Уполномочены заявить уполномоченному

Сегодня законодательная Дума Томской области наверняка примет решение об отставке регионального омбудсмена Нелли Кречетовой.

Даже маленькая сенсация не состоялась. 22 апреля, сначала комитет областной Думы по законодательству, а затем и совет Думы приняли решение включить в повестку сегодняшнего собрания вопрос о заключении специальной депутатской комиссии о наличии оснований для досрочного прекращения полномочий уполномоченного по правам человека в Томской области.

Это решение было принято несмотря на обращение Нелли Кречетовой в Думу о том, что вопрос о ее досрочной отставке не должен быть решен в исключительной спешке, всего-то за месяц.

Недоуменные вопросы о причинах крайней поспешности задали и некоторые депутаты. В частности, Галина Немцева и Семкин сказали, что многие депутаты не успели нормальным образом познакомиться с заключением спецкомиссии (оно подготовлено 18 апреля) и с письменным ответом на это заключение Нелли Кречетовой (представлено в Думу, согласно графика, утром 22 апреля). Но это депутаты, а интересующиеся граждане?

Я лично смог добыть 13-страничное заключение комиссии только через одного из депутатов. Хотя из уст докладчиков почему-то несколько раз прозвучало: "Нет же смысла пересказывать заключение".
Конечно, нет — разместите его на сайте Думы.

Так же Нелли Кречетова указывала в своем обращении, что отложить рассмотрение заключения специальной комиссии просят уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин и руководитель Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов, которые хотели бы ознакомиться с документом и лично принять участи в рассмотрении вопроса на заседании Законодательной Думы Томской области.

Однако, повторяю, даже маленькой сенсации о неспешном рассмотрении вопроса не состоялось. Несмотря на то, что продолжают поступать обращения граждан и организаций как в защиту омбудсмена, так и против нее. Несмотря на аргументированные, по существу предъявленных ей претензий, ответы Нелли Кречетовой на заседании комитета, депутаты не захотели месяц потерпеть.

Действительно, ведь решение об отставке, на мой взгляд, уже принято — осталось, как говорится, только провести голосование. И к чему в таком случае областной Думе, например, шум с заключением Владимира Лукина на депутатское заключение и с возможным давлением общественности, когда все можно быстро-тихо сделать. Пусть и не совсем, мягко говоря, красиво.

Характерно-показательная деталь — после выступления омбудсмена на заседании комитета повисло неловкое молчание. А после 20-минутного перерыва, объявленного перед голосованием, некоторые члены комитета не вернулись в зал. (И 18 марта во время голосования предложения по образованию спецкомиссии некоторые депутаты из зала вышли).
- Вышинский отдыхает, - сказал мне в коридоре один из депутатов.

Система координат

Впрочем, я не хочу эмоциональные филиппики использовать. Давайте поговорим по конторскому нудно.

О решении областной Думы 18 марта создать комиссию, которая должна мотивированное заключение о наличии либо отсутствии причин для досрочного отзыва уполномоченного по правам человека в ТО, написано и сказано уже немало.

Однако, на мой взгляд, до сих пор была упущена одна важная вещь, которая многое проясняет и оттеняет. А именно - депутаты Владимир Казаков и Алексей Федоров, выступившие с резкой нелицеприятной критикой и инициативой отставки Нелли Кречетовой, на том собрании противопоставили работу уполномоченного по правам ребенка Людмилы Эфтимович и уполномоченного по правам человека. В первом случае были исключительно восхитительные эпитеты, во втором — только ругательные.

Что ж, как гласит известный афоризм, художника надо судить по тем законам, которые он сам для себя избрал, а наказывать по общепринятым. Так что входим в предложенную систему координат: итак, краткий сравнительный анализ докладов детского и взрослого омбудсменов Томской области.

Параллели

Думаю, добросоветный критик, прочитав доклады двух уполномоченных, отметит их сходство по множеству позиций. Объем — в одном случае 76 страниц, в другом — 80.   Похожи по структуре — общее введение, статистика обращений и их характер — тематический, территориальный, работа омбудсмена по этим обращениям, посещение районов и специализированных учреждений — в одном случае, к примеру, места заключения и СИЗО, в другом — школы, детсады, выделение приоритетных вопросов для дальнейшей работы, предложения омбудсмена по тем или иным проблемам. И так далее. Цифры вполне сопоставимые.

Например, Кречетова за год получила 1446 обращений, Эфтимович — 819. Детский омбудсмен написала 227 запросов (почему-то указан 2011 год), уполномоченный по правам человека — 178. Адресаты в обеих случаях общие и профильные.

Показатели положительных решений одинаковые — 25-30%. Правда, Эфтимович посетила все муниципалитеты, а Кречетова только половину. Но зато у уполномоченного по правам человека социологический опрос есть. А вот в командировки за пределы области— такое чувство — Эфтимович побольше ездила. И оценки сопоставимые. Только три примера.

Вот, например, критики язвительно усмехались над фразой из доклада Кречетовой о том, что два года работы недостаточно «для укоренения темы прав человека как в умах населения, так и власти». Мол, раньше никто не знал о своих правах, и вот пришла мессия (слово употребил Алексей Федоров) и просветила.

А как же тогда оценивать многие фразы доклада Эфтимович, в которых прямо сказано (и засвидетельствовано примерами), что педагоги, родители, сотрудники правоохранительных органов и т. д. сплошь и рядом не понимают особого правового статуса ребенка и, более того, отказывают ребенку в этом статусе? А как вам фраза «знания школьников о своих правах носят фрагментарный и ситуативный характер, системные представления отсутствуют». Так укоренилась в умах тема прав?

