В России издали уголовный кодекс с картинками

 

В свет вышел «Иллюстрированный Уголовный кодекс Российской Федерации». Уголовный кодекс РФ в новейшей редакции проиллюстрирован рисунками художника Алексея Меринова.

В "Известиях" опубликовано интервью художника-карикатуриста (о творчестве «в законе», карикатуре «на доверии», экзотической Камасутре и счастье ничегонеделания).

 

— Зачем вы взялись за столь странную работу?

— Была куча картинок, нарисованных в разные годы. На исконно-посконную отечественную вечную тему: «Воруют». Рисунки не самые плохие. Было желание как-то их сохранить, поскольку в газете они живут один день. Путем поисков и застолий родилась эта идея. К моему удивлению, довольно живучая. Ибо это уже третье переиздание.

—  Попадает ли факт такого деяния под какой-нибудь из законов?

— Дело не в самих законах — в их толковании. Есть, допустим, ст. 261 — «Уничтожение или повреждение лесных насаждений», бумаги-то сколько потрачено для этой книги. Или, может случиться, мои иллюстрации принесут какому-нибудь чиновнику невосполнимые моральные страдания. Так что гениальный постулат «был бы человек, а статья для него найдется» не отложен в дальний ящик.

 

— Случалось ли вам, «русскому художнику и матросу», как вас кличут в соцсетях, нарушать закон?

— Слаб человек. Но ничего такого, из-за чего стоит срочно надевать парик и на лыжах пересекать Финский залив, за собой не припомню. Иногда слишком буйно отмечал победы любимого клуба. Но в основном за пределами нашей Родины. То есть берегу я ее, любимую.

— На вас обижались за ваши работы? Может быть, подавали в суд или хотели побить?

— Суды были, в Москве все выиграны. В регионах — по-разному. Однажды большой дядя-чиновник углядел в Буратино себя. Этакий сеанс саморазоблачения. Проиграли с редакцией сей суд, но пока живы. Ну а чтобы в лоб получить — в художниках состоять необязательно. Достаточно быть «не с нашего района», а то и «за просто так». Вариантов, как в Уголовном кодексе, — на все случаи жизни.

 

— Кстати, о Буратино. Чем он вам так мил?

— Как последний негодяй цепляется за патриотизм, так и я, оформляя экономические, в особенности, статьи, спасаюсь пародиями или авторскими версиями сказок, басен и прочего фольклора. Потому что ни черта в этой экономике не разбираюсь. Тем более что тот же деревянный человечек — крендель интереснейший. Ну полено же поленом, а пять золотых имеет! Да к тому же сказки-то и басни, лелею надежду, знает большинство.

— Есть ли реакция на ваши карикатуры от сильных мира сего?

— Я сознательно избегаю дружеских отношений со всякого рода начальниками, политиками и функционерами. У меня приятель есть, повоевавший в разных горячих точках. Навсегда запомнил его слова: «Никогда не общайся с пленными. Прикажут его расстрелять, а ты уже всю судьбу его знаешь до третьего колена. Бац — рука и дрогнула». Я в том смысле, что общаешься ты с этим самым «сильным», потом он что-нибудь учудил — и всё. Тут ты весь на измене: рисовать надо, а жалко.

— Бывает ли, что у вас опускаются руки и падает карандаш, скажем, когда речь идет об очередной сюрреалистической инициативе какого-нибудь депутата?

— В большинстве случаев, наоборот. Специфика «производства» — чем дурнее флюиды, тем реже падает карандаш. Хотя, честно, бывает, что чувствуешь всю свою бесполезность, прочитав про очередной кульбит «кумира». Видишь в его действиях или словах абсолютное совершенство. И добавить тебе к этому уже нечего. И таких перфекционистов все больше и больше. Пойдет так и дальше — точно придется цветочки рисовать.

 

— Что в таком случае включается — юмор или злость?

— Хочется, чтобы включился юмор, зачастую, увы, превалирует злость. Юмор — вообще сложная штука, несмотря на кажущуюся легкость. Юмор в области политики сложнее в несколько раз. Я страшно не люблю слово «сатира», затертое и опошленное во времена «борьбы с отдельными недостатками». В массовом понятии карикатура — это обязательно «ржака». Почему? Совсем необязательно она должна веселить до упаду. Это просто рисунок, наполненный сюжетом, логикой, смыслом, порою парадоксальным. И злость, кстати, не так уж и плохо. Тут надо грань найти, отделяющую ее от злобы. Есть такая грань, я знаю. Не всегда, правда, видна.

— Что нужно художнику для работы в вашей стилистике, помимо юмора, и почему у нас этот жанр не так развит в отличие от Штатов, где есть даже военные художники-карикатуристы?

— А много ли в официальной бумажной прессе карикатуры? С каждым годом она оттуда потихоньку «вымывается». И редакторам лишний зуд ни к чему, и издание на их наивный взгляд выглядит посолиднее. Нужна одна, очень простая, но важная вещь: доверие между художником и редактором. Очень многие уходят в интернет. Там раздолье: нарисовал, пару клавиш нажал — и всё, «в печать». Правда, иногда планка ниже плинтуса.

— Вы большой любитель рока и блюза. Не хотите оформить чей-нибудь альбом?

— На заре нашей дружбы с Сережкой Вороновым (Crossroadz) было несколько попыток совместной работы. Но поскольку наши с ним художественные советы проходили в музкабаках, их итоги твердо и четко доложить не могу. Кстати, многие музыканты рисуют отлично. Поэтому пусть кумиры мои остаются таковыми, а я — в зале, в первых рядах, как всегда восторженный и с двумя «гиннессами».

— Артисты, как известно, зарабатывают на корпоративах. С какой коммерческой тематикой, возможно, комической, но высокобюджетной, обращались к вам?

— У меня каждый год с сентября по декабрь — елки. Новогодние календари и прочая праздничная полиграфия. Правда, у некоторых бывших заказчиков существовали иллюзии о том, что если платишь, то лучше всех знаешь, что и как художник должен изобразить. Этим — горячий привет и до свидания. Были и экзотические заказы, например Камасутра. Пока в процессе, чую, в вечном.

— Кого из карикатуристов вы почитали за учителей и готовите ли себе преемника?

— Своими учителями считаю Златковского, Пескова, Дубова, Макарова, Тюнина, Теслера. Прекрасен петербуржец Виктор Богорад. Именно они закладывали еще в советские годы то, что принято называть современной карикатурой. Или проблемной графикой. Или парадоксальным рисунком. Что касается преемника, я не настолько мастеровит, хотя, конечно, ассистента не хватает. Чтоб карандаш заточил, а лучше — в кулинарию сбегал.

— Что для художника Меринова самое любимое в жизни? Иными словами, чему бы он посвятил не карикатуру, а полноценное полотно?  

— Ничегонеделание — день, когда тебе не надо читать, смотреть, слушать все эти новости и прочие ужасы. Это такой кайф! Полотно еще не готово, но буду еще долго его писать. Ибо как закончится, тут и наступят растерянность да старость. Оно нам надо?

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ИЛЛЮСТРИРОВАННОГО УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ.

Раздел 1. Уголовный закон. Статья 10. Обратная сила уголовного закона.

 

 Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе и на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость....Подробнее читайте далее.

 

 Раздел 1. Уголовный закон. Статья 3. Принцип законности.

 

 Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим кодексом. Подробнее читайте далее.

Для справки. «Иллюстрированный Уголовный кодекс Российской Федерации». Сочетание юмора иллюстраций и сухого языка нормативных актов — благодаря «картинкам» законы читаются взахлеб. Как уточняет mann-ivanov-ferber.ru, первый раз такой кодекс  - в черно-белом исполнении - выходил в 1997 году, второй — в 2003-м. Оба издания были мгновенно распроданы, а к настоящему дню стали библиографической редкостью.

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?