УХОДЯЩАЯ НАТУРА: СКОБЛЕНЫЙ ХЭНД МЭЙД

«Хантыйская скобленка» и «полупрорезь»  — две технологии обработки бересты, вошли в 2015 году в федеральный каталог объектов нематериального культурного наследия. Заявил их в этот список от Томской области Дворец народного творчества «Авангард». Скобленку и полупрорезь сейчас уже не купишь в обычном сувенирном магазине, где продается томская береста. Ее сейчас изготавливают лишь несколько мастеров в Томской области и только на заказ.

«История одной вещи» - совместный проект с Томским краеведческим музеем.

В Томском краеведческом музее есть несколько вариантов скобленки. Это поступления от ранних сборов по области первого директора музея Михаила Шатилова. Поступления конца 1970-ых годов от известного томского мастера, который изучал скобленку и сам ее изготавливал — Валерия Гужина. И, например, туеса, привезенные в 1984 году из экспедиции в Верхнекетский район в заброшенный старообрядческий скит. Тогда потомок старообрядцев передал в музей больше тысячи предметов. По фамилии владельцев — эта старообрядческая коллекция называется «Тиуновская».

Скобленка делалась на, так называемой, красной бересте. Эта береста, которая имеет определенную структуру и цвет и заготавливается в короткий период ранней весны или поздней осени. Этот период можно не застать вообще, так что заготовка бересты для скобления — первая причина того, что ее стали редко делать. Вторая причина — трудоемкий процесс скобления. Намного проще берестяные изделия штамповать: теснить или вырезать полумеханизированным способом. Берестянщикам нужно выживать, а значит себестоимость имеет значение. И третья причина — среди потребителей почти не осталось ценителей скобленки и полупрорези.

В этнографическом отделе Томского краеведческого музея хранится два вида скобленки: селькупская и хантыйская. Отличаются они в первую очередь орнаментом. Селькупская береста была привезена в 1924 году директором музея Михаилом Шатиловым. Он в Нарымском крае проводил сборы среди мелких юрт: Пыжино – Заречное, Тюхтеревские юрты. Потом в 1926 году он съездил на Вах и оттуда привез хантыйскую бересту. За ней Миахил шатилов можно сказать «охотился», потому что уже тогда говорили, что мастеров не стало, традиция скобления утрачивается. Позднее уже в 1950-ых годах главный хранитель музея Ольга Осипова также ездила на сбор и пишет, что выкупала редкие экземпляры у старушек, потому что скобленкой уже тоже никто не занимается.

На фото: туес в стиле "полупрорезь", автор Владимир Павлов.

Собирали скобленку и по Оби и по Кети. Тогда же была подмечена особенность у бересты, сделанной селькупами на Кети. Это форма и способ оплетки. Оплетка одновременно пришивалась и к дну и стенкам и такой туес уже точно не протекал.

«Такая традиция делать оплетку существовала только на Кети. Причем эту особенность подметили местные эвенки. И уже кетские селькупы являются законодателями мод у эвенков» — рассказывает аспирант ТГПУ Анна Локтионова.

Анна Локтионова изучала южноселькупскую бересту и даже составила каталог этой бересты. Информацию и фотографии собирала по различным музеям. Но пока этот каталог отпечатан в единственном экземпляре на цветном принтере. Самиздат, 2014 г. Средств выпустить его так и не нашлось.

«Я ездила в музей Красноярска, Новосибирска, Омска. Из Российского этнографического музея и Хельсинского музея мне фотографии просто прислали. Этот альбом о бересте только южных селькупов, которые в основном проживали у нас в Томской области. Моя задача была посмотреть форму и технологию изготовления, потому что техника изготовления дольше остается чем орнамент».

Большой селькупский туес с цветочным орнаментом — это сбор 1946 года. Юрты Ганькины, река Кеть. Привезла его директор краеведческого музея Мария Елизарьева. Во время войны в музее работали только два человека: директор и сторож. И вот в 1946 году (голод, безденежье, бездорожье) для пополнения естественно-научного фонда директор ездила в Александровский район.

