ВЕРНОПОДДАНЕЙШАЯ ГЛУПОСТЬ

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков объявил о том, что детский омбудсмен Павел Астахов уходит в отставку. Эхо заявления Пескова еще разносилось по коридорам Кремля и его окрестностей, когда на сайте Астахова появилось обращение семидесяти семи (!) региональных детских омбудсменов, в том числе — и томского уполномоченного — Людмилы Эфтимович. Обращение это, объемом на половину газетной страницы, адресовано Владимиру Путину, состоит из перечисления заслуг Астахова и завершается просьбой оставить упомянутого Астахова на своем посту. Что я хочу сказать по этому поводу?

Шито белыми нитками

Я положительно отношусь ко всевозможным сборам подписей в защиту кого-то или чего-то. Обращения или открытые письма, под которыми подписываются граждане, — один из инструментов того, что называется народовластие. Не главный, конечно, инструмент, но весьма важный. Как градусник, который больного не лечит, но о повышенной температуре сообщает. Мы с вами неоднократно были свидетелями (а некоторые — и участниками) всевозможных сборов подписей, в том числе, и за сохранение телекомпании тв2. Да…

В данной же ситуации меня несколько смущают три обстоятельства. Астахов, де факто — начальник всех региональных омбудсменов, и последние выступают именно в защиту своего босса, а не какого-то абстрактного хорошего человека. Во-вторых, озадачивает скорость появления такого обращения в сочетании с его же массовостью. Как и кому удалось столь быстро написать обращение, обсудить его сотоварищи, и собрать под ним семьдесят семь(!) подписей? Это ведь только на написание обращения добрых полдня должно было уйти. А сколько времени нужно было потратить, чтобы дозвониться до семидесяти семи человек? Даже если на каждый звонок тратить по пять минут, то на 77 звонков потребуется более шести часов! И, наконец, в-третьих. Обращение к президенту об Астахове размещено на официальном сайте… кого? — Правильно! Самого Астахова!

И всё вышесказанное дает нам основания предполагать, что это обращение к президенту региональных уполномоченных инспирировано самим Астаховым. Или кем-то из его окружения, что одно и то же. На местах — только взяли под козырек: рады подписаться!

Не логично

Теперь обратите внимание, что я анализирую обращение региональных омбудсменов безо всякой оценки собственно Астахова: плох ли он, хорош ли — в данном случае нам не важно. Как не важно и то обстоятельство, как вы, уважаемые читатели, относитесь к Путину. Дело в том, что и поклонники, и критики нашего президента единодушны: он никогда не принимает решений под давлением. Никогда. Точнее, именно такой образ выстраивался его пиаровцами в течение полутора  десятилетий. А теперь посмотрим на обращение уполномоченных именно в разрезе того, что Путин не принимает решений под давлением. Что мы имеем?

В случае, если вдруг выяснится, что Астахов в отставку все-таки не уйдет, критики президента  не без оснований скажут, что если президент наш своих решений под давлением не меняет, то значит весь этот цирк с якобы отставкой был задуман заранее, Песков про отставку врал, Путин всех обманул…

Если же Астахов в отставку уйдет, то критикам президента тоже будет что сказать. Как же так?! 77 (семьдесят семь) омбудсменов со всей страны, то есть подавляющее большинство российских радетелей за судьбы детей обратились к Путину, а он их мнение проигнорировал!

В общем, как ни крути — уйдет Астахов в отставку или не уйдет — всё выходит плохо. И получается, что омбудсмены своим коллективным творчеством создали  для Кремля некоторую неловкость. Нет?

Не по чину

И напоследок — не удержусь от цитаты из обращения омбудсменов к президенту: «Отставка человека, выстроившего за последние шесть с половиной лет гуманистическую систему защиты прав ребенка по всей России, может вызвать негативный резонанс в регионах и быть воспринята местными властями как руководство к действию по ликвидации института уполномоченных по правам ребенка».

Прелестно, правда?! То есть фактически региональные уполномоченные (или сам Астахов, писавший этот текст?) ставят знак равенства между собственно Астаховым и делом, которое ему поручено. Дескать мы говорим: Астахов — подразумеваем защиту детей, мы говорим: защита детей — подразумеваем Астахова…

Вот тут уж действительно, господа омбудсмены, вы не по чину хватили! В России положено быть только одному человеку, который ассоциируется со своим делом, а дело — с ним. И имя этого человека вы прекрасно знаете…

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?