Или возьмем медицинское обслуживание особых социальных групп населения. Нелли Кречетова критикует систему УФСИН, в которой, по ее утверждению, невозможно получить нормальное лечение, а Людмила Эфтимович приводит таблицу, согласно которой обеспеченность кадрами для организации коррекционного обучения удручающая. (Дефицит логопедов — 29%, социальных педагогов — 60%...). И детский омбудсмен делает вывод в адрес власти, что «отсутствие необходимых специалистов – прямое нарушение права ребёнка на нормальное развитие, особенно в сельской местности, где родители даже за отдельную плату не смогут найти нужного для реабилитации ребёнка профессионала».

Люди, освободившиеся из мест заключения, не имеют профессии и не могут найти работу. А выпускники детских домов, по замечанию депутата Олега Громова, «не знают, как дверцу холодильника открыть». И, кстати, потом активно пополняют места заключения. В общем, параллели можно проводить очень долго.

А доклады оба добротны. (На мой взгляд, у Нелли Кречетовой больше системности, у Людмилы Эфтимович — примеров).

Разница отношения

Так в чем депутаты усмотрели гигантскую разницу в работе двух уполномоченных? Самопиаром занимается? Не стал бы так называть выступления Нелли Степановны в СМИ, к тому же критики доказательств своей оценке не привели.

Участие Кречетовой в громких делах? Ну, так это же счастье, что ничего в прошлом году не случилось с детьми известных людей, к которым в силу специфики СМИ более приковано внимание журналистов, и Людмиле Эфтимович не пришлось поневоле «пиариться».

Хотя, конечно, Кречетова по натуре более медийный человек чем Эфтимович. Но ставить это в вину? Владимир Казаков и Алексей Федоров тоже, кстати, не чужды медийности — они одни из немногих депутатов, которые выступают с заявлениями почти на каждом собрании Думы.А еще на информационную скромность детского омбудсмена можно посмотреть и с другой стороны — как на недоработку. Например, можно было обратиться к СМИ с предложением осветить ту или иную ситуацию, когда при разводе супругов и разделе имущества судом, по сути, никак не учитываются права ребенка. В докладе такие примеры есть (стр. 62). Думаю, это было бы полезно и для конкретного случая, и в просветительском плане.

Омбудсмен стремится оказывать давление на суд тем, что участвует в процессах и направляет в суды свои заключения? Как минимум (!) дискуссионное утверждение. Кстати, иначе обвинение в давлении надо предъявить и уполномоченному по правам ребенка, которая, например, обращает внимание суда на то, что его решение нарушает международную Конвенцию о правах ребенка.

Обвинение в том, что основные усилия уполномоченного были сосредоточены на защите «обеспеченных и погрязших в коррупции бизнесменов-инноваторов», а не «простых граждан из малозащищенных слоев населения» не выдерживают проверку статистикой доклада и вообще являются обычным популизмом. Только этих пресловутых для ряда депутатов «простых людей» надо защищать, а представителя среднего класса — нет? А профессора?

А что стоит раздутая история о гигантских финансовых нарушениях? Ряд СМИ явно с подачи некоторых депутатов опубликовали информацию о проверках контрольно-счетной палаты, которая якобы выявила сумасшедшие суммы нецелевого использования Кречетовой денег. Разброс, правда, тоже был сумасшедшим — то 700 тысяч называли, то 70. Уполномоченный в эфире ТВ-2 назвала сумму в 8 тысяч, и никто из критиков ее не опроверг. Потому что это правда. А еще могу добавить, что, по моей информации, омбудсмен по первому приглашению аудитора приехала в контрольно-счетную палату и заплатила штраф в 4 тысячи рублей. Из личных, разумеется, средств.

И опять же для сравнения — финансовая проверка детского омбудсмена, по моей информации, показала 65,5 тысяч нецелевого использования. И депутатам, получившим документы, это известно. Но эту информацию никто не сливает в СМИ и не возмущается.(Вообще, отчеты об итогах проверок должны быть на сайте палаты, но их нет. Я во всяком случае не нашел. С учетом масштаба конфликта надо бы обязательно обнародовать официальную информацию).

И конечно же проверка финансов, инициированная депутатами, была проведена как начало целенаправленной атаки. Для понимания этого надо знать сумасшедший график плановой работы аудиторов и огромные объемы проверяемых средств: без настоятельной просьбы палата никогда бы не стала отвлекаться на внеплановую проверку небольших, по меркам их работы, средств омбудсменов.

Дух времени

Не хочу рассуждать о конспирологических причинах атаки на омбудсмена (коллеги сразу несколько назвали). Но, полагаю, они имеют место быть. Потому что версия плохой работы Кречетовой не проходит. Совсем.

Правда, при этом надо признать, что (беда это или вина Нелли Степановны) у нее не сложились отношения с большинством депутатского корпуса. Лев Пичурин определил настроение зала 18 марта, во время доклада омбудсмена, как «какое-то неприятие». Но и эта версия как причина для отставки не проходит. Совсем.
А в целом, по совокупности, этой причиной является дух нынешнего времени...

P.S. Полагаю, если бы некто мог отправлять депутатов областной Думы в отставку с такой  процессуальной легкостью и с формулировкам «в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей», а также «несоблюдением ограничений для лиц, замещающих государственные должности Томской области», то при желании этого некто зал областной Думы сильно бы опустел.

От редакции. Заключение специальной комиссии появилось на сайте Законодательной думы Томской области вечером 22 апреля.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?