«Еще одно отличие селькупской и хантыйской бересты — хантыйскую всегда можно «прочесть», — продолжает свой рассказ Анна Локтионова. — Ханты всегда могут рассказать, что они изображают. Вот этот стилизованный квадратик — скорее всего медведь. Лягушка, лось, олень, оленьи рога... все это не просто орнамент. Кстати я, например, видела как один наш российский банк в качестве символа использовал один хантыйский орнамент, только видимо они не знали, что у хантов этот символ означает пенис».

Из каталога "Северная тайнопись", 2007 г.

Во Дворце народного творчества «Авангард» нам подсказали несколько мастеров, что еще могут делать скобленку. Все они живут в области.

Владимир Павлов, д. Палочка, Верхнекетский район:

— Сейчас я скобленку уже не делаю. Просто пришел к выводу, что это никому уже не нужно. Начинал возрождать скобленку в томской области Геннадий Ломанов — заслуженный художник России, он занимался живописью и параллельно берестой — скоблением. У него в Асино на деревообрабатывающем комбинате была своя художественная мастерская. У него начал работать Валерий Гужин, потом к ним присоединился и я. Нас, берестяное направление, в свое время поддержал Егор Лигачев.  Мы организовали лабораторию по развитию народных промыслов и начали развивать именно скобленку. Стали изучать хантыйские традиции, все возможные орнаментальные знаки. Это же письмо. Так скажем: холодной поздней осенью охотник пошел туда-то, за тем-то.. Скобленка это же не просто так, это целая культура, о которой нужно знать.

На фото: работа Владимира Павлова

Виктор Маслов, с. Каргасок:

— Мне в этом году удалось заготовить совсем немного красной весенней бересты. Осенью в нашей местности она не подходит для скобления. Немного в свободное время скоблю. Но моя основная работа — директор Дома детского творчества. У меня просто времени на бересту не остается. Это мое хобби. Результат которого я обычно дарю родным и друзьям, или отдаю на выставки. Продаю очень мало. Если коренные народы, им зимой нечего было делать, они сидели скоблили рисуночки, то мне некогда. Сейчас чтобы приобрести скобленку, нужно лично с мастером договариваться.

Игорь Кудрявцев, г. Асино:

— Мастеров, которые делают сейчас скобленку, осталось мало. Я обычно делаю штамповку, потому что ее лучше берут. Хотя месяца два-три назад делал туес-скобленку под городецкую роспись. Туес приехали ко мнем домой и сразу же купили.

На фото: работа Игоря Кудрявцева

В Томске скобленку делают только на предприятии «Богара ЛТД». Проблемы те же: трудности заготовить красную бересту, высокая себестоимость, и низкий спрос.

Рассказывает директор ООО «Богара ЛТД» Оксана Салищева:

Мы восстановили буквально два года назад технику полупрорези, но точно также, как и в скобленке, мы можем только штучные изделия в ней делать. Если делать в чистом виде полупрорезь или скобленку — это очень трудоемко. Человек потратит уйму времени, получается очень дорого. А спроса почти нет, вот мы и делаем их штучно. У нас осталось  практически два-три мастера, которые ее делают. Но это все уходит в европейскую часть России и в Европу.

Сейчас в «Богаре» пытаются заготовить красную бересту хотя бы тонну на год, для того чтобы, как минимум, учить мастеров и показывать, как скобленка делается. Есть мечта — сделать музей берестяного промысла. Музеи бересты есть в Мариинске, Новосибирске, а вот в Томской области такого музея нет.

Сегодня в «Богаре» смогли отыскать на складе единственный кусочек красной бересты. Мастер, специально приехавшая из Асино, показывает как делается скобленка. По нынешним временам — уникальные кадры.

Метки: Томск, Томская область, береста, Богара, Виктор Маслов, Владимир Павлов, Игорь Кудрявцев, полупрорезь, скобленка, хантыйская береста, селькупы

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь