринимателя, ворочающего сотнями миллионов рублей, внезапно обнаружился недуг, не совместимый с возможностью активно участвовать в судебном расследовании.  Как сообщил 8 июля 2010 следственный комитет, «предварительное следствие по уголовному делу приостановлено на основании п.4 ч.1 ст.208 УПК РФ в связи с временным тяжелым заболеванием обвиняемого, препятствующим его участию в следственных и иных процессуальных действиях».

Наблюдая за тем, как ни шатко-ни валко идет дело, у нас нет никаких оснований не предполагать, что его выздоровление может наступить аккурат к тому сроку, как наступит «срок давности». Ведь болезнь — одновременно и «временная», и «тяжелая». А соотношение «тяжести» и «временности» может оказаться растяжимым. Тяжелое заболевание может отступить как раз к истечению срока давности инкриминируемого преступления. То есть все может закончиться так же, как закончилось уголовное преследование другого высокопоставленного чиновника - Сергея Лазарева. Там вот тоже правосудие хмурило брови, брало с подозреваемого подписку о невыезде. Потом неожиданно выяснилось, что подозреваемый живет и работает в столице, на суд в Томске прилетает на самолете, бизнес-классом, к трапу ему подают авто. Дело о 23 млн. государственных рубликов (в такую сумму была оценена криминальная приватизация котельной на Водяной, совершенная первым заместителем мэра Сергеем Лазаревым и депутатом Государственной Думы Томской области Владимиром Дурневым)  закончилось пшиком. Обвинение с С.Лазарева и В.Дурнева сняли — за истечением срока давности. Дело закрыто. Виноватых нет. 

Кто власти более ценен?

Так вот, вернемся к истории с Б.Мамояном и М.Нужным и к тому, насколько история с их уголовными деяниями оказалась для властей неожиданной. Нужно вспомнить, как они попали на свои посты. М.Нужный сменил на своем посту Александра Петрова, чиновника, редкостного по своему служебному рвению, по твердости в проведении линии закона. Мне доводилось слышать от одного человека, хорошо знакомого с положением дел в госструктурах, имевших отношение к имущественному комплексу, что А.Петров оказался одним из немногих в России на этом посту, кто избежал скамьи подсудимых — просто придраться было не к чему. Видимо, в этом и состоял его главный «порок», главная «слабость». На своем посту он не удержался — в качестве предлога для увольнения была использована известная русская слабость. Ну, а на его место пришел человек, действительно кому-то нужный. 

Геннадий Полуэктов, бывший гендиректор ЗПП «Томский» тоже был человек замечательный. Напомню, что в 90-е годы, когда казалось, что деньги нашей экономике приносит только алкоголь, в Томске работало несколько предприятий, производящих алкогольную продукцию. В то время Б.Мамоян возглавлял предприятие «Томь-Экстра». Вспоминается, что на собраниях областной думы неоднократно поднимался вопрос о помощи ликеро-водочным предприятиям, в том числе и «Томь-Экстре» — что-то дела у них никак не ладились, несмотря на то, что продукцию они выпускали высоколиквидную.

Единственное предприятие, у которого всегда было все в порядке, это был ЗПП «Томский». Зарплату здесь выплачивали вовремя, завод аккуратно платил налоги. Как-то легко состоялся переезд предприятия со старой площадки на новую. В областной думе Геннадий Николаевич выглядел обескураженным — вот плохо работающим все что-то дают, а ему, хорошо работающему, не дают ничего - мол, ты и так молодец, продолжай так же хорошо работать и дальше.

И хотя Г.Полуэктов не страдал «русской болезнью», какой-то ключ нашли и к нему. Впрочем, может быть, никакого ключа и не было — просто с руководства государственным предприятием убрали одного человека и поставили другого, тоже, как оказалось, по-своему нужного. 

В связи с Г.Полуэктовым вспоминается и другой сюжет, тоже «в тему». Он, человек в своем бизнесе авторитетный, как-то принес в областную администрацию служебную записку, в которой предлагал на базе своего предприятия создать и спиртзавод - тогда в областных верхах это была идея-фикс. Увы, записка Геннадия Николаевича канула как в черную дыру — на нее не последовало никакого ответа. Зато режим благоприятствования в силу непонятных причин (может в силу музыкальных талантов автора?)  получил проект другого завода - «Экстрасиба», который, по замыслу авторов проекта, должен был выпускать продукцию по качественным характеристикам, близкую к предельным. Чем это закончилось известно — 200 млн. бюджетных рублей канули в прорву (В «распил»? В «откат»? В «занос»?). 

…Возникают естественные вопросы, в силу каких причин  «тенорам» дают «зеленую улицу» в производстве, к пению никакого отношения не имеющего? В силу каких качеств такие люди, как Нужный  попадают на ответственные должности? Неужели магия фамилии? Почему именно им светит карьерная перспектива? Почему они такие непотопляемые? Мне кажется, я знаю ответ на этот вопрос. Но об этом – в следующий раз.

Поделитесь
Радио Свобода
TELEGRAM взрывает Россию
Радио Свобода
TELEGRAM взрыввет Россию
НОВЫЙ ПУТЬ
ЛЕЧЕНИЕ НАРКОМАНИИ, АЛКОГОЛИЗМА, ИГРОМАНИИ
Поделитесь